В католической семье не без фарисея

В категориях: Созидая свой внутренний мир


Проблемы развода и повторного брака стали водоразделом для оппонентов и сторонников реформ Папы Франциска

Джованни Бенси

Семья становится все более сложным явлением социальной жизни, и в этом вполне отдает себе отчет Католическая Церковь. Когда-то описать понятие семьи было просто: союз мужчины и женщины, благословленный Церковью и продолжающийся до смерти одного из супругов. Этот союз имел целью продолжение рода: «Плодитесь и размножайтесь». Однополые браки были немыслимы, разводов не было, абортов и того меньше (если не считать нелегальные), супружеская неверность каралась Церковью (а нередко и светской властью), муж командовал, и жена исполняла. Сегодня же незыблемых истин как будто нет. Браки без церковного благословения стали нормой, в католических странах обычным делом стали разводы.

Лидеры Римско-Католической Церкви в наше время пытаются примирить реальность с традицией. На днях Ватикан объявил о том, что 27 августа с.г. была создана специальная комиссия по упрощению норм, регулирующих аннулирование брака. Требуется сократить число апелляций к Трибуналу священной римской роты (название ватиканского суда, контролирующего действительность бракосочетаний, подробнее об этом в «НГР» от 20.11.13). Папа Римский Франциск также созвал Третью чрезвычайную Генеральную ассамблею Синода епископов, которая состоится в Ватикане с 5 по 19 октября и будет обсуждать тему «Пастырский вызов семьи в контексте евангелизации». Речь идет об определении места семьи в современном мире, который, согласно концепции Папы Бергольо, нуждается в новой, плодотворной встрече с Евангелием.

Тема семьи в последнее время выступила на первый план в связи с вопросом, который в некатолических странах может казаться второразрядным: может ли вообще причащаться разведенный человек, а если да, то как быть с теми, кто заключил второй брак, естественно, зарегистрировав его в гражданских органах власти?

Консерваторы в Ватикане придерживаются традиционной линии: развод по своей природе – грех и приводит к исключению грешника из мистического общения с Церковью. Тот, кто согрешает дважды, вступив в повторный брак, еще больше отдаляется от Церкви и заслуживает двойного наказания.

Папа Франциск смотрит на дело по-другому. Он считает, что с разведенными и повторно вступившими в брак католиками следует общаться, вступать с ними в диалог, чтобы они сами осознали, что совершают грех. Церковь должна пойти им навстречу. Во время одного из своих недавних публичных выступлений Папа Бергольо сказал: «Святой Дух преодолевает всякое сопротивление, побеждает искушение замыкаться в самом себе, среди немногих избранных, и считать себя единственными получателями Божьего благословения». Тут Папа остановился на несколько секунд и продолжил: «Если, например, некоторые христиане поступают так и при этом кто-то говорит: «Мы избранники, только мы», – в конечном счете они умирают. Сначала они умирают душой, затем умрут и телом, потому что у них нет жизни, они не способны порождать жизнь, иных людей, другие народы, они не апостоличны». Редко когда Папа Франциск употреблял такие резкие слова, чтобы обличать своих противников-консерваторов, считающих себя столпом и утверждением истины и осуждающих всякое изменение в закоснелых структурах церковного истеблишмента.

Но контрнаступление консерваторов не заставило себя долго ждать. Они избрали в качестве поля брани ту же скользкую тему развода. В преддверии Ассамблеи епископов с нетерпением и смешанными чувствами ожидалась публикация (почти одновременно в Италии и Соединенных Штатах) книги, содержащей статьи пяти кардиналов и четырех исследователей-мирян. Книга является ответом на тезисы, изложенные другим кардиналом, хорошо известным и в России в его бытность секретарем Папского Совета по содействию христианскому единству, Вальтером Каспером. Он обнародовал свои тезисы по поручению Папы Франциска на чрезвычайной консистории 20–21 февраля с.г. Тогда Каспер призвал Католическую Церковь гармонизировать «верность Богу и Божье же милосердие» в своей пастырской деятельности по отношению к разведенным католикам, заключившим новый брак. Иными словами, «верность Богу» требует сурового отношения к грешникам, в частности – к «второбрачникам», но от Бога исходит также милосердие, требующее большой чуткости к тем, кто, быть может, неосознанно совершил грех.

Среди авторов книги, оппонирующей тезисам кардинала Каспера, находим «блюстителя» католической правоверности Герхарда Людвига Мюллера, префекта Конгрегации по вероучению, назначенного Папой Бенедиктом XVI в 2012 году и возведенного в кардинальский сан на той же февральской консистории. Другие авторы – кардиналы Рэймонд Лео Бёрк, префект Верховного трибунала апостольской сигнатуры, Вальтер Брандмюллер, бывший директор Папского комитета по историческим наукам, архиепископ Болонский Карло Каффарра и, наконец, кардинал Велазио Де Паолис. Редактор книги, глава Патристического института Augustinianum в Риме Роберт Додаро в предисловии излагает выводы группы: «Авторы этой книги едины в беспрекословном утверждении, что в Новом Завете Христос недвусмысленно запрещает развод с последующим новым браком. Это происходит на основе первоначального Божьего плана о бракосочетании». Таков основной тезис консерваторов.

Затем следует критика главного пункта программы сторонников реформ Франциска. «Милосердное» разрешение проблемы развода, поддерживаемое кардиналом Каспером (добавим: и Папой), пишут авторы книги, было известно и в древней Церкви, но фактически никто из авторов дошедших до нас текстов, которых мы считаем авторитетными, не защищает это решение. Вернее, когда они на него намекают, то чаще всего осуждают как противоречащее Писанию. Временами могут случаться злоупотребления, но сам их факт не гарантирует, что они не суть злоупотребления и тем более не пример, которому можно следовать. Кроме того, немного форсируя мысль Папы Бергольо, авторы пишут: «Милосердие Божье не освобождает нас от необходимости следовать его заветам. Поэтому гражданский брак, заключаемый после развода, имеет определенные черты прелюбодеяния и делает морально невозможным причащаться Святых Таинств. Это не правила, придуманные Церковью, а составная часть божественного закона, и Церковь не может их изменить», – убеждены кардиналы. «Восточная православная практика так называемой икономии в случаях развода и второго брака появляется скорее всего во втором тысячелетии и возникает в качестве ответа на политическое давление византийских императоров на Церковь», – продолжают авторы книги. Таким образом, один из аспектов пастырского попечительства о семье – вопрос о допуске разведенных и «второбрачников» к таинствам – стал «шифром» другого вопроса – соотношения «веры» и «милосердия» при оценке любого греха.

Книга пяти кардиналов, выступающих за восстановление ортодоксальных позиций по вопросам семьи, – не главная опасность для дела обновления, за которое ратует Папа Франциск. Авторы этой книги связаны с наиболее консервативным крылом Церкви и никогда не скрывали своих убеждений. Реальная новизна заключается в том, что эта фронда дает о себе знать именно сейчас, накануне Синода, и что вся дискуссия об обращении Церкви к миру фокусируется на вопросе о том, какой мерой милосердия следует наделять «второбрачников». Сторонники Папы Франциска обращают внимание на то, что выбор между верностью слову Божьему и милосердием по отношению к «павшим» ставится всегда, когда клирик действительно хочет вести пастырскую работу. В Ватикане считают, что Синод по вопросам семьи мог бы стать предлогом, используемым теми, кого Папа Франциск назвал фарисеями, чтобы ослабить его понтификат, который до недавнего времени казался триумфальным.

Вскоре после того, как начала распространяться книга пяти кардиналов, критикующих пастырско-попечительскую деятельность Церкви, основанную на милосердии, Папа Франциск ополчился на «книжников и фарисеев», которые доверяют лишь правилам, забывая о конкретной ситуации, в которой могут оказаться многие верующие в наше время. Выступая в Ватикане на симпозиуме, посвященном его апостольскому обращению «Evangelii Gaudium» («Радость Евангелия», программному документу своего понтификата), Папа Бергольо критиковал готовность некоторых «кодифицировать веру в правилах и инструкциях, как это делали книжники, фарисеи и законники времен Иисуса».

Ясно, что на Синоде в Ватикане речь будет идти не только о семье. В Католической Церкви все больше выделяются две тенденции. Приверженцы одной из них, связанной с буквой Писания, ни в коем случае не желают выходить за пределы догмы. Другая тенденция, назовем ее «творческой», опираясь на принцип милосердия, подразумевает более активное взаимодействие Церкви с миром ради помощи «заблуждающимся».    

 

«Независимая газета» 01.10.2014

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: