Учение Иисуса о Царстве Божьем является главной темой Евангелия, в целом.

В категориях: Общество, Церковь и власть

uchenie-iisusa-o-carstve-bozhem-yavlyaetsya-glavnoj-temoj-evangeliya-v-celom

Сэр Энтони Баззард

Я убежден, что мое отношение к Библии ничем не отличалось от отношения многих других британских мальчиков, обучавшихся в частных школах. «Религиозное образование» было тем предметом, который немногие из нас ставили на один уровень с «настоящими» учебными занятиями. Мало кто из нас может вспомнить темы тех сотен проповедей, которые мы должны были слушать каждое воскресенье в небольшой церкви при нашей школе-интернате, а по праздникам ― в местном англиканском приходе. (Тем не менее, я все-таки помню визит американского пастора, преподобного О'Хека. В его проповеди речь шла о Самсоне и о машине для изготовления мороженого со сложным механизмом винтиков и колесиков. Правда, суть этого наставления я уже забыл.)

Когда я впервые серьезно взялся за чтение Библии в университетские годы, я испытал большое потрясение. На страницах Нового Завета я обнаружил Иисуса, который во многих отношениях был совсем не похож на Христа, проповедуемого церковью. Личность, изображенная в Евангелиях, не имела ничего общего с недосягаемой фигурой в витражах. В двадцать с небольшим я, как и многие другие, был впечатлительным юношей, и вопрос о том, как могло возникнуть очевидное различие между библейским Иисусом и Иисусом Церкви, поглотил все мое естество. Все мы, будучи прихожанами церкви, говорили о том, что верим Библии, хотя никто из нас толком ничего о ней не знал. Мы никогда не цитировали отрывки из нее и никогда ее не обсуждали.

Сорок пять лет спустя, после того, как у меня была возможность заняться всесторонним поиском ответов и взглянуть на религию с точки зрения мирянина и «профессионала», я убедился в том, что существуют определенные причины того контраста, который мы наблюдаем между Иисусом общераспространенного вероисповедания и историческим Мессией.

Тщательное изучение сборника захватывающих документов, известного нам как Библия, позволяет увидеть необычайную цельность, которую можно объяснить не иначе как божественным руководством, благодаря которому на его священных страницах развернулась удивительная драма. Однако эта прекрасная книга так и останется сокрытой от нас, если мы не усвоим тот факт, что Иисус был евреем, и что Его призвание следует понимать в первоначальном еврейском контексте. Для этого, как я полагаю, следует высвободить Мессию от пут церковной традиции, которая превратила Его в высокочтимую, близкую нам по духу, и, главным образом, политически безобидную личность. В процессе формирования монументальной традиции Церковь создала Мессию, лишенного подлинно мессианских черт. Непричастность к политике ― это именно та характеристика, которая никак не применима к Мессии Израиля, ведь он был распят, главным образом, по причине своих притязаний на мессианство, представлявших угрозу для римского правительства. При этом нельзя упускать из виду еще один фактор, способствовавший столь ранней смерти Иисуса: Он бросил вызов еврейской религиозной структуре, которая допустила трагическую ошибку, и, неправильно истолковав собственные Писания, не узнала пришедшего Мессию.

Мне кажется, что традиционная теология, несмотря на свое усердие и совершенство своего образования, создает серьезные препятствия для простых людей, желающих исповедовать ту веру, которой учил Иисус. В то время как Иисус относился к еврейской Библии как к откровению, дарованному Творцом, многие церковный ученые смотрят на Писание под совершенно иным углом. Хотя Иисус провозглашал Себя Мессией Израиля, а Его Евангелием была Благая Весть о грядущем Царстве Божьем, на протяжении большей части церковной истории теология мало интересовалась Царством, во всяком случае в том смысле, который Иисус мог вкладывать в Свой излюбленный термин «Царство Божье».

Совсем нетрудно документально подтвердить неуверенность Церкви относительно того, как именно Иисус понимал Царство. А это не позволяет Церкви точно определить, что же такое Евангелие. Тем не менее, церкви год за годом продолжают свою деятельность, не обращая внимания на то, что христианство, которое они предлагают людям, возможно, лишено ключевых элементов вероучения исторического Иисуса.

Все это представляется мне проблематичным. Во мне живет усвоенный еще со школьных лет инстинкт «честной игры», который восстает против идеи о том, что христианство может быть истинным, не основываясь на учении Христа. Этот же вопрос побудил ученого из Йельского университета написать книгу под названием «Иисус и будущее: невыясненные вопросы, необходимые для понимания веры», в которой он говорит: «Эсхатологический Иисус [то есть ожидающий трагического, апокалиптического прихода Царства Божьего], изображенный в исторической традиции, не похож на Иисуса какой-либо современной церкви, школы или теологии». Профессор Кембриджа также признает существующую проблему, говоря о том, что Иисус, которого проповедуют с церковной кафедры, ― это не Иисус Библии: «Большинство проповедников заставляют нас поверить в то, что Христос, о котором они нам говорят, ― это исторический Христос. Теологи знают, что это вовсе не так… Что до теорий, пытающихся связать современного Христа и подлинного Иисуса, все они неправдоподобны и туманны».

В мире, где процветает исследовательский журнализм, одним из наиболее острых вопросов, вероятно, должен быть вопрос правдивости в изображении Иисуса. Однако я далеко не уверен, что большинство церковных прихожан осознают наличие какого-либо противоречия. Слишком долго пресекались любые попытки критики.

Еврейский Иисус, провозвестник апокалипсической, мессианской и политической Вести Надежды, касающейся грядущего мира, по-прежнему является единственным ответом на наши глубочайшие духовные нужды и наше стремление к бессмертию. Если прихожане церквей лично займутся изучением Библии, взяв за основу Книги Даниила, Матфея, Марка и Луки, которые предоставляют ключевую информацию о деятельности и учении исторического Христа, вероятно, подлинный Иисус вернется к нам (еще до Своего обещанного возвращения в силе и славе).

Теперь я еще отчетливее вижу причины столь резкого контраста между церковным Иисусом и той привлекательной и неугомонной личностью, которая вдохновляла Своих учеников на подвиги. Моя неспособность получать наслаждение от чтения Библии объясняется тем простым фактом, что я читал ее через очки, замутненные общепринятым пониманием Иисуса, которое приглушает Его яркие мессианские тона. Только принцип «всё или ничего» в отношении Его учения отвечает тем требованиям, которые Он предъявлял к Своим последователям. Тем не менее, церкви, используя всевозможные изощренные методы, пытаются скрыть от нас еврейского Иисуса.

Как изменились бы церкви, если бы они перестали пытаться втиснуть Иисуса в одежды традиционной греческой философии и начали изображать Его как еврейского Мессию и Спасителя мира, предлагая Его последователям нечто лучшее, чем обещание «небес», уготованных для бесплотных душ.

В конце приведем цитаты из трудов известных христиан.

«Можно сказать, что учение Иисуса о Царстве Божьем отражает Его учение в целом. Оно является главной темой всех Его рассуждений. Его этика ― это этика Царства; Его теология ― это теология Царства; Его учение о Самом Себе невозможно понять в отрыве от Его толкования Царства Божьего.

Не только Его учение, но и Его поведение, все то, что Он делал со дня Своего крещения, касалось Царства… все события Его жизни вплоть до кульминационного момента распятия имели отношение к приходу Царства. С момента крещения вся Его жизнь была посвящена единой цели ― возвещать приближение Царства и призывать людей готовиться к вхождению в него на условиях, которые Он провозгласил, пользуясь божественной властью» (Ф. Грант, «Евангелие Царства»).

«В христианстве есть только одна настоящая проблема ― проблема, связанная с будущим» (Вольфгарт Панненберг, «Теология надежды»).

«Многие из величайших высказываний Иисуса можно обнаружить сваленными в угол, где они лежат, словно снаряды, из которых вынули заряд. Его высказывания нельзя ни на йоту лишать их религиозной силы, только для того, чтобы они не вступали в конфликт с нашей системой религиозного мировоззрения. Мы вложили в уста Иисуса совсем не те слова, которые Он на самом деле говорил» (Альберт Швейцер, «В поисках исторического Иисуса»).

«Джон Уэсли отметил, что разделяемая многими идея о вознесении души в момент смерти человека к славе и присутствию Христа "не находит подтверждения в Писании"» (Дэниэл Тэйлор, «Царствование Христа на земле»).

«Ибо жезл нечестивых не будет оставлен над землей, предназначенной для праведных» (Пс. 124:3, перевод NIV).

Энтони Баззард, Царство небесное на земле. Забытое христианство еврея Иисуса

Газета Протестант.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: