К более совершенному миру: глобальная справедливость между Левиафаном и Вселенским городом

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

qhj4WjDeJQo

О мировой справедливости как категории науки

В 2013 г. увидела свет книга одного из наиболее видных итальянских политических философов, декана Факультета политологии Римского университета ЛУИСС, профессора Себастиано Маффетоне (Sebastiano Maffetone) «К более совершенному миру: глобальная справедливость между Левиафаном и Вселенским городом» («Un mondo migliore: Giustizia globale tra Leviatano e Cosmopoli»). В ней нашли отражение представления ученого о так называемой мировой, или глобальной, справедливости.

Возможна ли вообще сегодня реализация такой, казалось бы, эфемерной конструкции, как мировая справедливость? В какой степени следует воспринимать перспективы (и оценки этих перспектив) ее наступления буквально? В каком состоянии сейчас находятся институциональные скрепы системы обеспечения глобальной справедливости и каковы доминирующие в этой сфере тенденции? В какой степени великие державы современного мира, несущие особую ответственность за поддержание в нем мира и стабильности, способствуют осуществлению этой концепции? Таков – бегло – круг вопросов и аналитических задач, очерчивающих предметное поле рецензируемой политико-философской работы. Через анализ идущих на эти темы дискуссий автор раскрывает не только гносеологию, но и онтологию проблематики глобальной справедливости.

Стоит заметить, что с лингвосемантической точки зрения для российского читателя дополнительную сложность восприятия создает существующая в русском языке «развилка» терминов «юстиция» и «справедливость». В итальянском, равно как и в других западноевропейских языках, «слитость» этих понятий в языке влияет и на характер анализа связанных с ними явлений реальности, делая складывающийся вокруг этих сюжетов дискурс намного более нюансированным или, если угодно, «философским».

Уже в заголовке автор обозначил две крайние точки зрения спектра дискуссий по вопросу глобальной справедливости. Скептики (в основном государственники), или «сторонники Левиафана», считают, что глобальная справедливость – это химера. Другие, моралисты и космополиты, утверждают, что интерпретация справедливости на глобальном уровне, так же, как и возможность ее достижения, не должна принципиально отличаться от справедливости внутри государства.

Говоря о «лучшем мире», Маффетоне имеет в виду прежде всего мир, более справедливый для всех в нем живущих. Для многих исследователей идея справедливости ассоциируется в первую очередь с государством, то есть гоббсовским Левиафаном, которому граждане добровольно передают часть своей свободы и получают взамен покровительство. Однако, по мнению автора, данная формулировка значительно устарела: глобализация вносит свои коррективы, происходит размывание национального суверенитета. Автор убежден, что при разговоре о мировой справедливости заблуждаются как сторонники государства, Левиафана, так и космополиты, а истина – посередине. Толкование мировой справедливости существенно отличается от справедливости внутри государства-нации. Мировая справедливость – это не просто справедливость внутри нации-государства, спроецированная на глобальный уровень, поэтому своей следует попытаться заложить теоретическую основу для версии либеральной теории, которая охарактеризовала бы мировую справедливость как нечто среднее «между Левиафаном и Вселенским городом».

Книга состоит из семи глав, каждая из которых готовилась автором для обсуждения на различных конференциях по всему миру и по ходу этих обсуждений – неоднократно корректировалась. Во введении Маффетоне отметил исследователей, внесших существенный вклад в научную дискуссию по вопросам глобальной справедливости, и среди них: Томас Найджел (Thomas Nagel), Амартия Сен (Amartya Sen), Аллен Бьюкенен (Allen Buchanan), Томас Погге (Thomas Pogge) и другие.

Взгляды автора сформировались под влиянием идей крупного американского философа либерального толка Джона Роулза, автора «Теории справедливости», вышедшей в 1971 году. В то время либеральная философия находилась в кризисе, поэтому выход книги в свет оказался весьма своевременным. Согласно Роулзу, распределение первичных благ в обществе можно считать справедливым, если при этом обеспечивается максимизация благосостояния наименее обеспеченного его члена, при этом распределение этих благ должно быть произведено поровну или же так, что неравное их распределение послужит благу всех. Под первичным благами Роулз понимал права и свободы, власть, богатство, здоровье, разум и др. Маффетоне знакомит читателя с основными положениями концепции Роулза и выдвигает в качестве исходного методологической гипотезы тезис, согласно которому отдельные положения, которые в представлении Роулза могут характеризовать справедливость на уровне нации-государства, вполне применимы и тогда, когда речь идет о глобальном уровне.

Движение в направлении подлинной мировой справедливости, по мнению автора, следует начать с проектирования системы международных институтов, которая поддерживала бы мировую справедливость. При этом профессор констатирует, что среди исследователей, которые занимаются проблемой мировой справедливости, пока нет не только представления об архитектуре данной системы, но и о ее концептуальном оформлении. В мире продолжается доминирование государств-наций, воплощенное в институтах «семьи ООН».

Подход автора к интерпретации проблемы справедливости строится на попытках балансирования в рамках извечной дихотомии между реализмом и идеализмом, государственниками и космополитами. Но нельзя не отметить манеру и стиль работы автора с «идейным материалом». Автор обращается с концепциями, как и подобает философу и методологу науки, максимально бережно, избрав для этого классический сравнительно-сопоставительный метод. Освещая ведущиеся дискуссии, автор предпринимает попытку воспарить над «схваткой», не скрывая, однако, своей парадигмальной лояльности и диктуемой ею сверхзадачи – обогатить либеральную концепцию мировой политики и развиваемую именно в ней в качестве одной из центральных тем идею мировой справедливости.

По ходу своего рассуждения автор обращается к теме межкультурной справедливости и отношений политики и религии.

Неолиберализм с его идеей взаимного уважения гораздо более приспособлен для его применения по линии государство-религия, чем либерализм традиционный, основанный на различении публичного и частного. Традиционные либералы видели отношения между политикой и религией как потенциальный конфликт, а либерализм в данном случае рассматривался как потенциальный антидот против него, поскольку рассматривал религию как дело сугубо личное. Неолибералы, в частности Роулз, исходят, прежде всего, из того, что религия, напротив, является как раз потенциальным фоном для наиболее существенных политических идеалов.

Острота вопроса о глобальной справедливости дополнительно оттеняется процессами глобализации, характеризуемой крайне неравномерным характером распределения благ: в мировом социально-экономическом развитии ширятся и усугубляются разнообразные «разрывы»: прежде всего в доходах и доступе к ресурсам развития (информация, технология, высококвалифицированная рабочая сила), что ведет к процветанию одних и обед нению других. Кому-то посчастливилось родиться в Европе, а кому-то в центральной Африке, но с этой точки зрения мировой справедливости важно минимизировать роль случайного, «судьбы» в качестве жизни любого индивида. Это – одна из характеристик менее несправедливого мира, к которому стремятся сторонники данной концепции. Не менее важный компонент: равенство вправе думать и жить в рамках собственной культурной традиции. Какое-то время назад обеспечение последнего условия искали на путях мультикультурализма. Сейчас же – в свете мучительнейших этнополитических трансформаций, переживаемых современной Европой – от мультикультурализма часто открещиваются как от чего-то постыдного. Не случайно разобраться в причинах современной этнополитической конфликтности и предложить возможную альтернативу мультикультурализму – одна из задач стоящих перед автором.

Данная работа Маффетоне, наряду с более ранними трудами автора, выходившими на протяжении последних десяти лет, вносит солидный вклад в разработку темы мировой справедливости, существенно раздвинув границы ее понимания. При этом для автора важно, какую реакцию положения, высказанные в книге, вызовут в различных сегментах гуманитарного и обществоведного академического сообщества и – прежде всего – среди начинающих исследователей, не успевших пока «очароваться» другими заслуживающими изучения вопросами. Его конечная цель – спровоцировать более широкую заинтересованность в мировой справедливости как в предмете серьезного научного познания, ее критериях, пределах и путях достижения. Хочется надеяться, что благодаря этой книге круг единомышленников автора расширится, в том числе и в России.

Александр Серебряков, Андрей Байков
Международные процессы, Журнал теории международных отношений и мировой политики, том 12. номер 12 (3637). январь–март; апрель–июнь
Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: