Религия “золотого тельца” завоевывает мир

В категориях: Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть

телец

Потребление как религиозное поклонение

Два доминирующих фактора современности – очередная смена модели общества и глобализация, создали почву для возникновения религии потребительского фетишизма, которая будучи родственной по сути своей религиозному фетишизму несет в себе архаичное начало. Таковое успокаивает современного человека, возвращая ему ощущение «почвы под ногами». С другой стороны, религия потребительского фетишизма утверждает глобализацию: ее адептами могут быть и мусульманин, и православный, и иудей. То есть, любой человек, способный потреблять. Определение товарному фетишизму дал еще К.Маркс: «Придание товарам особой, магической силы, рассмотрение их как главного, определяющего регулятора, фактора не только экономических, но и всех отношений между людьми, замена человеческих отношении отношениями между товарами». Однако явление, наблюдаемое в нынешней повседневности, более всеохватно, масштабно как в смысле повсеместности распространения, так и в смысле глубины проникновения в сознание людей.

Потребительский фетишизм, подобно другим религиям, обладает своим культом и мировоззрением, он способен объединять своих «верующих» через социальные институты, где несут служение профессиональные «служители культа». Как религия, потребительский фетишизм служит своеобразным проводником к ценностям нового общества, главное место среди которых занимают деньги. Деньги, в свою очередь, символизируют собой неограниченные возможности, бесконечно широкий выбор. Символ денег обладает необходимой универсальностью, чтобы быть притягательным для разных людей, по разным причинам, но с одинаково мощной силой. В традиционных религиях считается, что люди с более развитым, чистым сознанием способны с большей ясностью видеть божественное, а люди близкие к совершенству могут даже видеть образ Бога духовными очами (или даже телесными очами, если Бог примет воплощение доступное взору человека). По аналогии с традиционными религиями, в религии потребительского фетишизма достоинство человека определяется тем, сколь крупными суммами денег он способен оперировать (хотя бы в мыслях), какую наибольшую сумму приходилось держать в руках, сколько он стремится зарабатывать. Деньги воспринимаются своего рода маркером, благословением божьим, которое, однако, в отличие от собственно религиозного благословения, можно всегда увидеть не духовными а физическими очами.

Но, обладая благословением неограниченных возможностей, их необходимо реализовывать, утверждая этим свою «богоизбранность» и ее высшую степень – возможность потребления. Здесь-то и становится ясно, что религия потребления являет собой некую новую, усложненную, модель архаического фетишизма. Напомним, что архаичный фетишизм – есть религиозное поклонение материальным предметам – фетишам, которым приписываются сверхъестественные свойства. Фетишем иногда становилась часть чего-то большого: например, камень с почитаемой горы, кусочек священного дерева или изображение почитаемого животного. Фетиш мог быть просто рисунком и даже татуировкой на теле.

В варианте потребительского фетишизма все почти аналогично. Лучше всего иметь автомобиль престижной марки. Много хуже, когда есть только брелок с символом этого автомобиля – логотипом. Но все ж это лучше, чем совсем ничего. Хотя если нет и брелка – надо иметь хоть набор стикеров с изображением автомобиля и логотипа. Какие сверхъестественные свойства может заключать в себе автомобиль, чтобы быть объектом поклонения?

Во-первых, на языке символов автомобиль - это свобода (куда хочу – туда еду), что перекликается, если не сказать, является калькой, с идеи освобождения во многих традиционных религиозных культах. Но если там свобода достижима только после смерти и при условии исполнения ряда моральных норм при жизни, здесь же свобода зрима, осязаема, слышима. Смерть? Ну, разве что, опять же, символическая. Автомобиль, словно саркофаг фараона, приемлет в себя тело «новопреставленного» вместе с дорогими ему вещами, друзьями, родственниками и увлекает на новую ступень материальных возможностей, даруя свободу относительно неограниченного географического перемещения.

Во-вторых, значение имеет символ означающий того или иного производителя. То, как фирма позиционирует себя на рынке, налагает дополнительный символический отпечаток и смысловую нагрузку. Вообще, говоря о языке символов и кодов принятом в обществе потребления как средство рекламной и медийной коммуникации, необходимо помнить, что века до этого символы и коды были достоянием религии, религиозное искусство говорило и говорит на языке символов с более или менее доступным широким массам кодом. В религии потребительского фетишизма тоже есть символы и коды, «расшифровать» которые способен лишь особый круг «посвященных». Например, «посвященные» знают, что если брэндовая вещь подлинная, то это доказывает ярлычок определенного цвета, пришитый в особом месте, нитками особого цвета. Что в свою очередь, означает, некую конкретную сумму денег, являющую степень неограниченности возможностей, а следовательно, «богоизбранности» обладателя.

Как было сказано выше, не мыслится новая религия и без социального института, выполняющего те же функции, что и церковь в традиционном обществе – это магазины, супермаркеты, рынки, бутики. Все, где можно реализовать способность к потреблению. К примеру, в магазине человек может получить информацию о «праведном образе жизни», то есть узнать, что именно актуально потреблять сегодня, какие существуют акции и скидки для потенциальных потребителей и что делать, чтобы их получить. В супермаркетах сейчас принято встречаться с друзьями, приходить в выходные, как было принято ходить в церковь в воскресные дни в традиционном обществе. В магазинах совершается «таинство» реализации возможностей, там человек становится полноправным членом общества потребления – потребителем. Там же он может «причаститься святых даров», если вдруг в магазине будет бесплатная дегустация чего-либо. Там же он испытает чувство общности, соборности. Проходя через кассу, вне зависимости от суммы покупки ему дадут такой же, как и всем, кассовый чек и такой же, как всем пакет. Не говорим уже о психотерапевтической функции магазинов (шопинг-терапия), которую также исполняла в традиционном обществе церковь. Реализация своей способности к потреблению товаров и услуг дает современному человеку чувство психологической защищенности. Напротив, люди с очень низкой потребительской способностью испытывают перманентное чувство фрустрации.

Одна из важных функций религии – нивелировать страх человека перед смертью. И обычно вероучение включает в себя представления о загробной жизни. Однако, положения о загробном существовании необходимо принимать на веру. В религии потребительского фетишизма нет ничего, что нельзя бы было увидеть. Этим она и уникальна в своем роде. Живые богоподобные сущности – люди, обладающие огромным количеством денежной благодати, реальные жития этих самых святых, осязаемые благословения… В загробную жизнь религия потребительского фетишизма не заглядывает, предлагая вместо этого «взять от жизни все».

А.С. Ломова

Институт философии Российской академии наук, Труды российской научно-практической конференции светских ученых и теологов с участием зарубежных исследователей

«Проблемы российского самосознания. религиозные, нравственные и правовые аспекты культуры», (Москва, 2 октября 2012 г. Пермь, 4–5 октября 2012 г.) Москва – Пермь 2012 

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: