Образ Америки в России – движение маятника

В категориях: Политика, экономика, технология

Иван Курилла

Конечно же, образ США в представлении россиян столь многогранен, что многие его стороны здесь остались за кадром. Мы не затронули американской культуры и ее влияния на культуру русскую. А ведь Америка — это родина джаза и блюза, это Голливуд и Диснейленд, Хемингуэй и Фолкнер. Отметим только не известно на чем основанное, но с позапрошлого века сидящее в головах многих россиян убеждение, что американская культура вторична.

Можно упомянуть и о том, что Америка — страна, не раз оказывавшая России продовольственную помощь. Сегодня об этом в России предпочитают не вспоминать, но США помогали ее голодающим в 1890-е, 1920-е, слали продовольствие в 1940-е (об американской кукурузе, яичном порошке и тушенке дети той войны вспоминают до сих пор) и в разгар кризиса конца 1980-х — начала 1990-х.

Различные образы Америки сосуществуют, составляя базовое «знание» русских об Америке. Однако, как показал в свое время известный культуролог Цветан Тодоров, во взгляде на Другого есть помимо знания еще по меньшей мере две «оси координат»: оценка и готовность к действию. Эти оси не зависят друг от друга, и ориентируясь на них, можно оценить динамику смены представлений о другой стране. На протяжении почти двух столетий у русских на первый план выходила то одна, то другая составляющая образа США. Причем мне представляется, что каждая неизменно отвечала задаче, в тот момент вставшей перед российским обществом.

Отношение россиян к США с их взлетами и падениями — от принятия и готовности следовать американским образцам до охлаждения, а то и отторжения, — четко коррелируют с циклами реформ и революций в России, сменяющихся контр-реформами, реакцией и застоем. Каждый период реформ — это обязательно привлечение американского опыта. Каждый период застоя — максимально полный отказ от американского опыта. Завершим нашу статью кратким экскурсом в двухсотлетнюю историю наших отношений.

Итак, первой такой эпохой, в которую Соединенные Штаты представляются Другим со знаком «плюс», страной, на которую стоит ориентироваться, была эпоха Николая I. Император дал ход амбициозной программе реформирования российской экономики. Николаевское правительство заказывало в Нью-Йорке современные пароходы, строило, опираясь на американский опыт, железные дороги, реорганизовывало армию. При Александре II, отменившем крепостное право, открывшем дорогу земству и другим либеральным институтам, российская элита с еще большим вниманием присматривалась к Америке, ориентировалась на нее.

Сменивший на троне отца Александр III встал на путь контрреформ. И император, и консерваторы, на которых он опирался, считали, что Соединенные Штаты для вольнодумцев — своего рода эталон, а значит, от Америки надо держаться подальше. Последний император Николай II придерживался того же направления. Соответственно в официальной печати все американское скорее осуждалось. Так, в порядке вещей было назвать тамошнюю избирательную систему с ее регулярной сменой президента «источником смут»[29]. Революционеры же в своей пропаганде высоко отзывались об Америке (в ранних марксистских кружках в ход шли не столько трудные для понимания работы Маркса, сколько понятные и увлекательные сочинения американского фантаста Э. Беллами[30]). Многие же недовольные (в основном евреи и немцы) эмигрировали именно в США.

Когда Гражданская война закончилась и власть большевиков утвердилась, на первый план вышли вопросы экономики. В 1920-е годы Россия восхищалась всем американским. Л. Д. Троцкий в 1927 году писал: «Советская система, подкованная американской техникой, это и будет социализм»[31]. Новая власть, оплачивая поездки в США таких «инженеров человеческих душ», как Владимир Маяковский, Борис Пильняк, Сергей Эйзенштейн, надеялась, что те сумеют из советских рабочих и служащих сделать трудоголиков американского образца. В годы индустриализации в России трудились тысячи американских рабочих и инженеров, передававших свои знания и умения советским людям.

После победы во Второй мировой отношения СССР с недавним союзником США стали быстро портиться. Как уже отмечалось, эти отношения всегда напрямую связаны российскими реформами. Сталина же интересовала не реформа, а подготовка к новой мировой войне, в которой коммунизм возьмет верх над капитализмом. И главным своим врагом и врагом СССР вождь считал Америку.

Когда же Н. С. Хрущев несколько ослабил режим и попытался провести ряд реформ, страна отчасти повернулась к Соединенным Штатам лицом. Цель была объявлена грандиозная: «Догнать и перегнать Америку». После поездки в США в 1959 году советский руководитель стал вводить повсеместное культивирование кукурузы, строить магазины самообслуживания (по модели американского супермаркета), подземные переходы, дал старт массовому жилищному строительству и производству автомобилей для личного пользования.

Реформы затормозились после смещения Хрущева и окончательно выдохлись к середине 1970-х. Все это сочеталось с охлаждением в отношениях с США. Брежневская «стагнация» не случайно совпала по времени со «вторым изданием» холодной войны.

В правление М. С. Горбачева и первой половине президентства Б. Н. Ельцина в стране шли реформы. Россия входила в демократию и рынок, и все понимали, что главные здесь эксперты — американцы. И они приняли активное участие в разработке правительственных программ 1990-х. К концу этого десятилетия отнюдь не по вине Запада реформы сошли на нет, что не помешало значительной части населения вновь изменить свое отношение к США — плюс все больше менялся на минус. Президент Путин, которого заботила в первую очередь стабильность, по-видимому, считает, что демократия с нею плохо сочетается, поэтому антиамериканская риторика была и остается одним из главных его инструментов. Слабые попытки Д. А. Медведева, в путинское окно занимавшего президентский пост, вернуть Россию на путь реформ, привели к некоторому сближению двух стран, но ненадолго.

Конечно, при очередной смене российской повестки дня многогранный образ США высветится у россиян какой-то другой стороной. Антиамериканизм будет похоронен и российско-американское сотрудничество вновь станет фактором российских реформ. Надо только не забывать, что и тому периоду новой дружбы, в свой черед, придет на смену новый антиамериканизм.

 

[29] Новая история. Курс VI и VII классов мужских и женских гимназий. Составил

К. И. Добрынин, директор Кашинского Алексеевского реального училища. М., 1914. С. 192.

[30] См.: Николюкин А. Н. Взаимосвязи литератур России и США. М., 1987.

[31] Троцкий Л. Д. Культура и Социализм. Новый мир. Кн. 1. Январь 1927 г.

 

«Отечественные записки» 2014, №4(61)

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: