Чем просвещение Духом Святым отличается от откровения и вдохновения

В категориях: Наставь и научи,Слово Божье к человеку

откррв

Мак-Артур-младший, Джон

Легче всего определить просвещение Духом Святым, сравнивая его с двумя  родственными богословскими терминами: откровением и вдохновением.

«Откровение» — это акт, посредством которого Бог открывает нам истину, которая не может быть познана иначе. Иногда богословы называют это «особым откровением». «Природное откровение» — это откровение о существовании и силе Бога, которое получено через природу и опыт человека (Рим. 1:20), оно не конкретно и недостаточно полно, чтобы дать искупление, поэтому Бог дает нам ясное, бесспорное «особое откровение» в Писании. Этот акт — свободный дар любви и благодати, в котором Бог открывает человеку полноту Своей истины. Это откровение дается через Духа Святого. В 1 Кор. 2:10 Павел утверждает, что «Бог открыл [это] Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божий». Только Дух Святой способен открыть Божью истину, ибо только Он проницает «глубины» Божьи. Так как Он Сам — Бог, Он всезнающ и прекрасно знает, что думает Бог (Рим. 8:26).

Если бы Бог Всемогущий не захотел открыть истину о Себе, мы бы не могли узнать ее достаточно, чтобы получить спасение. Так как мы живем в мире природы, замкнутые в ловушке времени и пространства, мы не можем прорваться в мир сверхъестественного. Единственное, что мы знаем об этом царстве, — это то, что Бог дает нам. Без откровения мы ничего не узнали бы о Его плане искупления или замыслах, касающихся наших жизней.

«Вдохновение» — это средство, с помощью которого особое откровение Бога передается человеку. Это процесс, посредством которого «изрекали его святые Божий человеки» (2 Пет. 1:21). Это средство, с помощью которого Божье откровение было занесено в Писание.

Вдохновение выражено в слове. Сами слова Писания вдохновенны, а не только мысли или представления его авторов. В 1 Кор. 2:12-13 Павел пишет:

Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным.

«Мы» в этом отрывке обозначает не всех христиан, но только вдохновенных ораторов и писателей. Павел и другие авторы Писания получали божественное откровение. Они были орудиями Бога, которые Он использовал, чтобы передать Свое откровение людям. В следующем стихе Павел добавляет описание того, как Дух просвещает всех христиан, чтобы они восприняли это вдохновенное откровение.

Вдохновение множественно. Вся Библия вдохновенна, а не только некоторые ее части, рассматривающие вопросы веры и религиозные практики. Павел торжественно заявляет во 2 Тим. 3:16, что «все Писание богодухновенно». «Богодухновенно» — это греческое theopneustos, что буквально значит «принесено дыханием Бога». Писание — не произведение людей, в которых Бог вдохнул духовную жизнь. Нет, оно само вдохновлено Богом. Следовательно, было бы смешно считать, что в нем есть ошибки, полная богодухновенность Библии гарантирует ее безошибочность.

Вопреки тому, что говорят многие, в наши дни не происходит ни особого откровения, ни вдохновения. Библия содержит окончательное и полное откровение Бога для людей (см. Иуд. 3 и Отк. 22:18-19). В настоящее время Дух Святой наставляет и направляет верующего, не открывая новые вдохновенные истины, но проясняя уже данное Богом Слово.

Считать, что Бог должен продолжать и сегодня посылать через Духа устное или письменное откровение, значит легкомысленно относиться к откровению Духа в Писании и отрицать достаточность Слова Божьего. Фактически поступать так — значит отрицать ценность просвещения, заменяя его ложным откровением. Не следует путать эти три служения Духа. Авторы Библии получали откровение, когда Бог вдохновлял Писание. Мы получаем просвещение, когда Дух оживляет слова Писания для нас. Ошибка — путать просвещение с откровением или вдохновением. Просвещение — это не получение новых откровений от Духа. Скорее это помощь Духа по применению истин полного Божьего откровения, которым является Писание, в нашей духовной жизни.

Несмотря на то что просвещение всегда связано с откровением Слова, некоторые люди в истории церкви говорили о существовании просвещения вне Слова. Кальвин называл таких людей «легкомысленными», которые «находятся под влиянием не столько ошибки, сколько безумия».   Такие люди не понимают, что авторы Писания, получившие откровение, относились с высочайшим уважением к частям Слова, написанным в былые времена.   Кальвин предупреждает:

Следовательно, разве не дьявольское наваждение — считать, что Писание, ведущее сынов Божьих к их конечной цели, имеет преходящее, временное значение? Снова мне хотелось бы призвать этих людей, чтобы они сказали: не

Когда Лютер находился в ссылке в замке Вартбург, Андреас Карлстадт, его друг и соратник по реформам в Витенберге, чуть не загубил дело Лютера, начав радикальные религиозные реформы, основанные на предполагаемом внутреннем наставлении Духа, но не на Писании. Только своевременное возвращение Лютера и его смелые действия спасли ситуацию.

Мак-Артур-младший, Джон.

        Возвращение к разъяснительной проповеди: Пер. с англ. — СПб. Христианское общество «Библия для всех»,    2001. — 364 с.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: