Влияние ранних переводов Библии на культурное многообразие современного мира

В категориях: Библия говорит,Трудные места

библия

Сакральный текст имеет особое значение в культуре, поскольку запечатлевает важнейшие ее опоры, определяя существенные принципы развития. Благодаря длящейся истории своего существования, сакральный текст раскрывает глубинные смыслы мыслей и поступков. Конечно, сама система интерпретаций меняется в соответствии с «духом времени», в зависимости от «точки зрения», но остается жизнеспособной, даже несмотря на достижения человеческой культуры на протяжении тысячелетий. Порой опровергая, подвергая критическому переосмыслению происхождение, значимость или истоки таких текстов, человечество остается «в рамках» созданного ими сакрального пространства. Поэтому сравнительно-лингвистический анализ создает широкие возможности не только для культурологических исследований на примере сакрального текста, но и для изучения современных проблем различия этнических культур (Голованивская 2009).

Первые переводы библейских текстов появились довольно рано и, если судить по доступным фрагментам, имеют разные редакции. Вероятно, существовали и довольно пространные переводы, к сожалению, частью утраченные, но оказавшие влияние на последующие. И даже среди доступных сегодня переводов встречаются разные варианты.

Собственно, оригинальные тексты Библии записаны на древнееврейском языке (исключая некоторые части на арамейском) с XIII по IV век до н. э. В соответствии с христианской традицией они составляют Ветхий завет. Новозаветные книги сохранились на древнегреческом языке и записаны в I веке н. э. Не исключено, что часть новозаветных книг писалась на других языках.

Древнегреческий перевод (Септуагинта LXX) обычно датируется c III века до н. э. до II века н. э. Он делался, согласно традиции, 72 учеными, приглашенными Птолемеем II из Иерусалима. Эта версия оказала наибольшее влияние на все последующие переводы. Хотя существовали и другие варианты, Септуагинта в христианском мире сама получила статус сакральности.

Латинский перевод, связанный с именем блаженного Иеронима, в основном подготовлен по греческой версии с использованием еврейского текста. В определенном смысле он продолжает традицию латинских переводов со II века н. э., но является более полным. Получивший название Вульгаты, он в наибольшей степени сохранил свою форму с V века н. э. Основное пространство культуры латинской Библии составили романо- и кельто-язычные народы юга и запада Европы. Позднее в это пространство стали включаться и некоторые центрально-европейские и североевропейские (германские) культуры. Если для романо-кельтского мира латинский язык был близкородственным и его понимание могло быть наиболее адекватным, то для германоязычных народов возникла проблема перевода Священного писания на свои языки. Именно у германцев и тесно соприкасавшихся с ними народов в последующем возникло мощное реформаторское движение, породившее разнообразные протестантские традиции. Например, север Франции, тяготевший к германскому миру, участвовал в создании протестантской традиции, а юг, наиболее тесно связанный с романским миром, сохранил романо-католическую.

Древнеармянская традиция перевода Библии началась с V века н. э. и связана с именем Месропа Маштоца. Как и в других письменных переводах, очевидно, учитывались устные традиции. Тем не менее и этот текст редактировался, а некоторые фрагменты заново переводились и позже. Основой для перевода послужили греческая и сирийская версии. В свою очередь, армянский перевод оказал сильнейшее воздействие на древнегрузинский перевод. Хотя грузинская традиция формируется также с V века н. э., полный перевод Ветхого Завета на древнегрузинский язык датируется X веком.

Традиция эфиопских переводов начинается в конце IV века н. э. и использует греческий перевод Библии. Впоследствии перевод многократно редактировался с использованием арабских переводов и еврейского текста.

Сакральные тексты многообразно влияют на развитие общества, и их значение трудно переоценить. Во всяком случае, даже некоторые «рассогласования» в ранних переводах, рассмотренные выше, дают возможность выделить по крайней мере три основные традиции, следующие в лоне христианской культуры: греческую, латинскую, этноцентричную. Первая создала православную культуру, вторая – католическую, третья развивалась самостоятельно. Разумеется, многое определялось особенностями исторического развития и той среды, в которой они видоизменялись, но результат вполне показателен.

Интересна еще одна особенность переводов – интенсивные заимствования терминов. Многие гебраизмы (заимствования из иврита) через греческий становятся затем интернациональными. Такая же особенность присуща и последующим переводам. Например, коптские переводы заимствуют не только отдельные понятия, но и греческие глаголы, служебные слова.

Православные традиции «закрепились» в тех регионах, где господствовала греческая традиция перевода, подкрепляемая наиболее тесным взаимодействием с византийским миром. Это собственно греческие культуры, русская и в целом славянская (за исключением чешской и польской), включая румынскую и молдавскую, и грузинская. Католическая традиция закрепилась в итало-кельтской Европе, трансформировавшись в протестантскую в германоязычной. Армянская и эфиопская укрепили свои собственные традиции.

Очевидно, германский мир «не смог» сохранить «строй» античности и создал отличающуюся от него «собственную версию». Весьма интересно, что две германские традиции все-таки оказались в лоне католицизма. Это, с одной стороны, австрийская и баварская: в ней, возможно, сказались более тесные связи с античным Римом и к тому же с этническим кельтским субстратом, с другой стороны, англиканская, которая, будучи германской, испытала значительное романское воздействие (норманны) и в определенной степени также и кельтское воздействие.

Тем не менее можно говорить и о значительной общности национальных культур Средиземноморья, которая проявилась в господстве авраамической традиции в Европе, Северной Африке, в Западной и Центральной Азии. Несмотря на различия, в том числе и внутри христианства, и внутри ислама, длительное общение создало принципиально единое пространство. К слову, попытки распространения, например, христианства не дали положительных результатов. Небольшие общины существуют и в других регионах мира, но массового распространения добиться не удается. Отдельные исключения, конечно, есть, например, филиппинское христианство, но его специфичность такова, что его рассматривают как автономию в лоне католической традиции. То же относится к исламу и иудаизму.

Что касается Американского континента и Австралии, то несмотря на территориальную удаленность от Средиземноморья, они сохраняют с ним единое культурное пространство.

Литература

Армянская Библия. URL: http://titus.uni-frankfurt.de/

Берман, Б. И. 1997. Библейские смыслы. Кн. 1. М.: Лайда.

Библия. 1990. Ветхий завет. Л.: Духовное просвещение.

Голованивская, М. К. 2009. Ментальность в зеркале языка. Некоторые базовые мировоззренческие концепты французов и русских. М.: Языки славянских культур.

Грузинская Библия. URL: http://titus.uni-frankfurt.de/

Кочергина, В. А. 1978. Санскритско-русский словарь. М.: Русский язык.

Любимов, Ю. В.

  1. Знание как образ и событие. Философские науки 4: 96–113.
  2. Исторический и социолингвистический анализ феномена власти. Историческая психология и социология истории 2: 128–150.

Православная энциклопедия. 2002. Библия. т. 5. Церковно-научный центр «Православная Энциклопедия».

Септуагинта. url: http://titus.uni-frankfurt.de/

Тора. 2006. М.: Мосты культуры. 5766. Иерусалим: Гешарим.

Фасмер, М.

  1. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. Т. 2. М.: Прогресс.
  2. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. Т. 3. М.: Прогресс.

Эфиопская Библия: Praetorius F. 1886. Äthiopische Grammatik mit Paradigmen, Litteratur, Chrestomatie und Glossar. Karlsruhe und Leipzig: H. Reuther.

Любимов Ю. В.

Историческая психология и социология истории. Том 7, номер 2 / 2014

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: