Тупики научного объяснения феноменов духовности и религиозности: нейронаука и религия

В категориях: Политика, экономика, технология


Нора Бер (Nora Bär)

Почему вообще есть сущее, а не наоборот — ничто? Основополагающий вопрос метафизики выражает ту тревогу, которая предшествовала появлению цивилизации и породила множество мифов и верований на заре человечества.

Антропологи обнаружили свидетельства того, что уже 160 000 лет тому назад неандертальцы сознательно хоронили своих умерших. Это говорит о том, что уже тогда существовало религиозное или мифологическое понимание (может быть, ощущение?) существования «мира иного». С эволюционной точки зрения, знаменитый приматолог Франс де Вааль (Franz de Waal) утверждает, что у наших прародителей наблюдались признаки сострадания, стремления прийти на помощь и определенные социальные нормы, которые можно рассматривать в качестве предшественников человеческой морали, создавшей предпосылки для появления религии.

С тех пор мифотворчество и религии присутствуют во всех культурах в виде представлений о сверхъестественных явлениях, нравственности, обрядов и священных заповедей. И это не могло не привлечь внимание ученых.

В сравнении с другими дисциплинами, нейронауке особенно трудно дать этому объяснение, поскольку многие признаки работы мозга свидетельствуют о том, что ответы на вопросы следует искать в области верований и мистического опыта. В этой связи можно упомянуть книги Майкла Шермера (Michael Shermer) «Верующий мозг» (The Believing Brain), Эндрю Ньюберга (Andrew Newberg) и Юджина Д'Аквили (Eugene D'Aquili) «Почему Бог не уходит. Наука о мозге и биология верований» (Why God Won't Go Away. Brain science and the biology of belief), или голландского ученого Дика Свааба (D. F. Swaab) «Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера» (Wij Zijn Ons Brein: Van Baarmoeder Tot Alzheimer). Все эти авторы высказывают достаточно смелые гипотезы на основании опытов по изучению внутренних механизмов мозга. Можно даже утверждать, что возник целый суб-жанр научно-популярной литературы, пытающийся объяснить веру.

В своей последней книге «Нейроны Бога. Нейронаука о религии, духовности и свете в конце туннеля (XXI век)» (Las neuronas de Dios. Una neurociencia de la religión, la espiritualidad y la luz al final del túnel (Siglo XXI) блистательный Диего Голомбек (Diego Golombek), не впадая в критиканство, тщательно анализирует состояние современных научных исследований, пытаясь найти разумное объяснение явлениям, противоречащим здравому смыслу. В частности, он пишет:

На протяжении всей истории наука вступала в спор с религией и Богом столько же раз, сколько религия это делала в отношении науки. Одним словом, отношения складывались крайне непростые. Мнений было столько же, сколько участников. Одни утверждали, что вера есть основа любого знания, другие отрицали любую взаимосвязь между ними, третьи допускали возможность спокойного сосуществования. Сейчас модно противопоставлять науку религии, как бы объявляя, что война выиграна с помощью неопровержимых доводов. А почему бы вместо этого не поставить вопрос об изучении религии на научной основе?

Голомбек, считающий себя атеистом, говорит, что решил написать этот труд, чтобы «ознакомить читателей с научными пояснениями каждодневных событий и показать, как нейронаука помогает нам их понять».

Для Свааба наиболее интересный вопрос, касающийся религии, заключается не в том, есть ли Бог, а в том, почему столько верующих:

На планете насчитывается порядка 10 000 различных религий, каждая из которых убеждена в том, что именно она обладает монополией на истину. Около 64% жителей Земли исповедуют католицизм, протестантизм, ислам и индуизм. В течение многих лет единственной узаконенной верой в Китае была коммунистическая идеология. Но в 2007 году одна треть китайцев старше 16 лет заявили о том, что они верующие. Учитывая то, что эти цифры приводит государственная газета China Daily, можно предположить, что в действительности число верующих гораздо больше. Около 95% американцев верят в Бога, 90% молятся, 82% верят в чудеса и более 70% — в загробную жизнь.

Доктор Фортунато Малимаччи (Fortunato Mallimacci), бывший декан факультета общественных наук Университета Буэнос-Айреса (Аргентина), научный сотрудник Национального совета научных исследований (Conicet) и постоянный участник научного семинара «Общество и религия», создал атлас религий страны, первый после 1960 года, когда подобный вопрос ставился в ходе всеобщей переписи населения. Полвека тому назад более 90% жителей заявили, что исповедуют католицизм. И в настоящее время католики составляют большинство населения: 76%; 11% считают себя агностиками или атеистами и 11,3% — евангелистами. Согласно опросу Малимаччи, 61% людей общаются с Богом напрямую, не нуждаясь в посредничестве церковных учреждений. Эту группу населения ученый назвал «самостоятельными верующими».

В исследовании, проведенном Маритой Карбальо (Marita Carballo) в 2005 году, упоминаются почти 3000 зарегистрированных религиозных объединений. И, несмотря на утверждения о том, что научно-технические достижения вытесняют религию, статистические данные на этот счет весьма неоднозначны.

Карбальо указывает на увеличение числа верующих: в 1984 году считали себя верующими 62% аргентинцев; в 1991 — 70%; шестью годами позже — 79% и, наконец, в 1999 — 81%. Та же самая тенденция прослеживается и среди тех, кто считает роль религии весьма важной в своей жизни: с 1991 по 1999 их доля выросла с 40 до 55%.

С другой стороны, доклад исследовательского центра Pew, опубликованный на прошлой неделе в газете Buenos Aires Herald, рисует несколько иную картину: согласно исследованию, проведенному в Латинской Америке в 2013 — 2014 годах, число аргентинцев, считающих себя католиками, сократилось на 20% с 1970 года. В то же время увеличилось количество евангелистов и тех, кто не исповедует какую-либо устоявшуюся религию. А на вопрос о значимости религии в своей жизни положительный ответ дали лишь 43% аргентинцев.

Но, как бы ни различались между собой статистические данные, очевидным является то, что огромное большинство людей верят в сверхъестественное, думают о загробной жизни и совершают различные религиозные обряды. Научному сознанию необходимо объяснение подобных совпадений. «Моральный кодекс, вера в сверхъестественное, мысли о загробной жизни и религиозные обряды распространены по всему миру в историческом и географическом плане», — считает Голомбек.

Распространенность религиозных верований по всему миру заставляет задуматься. Некоторые нейроученые даже считают, что они могут возникать на основе происходящих в мозгу процессов, таких, как наделение неодушевленного мира способностью думать и чувствовать, что бывает даже у детей, а также усматривать некие знамения в случайных событиях. Религия может зарождаться на основе социальных и нравственных потребностей, которые, способствуя сплочению, создали более благоприятные условия для развития человеческих групп.

Существуют даже гипотезы, основывающиеся исключительно на биохимических аргументах. Андрес Каналес-Джонсон (Andrés Canales-Johnson), работающий в Кэмбриджском университете (Великобритания): «Независимо от того, насколько соответствует действительности концепция той или иной религии (например, существует ли Аллах, Тор или Яхве), религиозный феномен (описание мистического или трансцендентального опыта) был присущ человеческому роду с самого начала его существования. Например, хотя ни у кого нет свидетельств, подтверждающих подлинность событий, лежащих в основе различных религий, около 85% жителей Земли считают себя верующими. Таким образом, перед нами не единичное или случайное явление. Именно поэтому многие исследователи заинтересовались этой огромной несуществующей реальностью, которая, строго говоря, для многих людей является самой что ни на есть осязаемой реальностью (кстати, во всем мире люди жертвуют гораздо больше денег религиозным учреждениям, чем каким-либо иным общественным институтам). Таким образом, религиозный феномен вполне заслуживает научного объяснения».

Какое же объяснение даст Каналес-Джонсон? «Было высказано мнение, что религия представляет собой явление, зародившееся в мозге. Если можно так выразиться, это секреция мозга. Мозг является тем органом, который ее вырабатывает, помещает в сети, связанные с человеческой личностью, а затем уже в сети, связанные со структурой общества. Нейробиологический аргумент заключается в том, что мозг создает и сам же использует религиозный опыт посредством секреции нейрохимических веществ. Например, антрополог Лайонел Тайгер (Lionel Tiger) из Ратгерского университета и психиатр Майкл МакГуайр (Michael McGuire) из Калифорнийского университета в Лос-Анжелесе считают, что серотонин, химический нейромедиатор, встроен в некую замкнутую систему, конечная цель которой заключается в том, чтобы заставить нас чувствовать себя хорошо именно посредством активного исповедания какой-либо религии. Секреция серотонина у приматов ассоциируется с их высоким статусом, который в свою очередь ассоциируется с внутренним покоем. С другой стороны, когда уровень серотонина снижается, мозг начинает выделять такие гормоны, как кортизон, ассоциирующийся с низким статусом и общим состоянием «приниженности».

И далее добавляет: «Доводы Тайгера и МакГуайра сводятся к тому, что постоянная религиозная практика (например, посещение утренних воскресных богослужений) представляет собой простейший способ заставить наш мозг выделять количество серотонина, достаточное для того, чтобы в течение определенного времени мы чувствовали себя комфортно. Однако, этот эффект «высокого статуса» и внутреннего покоя непостоянен и имеет тенденцию к снижению, будь то из-за ежедневных стрессов или же вследствие действий, которые, согласно определенной религии, считаются греховными. Это «понижение статуса» с последующим уменьшением содержания серотонина как раз и обусловливает то, что мозг продолжает нуждаться в религиозной подпитке, чтобы снова почувствовать себя хорошо. Итак, если рассматривать религию с точки зрения нейрохимии мозга, она действительно представляет собой «опиум народа».

 

"La Nacion Argentina", 21/11/2014

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: