Христианская символика российских государственных флагов

В категориях: Общество, Церковь и власть

Церковные флаги светского государства

Сергей Макин – журналист

Вот уже более 20 лет над новой Россией развевается далеко не новый флаг. Впрочем, к нему привыкли. Как писал поэт, «привычка свыше нам дана, замена счастию она». Отсюда следует вывод: привычное – еще не значит лучшее. С другой стороны, лучшее – враг хорошего. А чем хорош триколор и насколько он подходит для светского демократического государства, каким, согласно Конституции, является Российская Федерация?

Переходящее знамя

С некоторых пор День российского флага – 22 августа – отмечается у нас скромно. А какие дифирамбы исполнялись в середине 1990-х! «Под бело-сине-красным флагом <...> прошла почти вся подвижническая деятельность Петра Великого <...>. Под российским триколором сражались войска Суворова, проходила Отечественная война 1812 года...» Так писал восторженный автор в очерке с лучезарным заголовком «Цвет нации», опубликованном президентскими «Российскими вестями» 23 июля 1994 года.

Даже официальные герольды вынуждены были дать отпор неуемному восхвалению триколора: «Никогда в императорский период истории русские полки не сражались под бело-сине-красными флагами, как иногда пишется...» («Герб и флаг России. X–XX века», М., 1997). Но уже на следующий год правительственная «Российская газета» подхватила «переходящее знамя» 1812 года: «Под российским флагом <...> сражались чудо-богатыри А. Суворова и М. Кутузова» («РГ» от 19.08.98).

...В марте 1814 года парижане вывешивали из окон флаги вступавших в столицу Франции союзников – русских, австрийцев, пруссаков. Жители Парижа – кто от души, разочаровавшись в Бонапарте, а кто нехотя, жалея своего кумира, – приветствовали российскую армию бело-сине-красными флагами, перешитыми из сине-бело-красных французских триколоров (tricolore – по-французски «трехцветный»). Тем временем русские полки входили в город под своими собственными знаменами, не имевшими ничего общего с трехполосниками. Классические полковые знамена русской армии конца XVIII–XIX веков представляли собой вписанные в квадрат кресты, повторявшие форму российских орденов – святого Александра Невского, святой Анны, святого Владимира, святого Георгия. Косые лучи на знаменах именовались «углами». Чтобы различать полки, крест и углы делались самых разных цветов. Круг в центре всегда был ярко-оранжевым, солнечным.

Если неправильным было утверждение «Российских вестей» о том, что под триколором «проходила Отечественная война 1812 года», может быть, неверно и то, что под ним «прошла почти вся подвижническая деятельность Петра Великого»? В разные периоды своей жизни Петр испытывал к нему различные чувства. Но сперва выясним, откуда появился у нас трехполосный флаг.

По всей видимости, к моменту рождения царя этот флаг уже существовал. В 1693 году юный Петр подарил бело-сине-красный флаг с золотым двуглавым орлом архиепископу Холмогорскому Афанасию (Любимову). Как пишет Владимир Артамонов в книге «Символы России» (Москва, М., 1993), «при изготовлении старых русских знамен соблюдалась строгая преемственность: обветшавшие «строились» против прежнего ветхого «слово в слово»; и Петр, которому едва минуло 20 лет, еще не обрел всей полноты самодержавной власти и не мог произвольно менять государственные символы». Вполне возможно, что молодой Петр Алексеевич вытащил образец этого флага из кремлевских сундуков. Но как он там мог оказаться?

В 1667–1668 годах при отце Петра, царе Алексее Михайловиче, для плавания по Волге и Каспийскому морю строилась целая флотилия, в том числе первый российский трехмачтовый парусник «Орел». Для корабля заказали большое количество ткани красного, синего и белого цветов. Известно, что, прежде чем принять решение, какие флаги поднять над «Орлом», Боярская дума изучала флаги Британии, Дании, Швеции и Голландии. Из них только британский и голландский были сине-бело-красными. «Орел» строился по голландскому образцу, капитаном его стал голландец Давид Бутлер, и скорее всего корабельные флаги изготовили на голландский манер: с другим расположением полос и с золотым двуглавым орлом в центре. Самый первый «орлиный» флаг, по модели которого кроились остальные, мог храниться в Москве. Не исключено, что его и обнаружил юный Петр в начале 1690-х годов.

В юности Петр I использовал бело-сине-красный флаг, аналогичный голландскому красно-бело-синему. Молодой царь свято верил, что жители Нидерландов – лучшие в мире моряки и кораблестроители. Флаг, напоминающий голландский, казался Петру знаком равнения на лидера. Каково же было разочарование царя, когда, прибыв в Европу (инкогнито, под именем Петра Михайлова), он убедился: голландцы строят корабли по старинке и теорию судостроения преподать ему не могут. Об этом писал сам царь-плотник в предисловии к «Уставу морскому» 1720 года, говоря о себе в третьем лице: «Тогда зело ему стало противно, что такой дальний путь для сего восприял, а желаемого конца не достиг».

Русский человек привык топить горе в вине. Но в хмельной компании, где очутился Петр, все произошло как в русской сказке: «Что ты, Питер, так невесел, что ты голову повесил? Не горюй, нам в Англии эта наука ведома!» Такое «судьбоносное» событие описал сам царь в том же предисловии: «И по нескольких днях прилучилось быть его величеству на загородном дворе купца Яна Тесинга в компании, где сидел гораздо не весел, ради вышеписанной причины. Но когда между разговорами спрошен был, для чего так печален, тогда оную причину объяснил. В той компании был един англичанин, который, слыша сие, сказал, что у них в Англии сия архитектура так в совершенстве, как и другие, и что кратким временем научиться можно. Сие слово его величество зело обрадовало, по которому немедленно в Англию поехал…»

Царь не мог допустить, чтобы флаг России напоминал флаг страны, столь много потерявшей в его глазах, и не мог не задуматься о создании для своего Отечества новых флагов – уже не голландского, а британского образца. Впрочем, помогли ему в этом и Нидерланды. Известна любовь молодого Петра к Амстердаму. Он и Петербург-то построил в надежде сделать его похожим на пронизанную каналами столицу Голландии. В гербе Амстердама – три белых (серебряных) косых креста. Они, безусловно, должны были запасть Петру в душу. А в Британии он снова увидел косой крест…

Внимание Петра привлек флаг Шотландии, входивший составной частью в общебританский. То был белый косой крест на синем фоне – крест апостола Андрея, небесного покровителя шотландцев. Святого Андрея почитали и в России, называя его первым проповедником христианства на российских землях. Андрей считался первым из апостолов, Христос позвал его в ученики прежде других, отчего тот и получил прозвище Первозванный. Петр I решил заручиться поддержкой столь чтимого святого и изменил шотландский флаг с точностью до наоборот. Так скорее всего и родился синий косой крест на белом фоне – Андреевский, кормовой флаг российских боевых кораблей.

Правда, в уже упоминавшейся книге «Герб и флаг России. X–XX века» говорится: «Сомнительно влияние шотландского Андреевского креста (белого на синем поле) на русский. Андреевский крест был общеевропейской эмблемой». Тут хотелось бы поспорить. Ведь примерно в то же время царь учреждает и первый российский орден, посвященный апостолу Андрею. В исследовании Ивана Спасского «Иностранные и русские ордена до 1917 года» (Л., 1963) приводится неопровержимый факт: «Первый русский орден Андрея Первозванного появился в 1698-м или 1699-м годах, а намерение создать его Петр I высказывал, еще находясь в Англии. <...> Вводная часть проекта статута (то есть описания ордена, порядка его награждения и ношения. – «НГР»), составленного за недосугом только в 1720 году, разъясняла, что орден учреждается «наипаче» по той причине, что древний шотландский орден святого Андрея «пресекся».<...> Таким образом, в Москве имело место как бы возобновление иностранного ордена». Если Петр переиначил шотландский орден, что мешало ему перелицевать и шотландский флаг? Судя по всему, именно это он и сделал.

Для носового флага, гюйса, Петр выбрал сочетание цветов, обратное общебританскому. В то время британский флаг несколько отличался от современного, на нем еще не было косого «разорванного» красного креста святого Патрика – небесного покровителя Ирландии. До начала XIX века британский флаг («Юнион Джек») представлял собой сочетание английского прямого красного креста святого Георгия, небесного покровителя Англии, с шотландским косым крестом. Итак, Петр перелицевал британский флаг, заручившись поддержкой еще и Георгия Победоносца. Вид российского гюйса не оставляет сомнений: Петр I сделал флаг Великой России похожим на флаг Великой Британии, тогдашней владычицы морей.

«Слава Богу за исправление нашего стандарта»

В 1699 году по возвращении из Европы Петр лично нарисовал два флага. Первый – трехполосный с указанием цветов («белое, синее, червленое», то есть красное). Второй – тоже полосатый, но пересеченный косым андреевским крестом, как бы перечеркнутый. Царь пытался соединить несоединимое, наложив Андреевский флаг на трехцветный, однако впоследствии стал открыто предпочитать флаг святого Андрея. Тем не менее он считал, что флага с крестом, соединяющим четыре угла, Россия будет достойна только после выхода к четвертому морю, Балтийскому (вдобавок к Белому, Каспийскому и Азовскому). В 1703 году, после занятия устья Невы и основания Санкт-Петербурга, Петр признал Андреевский флаг заслуженным и с радостью писал соратникам: «Слава, слава Богу за исправление нашего стандарта (то есть штандарта, знамени. – «НГР»), который во образе креста святого Андрея исправити благоволил».

Исправить можно только ошибку: следовательно, царь-реформатор считал любимый флаг реформаторов 1990-х годов неудачным, хотя и продолжал его использовать. Все-таки бело-сине-красный флаг был связан с его молодостью, а всем нам дорого то, что напоминает о золотых днях юности. Петр I не нашел в себе сил расстаться с бело-сине-красным флагом и передал его коммерческому флоту. До революции триколор назывался коммерческим, торговым или купеческим флагом. Любопытно, что на картине Репина «Бурлаки на Волге» такой флаг развевается над баржей, которую тащит оборванный люд. Причем висит флаг вверх ногами, белой полосой вниз.

В 1883 году галломан Александр III отказался от черно-желто-белого флага своего отца Александра II и повелел считать торговый флаг, похожий на знамя его любимой Франции, национальным. Он стал называться именно национальным, а не государственным, чтобы даже своим наименованием отличаться от государственного знамени Российской империи – золотого стяга с черным двуглавым орлом. В таком качестве триколор просуществовал 34 года – срок невеликий.

В 1896 году при Министерстве юстиции Российской империи заседало Особое совещание для выяснения вопроса о русских государственных цветах. Верноподданные члены Особого совещания решили, в частности, привести все российские флаги к общему знаменателю – триколору. Они даже раскритиковали другое детище Петра I – гюйс. В журнале заседаний читаем: «Гюйс наших военных судов есть как бы повторение английского гюйса, с другим распределением тех же цветов. Английский же гюйс есть в то же время английский национальный флаг (Union Jack). Состоя из трех крестов – святого Георгия, покровителя Англии, святого Андрея, покровителя Шотландии, и святого Патрика, покровителя Ирландии, этот флаг представляет собой эмблематическое изображение Соединенного Королевства Великобританского… Наш гюйс <...> не имеет для нас особенного значения и лишь вызывает мысль о неуместной подражательности английскому флагу. Казалось бы поэтому, что его следует вывести из употребления и заменить народным флагом (триколором. – «НГР») меньших размеров, как это введено на военных судах всех других морских держав: Англии, Франции, Германии, Соединенных Штатов, Швеции, Норвегии и прочих».

Аналогично хотели поступить с кормовым Андреевским флагом. Против этого резко выступил один из участников совещания, генерал-майор Кротков: «Перемена военных флагов всегда является, когда в какой-либо стране произошли крупные политические перемены». Особое совещание заметило в ответ: «Для введения в чем-либо некоторых улучшений нет, кажется, необходимости ждать важных политических событий». Обсуждали, сравнивали, предлагали… В итоге все оставили по-прежнему. Во флагах царской России наблюдался полный разнобой. Как и во флагах России демократической.

Светское? Демократическое?

Одной из положительных черт российского (да и французского) триколора считается то, что он внеконфессиональный. В самом деле, на флаге Соединенного Королевства целых три креста, но королева Великобритании является главой Англиканской Церкви. Флаг Израиля – отображение талита, иудейской накидки для молитвы, но иудаизм в стране – государственная религия. Президент Российской Федерации не является главой Православной Церкви, в стране нет государственной религии. Однако странно: хотя современная Россия, согласно Конституции, светское государство, на ее флагах фигурируют кресты. На Андреевском флаге – косой крест, на гюйсе – косой и прямой, на новых полковых знаменах, представляющих собой прежнее сочетание креста с углами, в сущности, соединение прямого креста с косым.

А что означает триколор? Нередко три полосы на российском флаге расшифровывают как три христианские добродетели – «вера, надежда, любовь» (сверху вниз). Божественное, связанное с верой, в символике действительно изображается белым цветом (в геральдике – серебро), но нередко и желтым (золото). Надежда – синим (хотя чаще зеленым), а любовь – красным (червлень). Имеется и другая трактовка, сходная с первой: полосы триколора символизируют три мира – божественный, небесный и земной (опять же сверху вниз). Возможно и так, хотя Христос постоянно говорит об Отце Небесном, а не Наднебесном.

Доктор исторических наук Александр Дегтярев, автор издававшихся в 1994, 1997 и 2000 годах большими тиражами книг о российском флаге (одно из изданий даже избрали в качестве школьного пособия), предложил еще одну сакральную концепцию. Он связал триколор с московским гербом. Белая полоса, по Дегтяреву, соответствует белому коню святого Георгия (или, если хотите, всадника), синяя – его плащу, красная – полю щита герба Москвы.

Одной из самых популярных является следующая расшифровка: три полосы – символ Белой, Малой и Великой Руси, то есть Белоруссии (белая полоса), Украины (синяя) и Великороссии (красная полоса). Но, во-первых, такая трактовка подходила для империи, сегодня же три этих страны – самостоятельные государства. Во-вторых, едва ли в царской России поставили бы белорусский и украинский цвета выше русского. В этом смысле хромает и гипотеза Дегтярёва: коня не могли расположить выше наездника.

А может, хватит гадать? Какое значение вкладывали в трехполосный флаг тогда, когда он появился, – в XVII веке? Не подлежит сомнению, что российский триколор появился под влиянием голландского. Сегодня флаг Нидерландов красно-бело-синий, а в XVII столетии был и оранжево-бело-синий вариант. Оранжевый – цвет принцев Оранских, правителей Голландии. Оранжевая полоса означала верховенство династической идеи. В России красный цвет был царским. Но даже Боярская дума не могла поставить монархический цвет выше божественного. По мироощущению того времени, российский трехполосный флаг означал царскую власть (красная полоса), выше которой лишь Пресвятая Богородица, чей цвет синий, и сам Господь Бог (белая полоса). Вот вам и «внеконфессиональный» флаг! И при чем тут народ и республика? И почему геральдисты новой России не расположили полосы на флаге вертикально, как на французском триколоре? Там ни один цвет не располагается выше другого, символизируя равноправие и сотрудничество.

Видимо, такое решение, как и создание для новой России нового флага, показалось чересчур смелым. В нашей стране слишком сильна традиционность мышления. Впрочем, и традиции бывают разные: как хорошие, так и дурные. Готовность слепо копировать старое – не лучшая отечественная традиция.

Источник: «Независимая газета», 20.08.2014

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: