Имя Господа в наших языках.

В категориях: Наставь и научи,Слово Божье к человеку

имена

Еврейский текст Исх. 3, 14

Привычный нам русский перевод ответа Бога «Я есмь Сущий» не вполне соответствует еврейскому оригинальному тексту. Эта разница восходит к различию между еврейским текстом и греческим переводом LXX. Ниже мы разберем эту разницу и ее причины, но при этом будем помнить, что оба текста имеют равный авторитет, часто как будто взаимодополняя друг друга, как в этом, так и в других случаях.

Здесь ответ Бога более парадоксален. С одной стороны, Бог отвечает и формулирует Свое имя в описанном выше, в связи с вопросом Моисея контексте, а с другой стороны, вызывающе вопреки ему:

Ehje asher ehje (эхье ашер эхье), где оба ehje — одно и то же 1е л. ед. ч. глагола быть — Я есмь; asher — относительное местоимение который.

Как видим, русский перевод («Я есмь Сущий») уже чисто схематически не соответствует еврейскому. Дословно еврейскую фразу можно перевести так:
«Я есмь Который Я есмь», или «Я есмь Тот, Который Я есмь».
Что означает этот ответ?
Отказ ответить. Прежде всего в ответе Бога слышится отказ открыть Свое имя. Это все равно, что на вопрос «как Вас зовут?» ответить: «Как зовут, так и зовут».

Бог отказывается открыть Свое имя, т. е. Свою сущность. Это отказ, напоминающий тот, которым Он уже ответил в свое время Иакову, а также отказ помещать Свое имя в магический контекст, сделать его орудием магического культа. То есть сама постановка вопроса Моисеем не устраивает Бога. Для Имени Божия, как для любого слова, понятия, в любом случае нужен контекст, но он — абсолютно иной, Израиль и Моисей им не располагают. У Израиля нет опыта, благодаря которому он мог бы понять Имя Бога по существу. Этот опыт и этот контекст — впереди. Поэтому все-таки здесь не только отказ.

Содержательный ответ: обетование Присутствия. Форма, в которой здесь стоит архаичный еврейский глагол hajah (хайа), быть, означает, с одной стороны, бытие само по себе, а с другой стороны, что очень важно, бытие как присутствие: здесь, рядом с кем-то, в отношении к кому-то. Между прочим, такой оттенок глагол быть может иметь и в русском языке. Одно дело, когда он выполняет роль обычной грамматической связки, которую чаще всего опускают («Эта книга [есть] интересная»), а другое дело — когда этот глагол означает присутствие, наличие чего-либо или кого-либо: «У вас есть книга? — Есть».

Иначе говоря, более точно и буквально, хотя и в ущерб грамматике и стилю, на русский язык мы можем перевести этот ответ так:
«Я есмь Тот, Который Я присутствует».

Кроме того, о Присутствии здесь говорится не в описательном, внешнем, статичном смысле. Здесь имеется в виду Присутствие, которое можно понять, испытать, только пойдя за Богом. Невозможно говорить о нем, нужно войти в него. Поэтому ответ устремлен и в будущее. Нужно создать тот самый контекст, религиозный опыт, в которых только и может существовать это Имя, но которых еще нет. Для этого нужно тронуться с места и пойти за Богом — Имя содержит такой призыв. В этом состоит динамика ответа и в ней уже заложена динамика Исхода, о которой мы говорили выше. В общем, еще более точно ответ Бога можно перевести:
«Я есмь Тот, Который Я буду (присутствовать)».

Священная тетраграмма. Нетрудно увидеть, в чем уникальность этого Имени, его непохожесть на все остальные имена, статичные обозначения. Будучи личным глаголом (что с точки зрения грамматики немыслимо для имени), оно должно менять свое грамматическое лицо. Произнося его о Самом Себе, Бог говорит: Я есмь, Я присутствую, Я буду присутствовать (евр. ehje, точнее четыре еврейские согласные, с огласовкой читаемые как ehje). Если же Бога именует кто-то другой — Моисей или народ, — то Имя меняет свою личную форму и принимает 3е лицо. Так появляется другое сочетание четырех еврейских согласных — Священная тетраграмма, которую латинскими буквами можно передать как JHWH. В огласовке, скорее всего, они читаются как как Яхве (Jahweh).

«Он есть», «Он присутствует», «Он будет присутствовать», — все это спектр возможного перевода Имени, содержанием которого является обетование Божьего Присутствия среди народа.

Везде, где в еврейской Библии встречается Священная тетраграмма, она означает Бога, открывшегося Моисею и через него — народу, как Бога присутствующего. Именно поэтому это Имя так дорого Ветхозаветному Израилю. Оно является объектом хвалы и путем общения с Богом в молитве и богослужении («Хвалите Имя Господне», Пс. 134, 1). К этой теме мы вернемся, когда, например, будем говорить о псалмах.

Имя и народ Божий. Вся дальнейшая история ветхозаветного Израиля была жизнью в познании смысла откровенного Имени. Ведь оно обещало Присутствие Бога, что означало спасение и жизнь.
«За то, что он возлюбил Меня, избавлю его; защищу его, потому что он познал имя Мое» (Пс. 90, 14).

Каждый раз, когда произносилось Имя, переживалась личная встреча с Живым, присутствующим Богом. Поэтому 3я заповедь Декалога запрещает произносить его всуе, напрасно. В дальнейшем Имя окружается таким почитанием, что его даже не смеют произносить. При громком чтении его заменяют наименованием Адонаи — «Господь мой» — и произносят благословение .

Трудность перевода. При переводе Библии с еврейского языка бессмысленно оставлять Священную тетраграмму перевода: как Яхве или, подругой огласовке, менее вероятной, как это делают свидетели Иеговы — Иегова. Это означает поставить его в один ряд с иностранными именами Зевс, Юпитер или Николай, Александр, об оригинальном значении которых мы не задумываемся, называя ими языческих богов или людей. Можно было бы передать это Имя по смыслу, — например, Он есть.

Во многих современных западных переводах Исх. 3, 14 дается точное соответствие еврейскому тексту и по форме, и по смыслу. Имя Божие, стоящее в 1м лице, то есть когда его произносит Бог, иногда выделяется большими буквами:

«I Am who I Am. This’ he added ‘is what you must say to the sons of Israel: I Am has sent me to you« (JB).
«JE SUIS QUI JE SERAI . Il dit: Tu parleras ainsi aux fils ёЪгаёк JE SUIS m’a envoye vers vous» (TOB).
Дословно это можно перевести так:
«Я ЕСМЬ, КТО Я ЕСМЬ (или БУДУ). И сказал: так скажи сынам Израилевым: Я ЕСМЬ послал меня к вам».

Что же касается священной тетраграммы, то в современной библеистике, а также в некоторых современных западных переводах, используется написание тетраграммы в латинской транскрипции — JHWH.

В славянском же и русском переводах судьба Имени пошла по другому пути. И здесь нужно отметить два разных момента.
Во-первых, еврейскому тексту не вполне соответствует, как формально, таки по смыслу, перевод Исх. 3, 14 в нашей Библии.
Во-вторых, везде, где в других местах в еврейской Библии стоит священная тетраграмма, означающая Бога (а таких случаев в Ветхом Завете — около 6700), в славянском и русском переводах стоит совершенно другое по смыслу слово — Господь. Откуда оно появилось?

Греческий текст Исх. 3, 14

«Сущий». В греческом переводе LXX Исх. 3,14 выглядит так: ’ EgW o Wv (подлежащее — связка — именная часть сказуемого в форме причастия от глагола быть).

В славянской и русской Библии это переведено вполне точно:
«Аз есмь Сый» и «Я есмь Сущий».

Нетрудно заметить, что при таком переводе по сравнению с еврейским текстом что-то теряется, а что-то, наоборот, появляется новое.

Перевод LXX приобщает Имя, которое в еврейском тексте содержит предельно конкретное и жизненно важное обетование Присутствия здесь и сейчас, к миру греческой мудрости и превращает его в философское 0 Wv (Сущий), означающее вечное, самодостаточное, неизменное, абсолютное бытие Божие. И это касается не только данного стиха.

«В переводе LXX имеет место взаимодействие греческой и еврейской мысли. С одной стороны, греческие слова восприняли новое значение под влиянием тех еврейских слов, переводом которых они являлись <...> С другой стороны, тексты Ветхого Завета были приобщены к греческим идеям, которые не были родными для Ветхого Завета. Ярчайшим примером этого является Исх. 3, 14» .

Конечно, и в еврейском тексте можно услышать утверждение о монополии на бытие. Это отозвалось позже, когда пророки, осуждая идолопоклонство, утверждали о ничтожности, пустоте идолов по сравнению с бытием Бога:
«Но вы ничто, и дело ваше ничтожно; мерзость тот, кто избирает вас» (Ис. 41, 24; ср. 43, 10).

Но, во-первых, еврейскому тексту вообще чуждо отвлеченно-философское мышление, а во-вторых, «какой смысл для запуганных, несчастных людей имели бы рассуждения о вечном и необходимом существовании Бога? Им, как и их столь же робкому вождю, нужно уверение не просто в Бытии Божием, но в Божием «бытии сними».

В лице этих двух текстов как будто встретились и поспорили философия и опыт общения с Живым Богом-Личностью. Но, как оказалось, это столкновение в существе своем искусственно. Ведь и тот, и другой смыслы отражают истину и важны, хотя и по-разному. Здесь пересекаются те две антиномичные стороны Божественного Откровения, о которых говорит все Священное Писание. Так, с одной стороны, Бог остается трансцендентным Существом. «Человек не может увидеть Меня и остаться в живых» (Исх. 33,20; ср. Быт. 32,30; Суд. 13,22; Ис. 6,5). Бог вечен, непознаваем, самодостаточен в Своем бытии. Он — источник бытия, источник жизни. Но Он открывает Себя, приходит к тому, кого Сам избрал и с кем заключил завет, чтобы всегда присутствовать.

Эта разница двух текстов, отражающая указанную антиномичность, и дала повод к спору о том, как это Имя переводить: то ли акцентировать изначальный и жизненно важный смысл Присутствия, то ли подчеркивать философский аспект, имеющий отвлеченное значение. Ясно одно: совместить и то, и другое в одном переводе невозможно.

«Господь». Мы разобрали уникальное место Исх. 3, 14. Что же касается остального текста Ветхого Завета, то везде, где в еврейской Библии стоит священная тетраграмма, прямо соответствующая по смыслу Исх. 3, 14 (Яесмь — Он есть), перевод LXX вместо ожидаемого О Wn ставит KtiplOj, означающее Господин, Владыка, Господь. Это не перевод, а явная, намеренная замена, ибо перевод LXX создавался в эпоху полного запрета произнесения Имени (III в. до Р.Х.). Славянский и русский текст вполне адекватно переводят эту замену как Господь. Таким образом, везде, где в русской Библии в Ветхом Завете мы встречаем Господь, — в еврейском тексте в подавляющем большинстве случаев стоит священная тетраграмма, Имя Божие.

Попутно напомним еще раз, что за словом Бог в греческой Библии стоит 0eO j, а в еврейской — Elohim.

В латинском тексте Господь соответствует Dominus, а в новых языках — Lord, Seigneur, Herr, а имени Бог соответсвуют Deus, God, Dieu, Gott.

Протоиерей Александр Сорокин,

Введение в Священное Писание ВЕТХОГО ЗАВЕТА, Курс лекций, «ЦЕРКОВЬ И КУЛЬТУРА» Санкт-Петербург 2002

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: