Понятие народа Божия и понятие Завета

В категориях: Трудные места



Протоиерей Александр Сорокин

 

Когда мы говорим «народ Божий», мы называем один из целого ряда синонимичных терминов, а также смежных и тесно связанных между собой, других понятий Библии. Здесь мы непременно должны привести такие слова и выражения, как «религиозная община», «Церковь», «Завет», «народ Завета». В чем смысл и близость этих понятий?

Человечество вне Бога. Читая повествование Книги Бытия об истории человеческого рода после грехопадения, мы без труда замечаем, что это история все большего и большего отпадения от Бога, финалом которого становится Всемирный потоп — событие, описанное в Библии как аналогичное по масштабу истории творения, но противоположное ему по знаку. После потопа в лице Ноя все человечество как таковое, как целое, вновь получает шанс размножаться и населять землю. Бог напутствует Ноя и его сыновей почти теми же словами, что и Адама в день творения:

«И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю и обладайте ею» (Быт. 9, 1).

И здесь итог вновь был печальным — не зная Бога, человек хочет стать единоличным хозяином мира, а это ведет к полному разделению и разобщению человеческого рода:

«И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню]. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле» (Быт. 11, 8—9).

Один из всех — Авраам. И все-таки в этой истории, наконец, наступает перелом: из всего большого, необъятного человеческого мира, у которого за плечами к тому времени уже много веков истории — истории, хотя и культурной, но вне истинного Бога, — Бог выделяет, выбирает, избирает одного единственного человека. Он останавливает на нем Свой, ничем не обусловленный, выбор и призывает вступить в особые отношения, поверив данным ему обещаниям:

«И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего [и иди] в землю, которую Я укажу тебе; и Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое, и будешь ты в благословение; Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные» (Быт. 12, 1—3).

Авраам поверил. Это все, что от него требовалось. Но это было очень много — ради этого нужно было отречься от всего (от своей «земли», «родства» и «дома отца»). Авраам стал первым и непревзойденным образцом такой веры. Все другие примеры веры в единого Бога — это следование первому примеру Авраама, повторение его опыта. Поэтому ап. Павел и называет Авраама «отцом всех верующих» (Рим. 4,11; ср. Гал. 3, 7) — не в конфессиональном, а в глубоко личном, живом, неформальном смысле слова. В лице Авраама человечество сделало первый шаг на пути веры в единого истинного Бога. С ним Бог заключил Завет, то есть вступил в особые, исключительно близкие, доверительные, по сравнению со всем окружающим миром, отношения. При этом вера Авраама, как в горниле, долго подвергалась испытаниям, вершиной которых стало требование принести в жертву Исаака — того, кто, наконец, родился не просто какдолгождан ный сын, а как единственно возможный шанс для исполнения Божьего обещания великого потомства.

Народ. Завет Бога с Авраамом был личным религиозным опытом Авраама, получившим продолжение в таком же личном опыте его сына Исаака и внука Иакова. Это был период Завета Бога с отдельными личностями, которые, однако, заметим еще раз, были связаны не просто родственными узами, а наследовали друг другу по прямой линии. Перспектива же оставалась неизменной, и о ней было сказано в самый первый момент призвания Авраама:

«Я произведу от тебя великий народ... и благословятся в тебе все племена земные».

Наследниками Завета обозначены не отдельные личности, а, во-первых, целый народ — потомство Авраама (через Исаака и Иакова), а во-вторых, и все племена земные. Получается что-то вроде концентрических кругов — Бог постепенно расширяет «сферу» Своего Завета: один человек, затем один народ, и, наконец, весь человеческий род. Период Ветхого Завета охватывает как раз эти два внутренних «круга»: завет с патриархами и завет с народом Израиля — их потомками, тогда как завет со «всеми племенами земными», хотя об этом и говорится в Ветхом Завете в пророческом смысле — это перспектива Нового Завета.

Мы не знаем, как хранили и передавали друг другу свои личные откровения и переживания Авраам, Исаак, Иаков. Скорее всего, они передавались устно, как семейная священная традиция, предание. Но мы можем утверждать, что это священное устное предание оказалось востребовано, когда с народом — потомством упомянутых патриархов — произошли события, заставившие этот народ почувствовать себя не только общностью, объединенной плотской, кровной связью, восходящей к великим праотцам, но и общностью, с которой Бог Авраама, Исаака и Иакова заключил такой же Завет, выделив из всей окружающей — мировой, человеческой — среды. Так родился народ Божий как целая общность, как религиозная община, как собрание, Церковь (ветхозаветная).

Исход из Египта — событие рождения народа Божия. Что это были за события? Зная библейскую историю, нетрудно вспомнить: это события Исхода из Египта, заключения Завета и дарования Закона на горе Синай. Именно эти события мы и должны считать событиями рождения Израиля как народа Божия и началом истории Ветхозаветной Церкви. История Авраама, Исаака и Иакова, да и вся предыдущая история выглядит по отношению к истории народа Божия как неотъемлемая предыстория, предисловие.

Как и что произошло во времена Исхода и в чем заключается основополагающее для Ветхого Завета, да и всей Библии, значение этих событий — мы рассмотрим немного позже. А пока отметим, что с этого же момента мы можем вести и историю восприятия и бережного накопления Слова Божия Церковью, целым народом, общиной.

Две Пасхи. Нельзя не упомянуть об одной напрашивающейся аналогии. Как для Священной истории Ветхого Завета праздником ее начала была Пасха (праздник воспоминания об Исходе из Египта), так и для Новозаветной истории точкой отсчета тоже является Пасха — праздник Воскресения Христова. В свое время, в курсе Нового Завета, будет показано, что историю Новозаветного Предания, также ставшего затем Писанием, нужно начинать тоже именно с Пасхи — Воскресения Христова...

Таким образом, Священная история была постепенным процессом, когда Бог терпеливо, педагогично готовил следующую, более глубокую фазу Завета с человеком. Но в то же время, была некая критическая точка, когда сделан был качественно новый шаг, рывок, событие, которое осветило смыслом все, что было до и переживалось после — Исход из Египта и рождение народа, когда Бог Авраама, Исаака и Иакова стал Богом Израилевым (т.е. целого народа), а народ стал народом Божиим.

 

Протоиерей Александр Сорокин, Введение в Священное Писание ВЕТХОГО ЗАВЕТА, Курс лекций, «ЦЕРКОВЬ И КУЛЬТУРА» СанктПетербург 2002

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: