Порочный круг: от личной агрессии к повседневным конфликтам и обратно

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

стресс-3

Глубоко несчастные люди злятся больше других

Агрессия усиливается — и это не только субъективное мнение простых людей, но и ученых. Чтобы понять причину растущего негатива, «МК» с помощью экспертов «сконструировал» среднестатистический день среднестатистического москвича. Все совпадения случайны, советы специалистов — актуальны

Конец работы, на транспорте – домой. Я попал в акустический ад. Слева девушка без умолку болтает по мобиле, справа мужик играет в танчики с включенным звуком.

«Громкие разговоры по телефону в общественном транспорте, обсуждение своих дел на повышенных тонах; шум, ругань» — эти раздражители подтачивают нервную систему не по-детски. Но только в том случае, если человек сам раздражен.

— Мы смотрим на окружающий мир через себя, какими бы мы ни были, глупыми или умными, — комментирует Этель Голланд. — Если говорить раздраженно с другим человеком — и он заразится этим раздражением. И наоборот — можно успокоить нервничающего человека своим спокойствием.

— Когда ко мне приходит клиент и говорит, что «все козлы», я понимаю, что это его внутренний конфликт. И наоборот — когда человек в благости, он не заводится, агрессия его не цепляет, — соглашается с коллегой Екатерина Левина.

19.30. Стою в магазине в очереди на кассу. Удивительная девушка: влезла без очереди, спешит, словно у нее дома семеро по лавкам. И ладно бы у нее две-три покупки были — полную корзину набила. Поругаться, что ли, с нахалкой?

«Психованные в очереди»; «в очереди начал кричать человек на другого, так как прошел без очереди»; «женщина в очереди решила, что может пройти впереди меня. Я ее не пропустила, она начала конфликтовать» — типичные ответы участников опроса. Людям не нравится, и это вполне естественно, что другие позволяют себе наглое поведение.

— Мы говорим своим клиентам: злость нужно выражать. В корректной форме, разумеется. Если в семье или на работе происходит конфликт, надо сказать: «Я считаю, что ты не прав, давай обсудим», — рекомендует Екатерина Левина. — Если давить в себе чувства, человека разорвет. Все равно мы выплеснем чувства на тех, кто слабее. Поэтому важно разбираться с конфликтом на месте. Ставить границы, отстаивать себя. У наших людей очень плохо с границами.

19.45. Опять хоть топор на лестничной клетке вешай. Сколько можно говорить соседям, чтобы не курили и не распивали водку в подъезде? В квартире нельзя, что ли? Еще раз повторится — и настучу участковому. Приехали не пойми откуда и снимают квартиру без регистрации.

22.55. Надо заглянуть в Интернет на минуточку, и — спать, спать. Дождется ли меня машина? Или она уже на этой жуткой штрафстоянке?..

День заканчивается. Накопившееся недовольство остается. А утром прозвонит будильник — и все по новой.

Женщины чувствуют нарастающее напряжение острее мужчин

— В Москве проблема агрессии стоит острее, чем в других городах. Это стало понятно, когда мы сравнили результаты двух опросов: в одном участвовали жители всей России, в другом — только Москвы, — говорит руководитель проектов Фонда общественного мнения Екатерина Кожевина. — В столице, с одной стороны, люди чувствуют больше агрессии по отношению к себе, а с другой — сами чаще раздражаются.

Некоторые вещи ученых удивили. «Респонденты говорили, что им не нравятся пьяные. Причем не с точки зрения грубого поведения — не нравится сам факт опьянения. Меня удивило неприятие этой ситуации: у нас же пьянство — чуть ли не квинтэссенция национального духа», — говорит Екатерина Кожевина.

Один из самых раздражающих факторов, со слов горожан, — ситуация с мигрантами. Эта проблема проявляется в том числе и в опросах. «Нерусские грубо пристают к женщинам», «В городе не слышно русских слов» — так говорили респонденты социологам. Многие отвечали стереотипами: «Мигранты отбирают у москвичей работу», «Мигранты учатся с нашими детьми в школах».

Москвичей раздражают и бомжи. Но не очень сильно — они в конце списка. При этом люди готовы оказывать им посильную помощь, но — на расстоянии, не соприкасаясь физически.

Что касается неприязни из-за социального неравенства, у москвичей по отношению друг к другу ее почти нет. А вот провинциалы столичных жителей традиционно недолюбливают. Даже официанты и продавцы в московских магазинах по сравнению с высококвалифицированными жителями регионов зарабатывают больше.

Чаще всего сталкиваются с агрессией люди среднего возраста, от 31 до 45 лет. Почему — понятно: эта группа наиболее активна, постоянно перемещается, часто бывает в общественных местах и водит автомобиль.

У молодежи нет принципиальных отличий от людей среднего возраста. Разве что юноши и девушки чаще сталкиваются с проявлениями агрессии в метро, а люди среднего возраста — на дорогах. Не потому, что молодежь любит побузить в толпе, — просто студенты редко могут себе позволить автомобиль.

Женщины, как правило, считают, что сейчас в москвичах гораздо больше злобы, чем 15–20 лет назад. Мужчины не столь категоричны, но в целом со слабым полом согласны.

В крупных городах Центральной России и в Санкт-Петербурге ситуация примерно такая же. Однако в Москве конфликты и раздоры проявляются значительно острее. Специалисты, впрочем, уверены, что напряженность между людьми усиливается не только у нас в стране.

— Очевидно, что агрессия развивается. И не только у нас в стране — это общемировая тенденция. По моим личным ощущениям, резкий перелом произошел после теракта 2001 года. Разговоры о глобализации резко поутихли. И с тех пор напряжение только нарастает, — подводит итог Этель Голланд.

Что в данный момент напрягает людей больше всего?

  1. Страх потери работы. Представители десятков специальностей понимают: работодатель может уволить в любой момент. И если вне кризиса найти место в столице нетрудно, то сейчас, мягко говоря, проблематично. Тем более что на улицу уже попали и продолжат попадать тысячи «ненужных» сотрудников.
  2. «Скачущий» доллар. Как следствие — рост цен и обесценивание накоплений. Собственно, рублевые вкладчики, а тем более любители хранить отечественную валюту в «чулке», уже понесли ощутимые потери. Однако над людьми довлеет еще большая тревога: а вдруг «деревянный» совсем ослабеет? И сумму, которой еще год назад хватало на иномарку, можно будет в лучшем случае прокутить в дорогом ресторане?
  3. Геополитическая ситуация. Украина — это не далекая Сирия или Египет. Сегодня основные битвы разворачиваются в социальных сетях. Но кто знает, как далеко зайдет противостояние политических сил и что будет завтра? Впрочем, пока еще эксперты ставят этот фактор не на первое и даже не на второе место.

Ольга Грекова, «Злость, тоска меня съедает... «

"Московский комсомолец" №26785 от 10 апреля 2015

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: