О духовном зрении

В категориях: Наставь и научи,Слово Божье к человеку

зрение

Служение Господа Иисуса Христа на земле было подчинено единственной цели: ПРОСВЕТИТЬ сидящих во тьме и тени смертной, чтобы все народы уразумели спасение в прощении грехов (Лук. 1, 77—79). «На суд пришел Я в мир сей,— говорит о Себе Христос,— чтобы НЕВИДЯЩИЕ ВИДЕЛИ...» (Иоан. 9, 39). Видели ясно не только окружающий мир и обстановку, в которой живут, но и свое внутреннее духовное состояние, получили возрождение свыше, научились смотреть на все глазами веры.

Однажды, когда Христос пришел в Вифсаиду, к Нему привели слепого, чтобы прикоснулся к нему. Христос возложил на него руки и спросил: видит ли что? Слепой сказал: «Вижу проходящих людей, как деревья». И только после того, как Христос вторично возложил руки на глаза слепому, тот прозрел и стал видеть все ясно (Марк. 8, 22—25).

«Видишь ли что?» — спрашивает сегодня Христос и нас, дорогие читатели. Он хочет открыть наши духовные очи, чтобы мы увидели прежде всего свою греховность. Увидели не так, как слепой из Вифсаиды, мутному взору которого прохожие казались сначала деревьями. И не так, как злословивший Христа разбойник, который, вися на кресте, не признавал, что справедливо осужден на казнь. Умирая, он не сознавал приблизившейся вечной гибели и не понимал, что рядом с ним за его грехи умирает, не сделав ничего худого, его Спаситель (Лук. 23, 41).

Мытарь же из евангельской притчи (Лук. 18, 13) имел ясное сознание своей греховности. Стоя вдали в храме, он молился Богу, бия себя в грудь. От глубокого сознания испорченности он не смел поднять глаз к небу, чувствовал себя обреченным, судил себя судом смерти и потому пошел оправданным и усыновленным Богом.

Но, к сожалению, многие христиане на пути богопознания и познания самих себя останавливаются на малом. «Лучше хотя что-то видеть, чем быть вообще слепым! — утешают они себя. — Как-нибудь пройдем жизненный путь и с таким зрением!» Полагаясь на свой житейский опыт, такие люди не могут, как Авраам, радоваться будущим Божьим обетованиям, видя оные издали. Понятия не имеют они о вере, которая остается тверда, видя Невидимого! Горизонты грядущей небесной славы для них настолько расплывчаты и нереальны, что кроме уныния и тоски ничего другого не вызывают в их духе. Не доверяя Богу, они сомневаются во всем и, как следствие, неизбежно тонут в водовороте суеты и забот. Мало того:         еле различая происходящие духовные события, они еще отваживаются утверждать свои взгляды на жизнь и служение церкви; выносят превратные суждения о таких судьбоносных истинах, как: о грехе, о спасении, жизни вечной и навязывают их другим.

Имеющие такое неясное духовное зрение не могут винить в этом Бога. Господь нелицеприятен и может просветить всякого, томящегося во тьме неведения. Он хочет открыть нам очи веры, способные видеть Царствие Небесное (Иоан. 3, 3), способные узреть Бога, чтобы, озаренные светом свыше, мы, подобно ученикам Христа, пришли к безошибочному выводу и в радости сердца воскликнули: «Теперь видим, что Ты знаешь все и ...веруем, что Ты от Бога исшел» (Иоан. 16, 30). Как важно иметь открытые духовные очи!

Преемник пророка Илии, Елисей, возвращая к жизни мертвого сына Сонамитянки, не успокоился тем, что тело ребенка согрелось. Только тогда пророк Божий счел завершенным дело воскрешения, когда ребенок открыл глаза (4 Цар. 4, 34—35).

Физически открытые глаза — это свидетельство осознанного восприятия жизни. Духовно открытые очи — свидетельство возрождения духа и обретения дара веры, способной созерцать небесные горизонты уже здесь, на земле.

Из двенадцати соглядатаев, посланных Моисеем высмотреть землю Ханаанскую, только двое, Иисус Навин и Халев, видели обстановку не искаженно. Верой они предвосхищали победу Израиля над хананеями и воспринимали ее как совершившийся факт, когда ее еще не было. Взор же остальных сосредоточился лишь на высоких стенах, на сынах Енаковых, живших там, и они пришли в ужас от трудностей, преувеличенных собственным воображением (Числ. 13, 28—34). Не имея духовного ведения, они не покорились Моисею, чем вызвали на себя гнев Божий, и, в конце концов, не только не вошли в землю покоя, но пали костьми в пустыне,— вот что значит не иметь духовно открытых очей.

Тот, чей дух просвещен светом свыше, не знает сомнений и, руководимый Богом, говорит и действует уверенно. Таким был великий миссионер первохристианской церкви — Апостол Павел. Когда его вместе с другими узниками переправляли морским путем в Италию, то после стоянки в порту Хорошие Пристани он предупредил ответственных людей на корабле, что дальнейшее плавание слишком опасно.

Обратите внимание на слова, какими Апостол высказал предостережение. Он не сказал: мне кажется, я чувствую, предполагаю, опасаюсь. Он уверенно произнес: «Мужи! Я ВИЖУ, что плавание будет с затруднениями и с большим вредом не только для груза и корабля, но и для нашей жизни» (Д. Ап. 27, 10). Но сотник, кормчий и начальник корабля не видели поджидавшую их впереди опасность.

Положившись на свой опыт и обманчивый южный ветер, корабельщики сняли судно с якорей и поплыли. В открытом море их настигла страшная буря. Разъяренные волны Адриатического моря бросали их корабль, как щепку. У плывущих исчезла надежда остаться в живых. И здесь снова просвещенный и исполненный Духа Святого Апостол успокоил их сильным словом: «... убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль» (Д. Ап. 27, 22).

Была ли это со стороны Апостола излишняя самоуверенность? — Нет. Это были слова веры и здравого смысла. Он передавал им не свои соображения, но слова, сказанные ему Господом. А чтобы удостоиться услышать их, нужно однажды пережить на себе прикосновение исцеляющих рук Христа, прозреть и исполниться Духа Святого (Д. Ап. 9, 17).

В самое смутное время очи веры возрожденных от Духа Святого чад Божьих через откровения Священного Писания могут видеть опасность путей, которые невозрожденному кажутся прямыми (Притч. 16, 25).

В истории евангельско-баптистского братства нашей страны есть печальный пример, когда основная масса народа Божьего не увидела серьезной опасности в созданном государством духовном центре ВСЕХБ в 1944 году. Многие восприняли это событие за давно желанный попутный ветер и с радостью подставили ему паруса внутрицерковной жизни. Каким коварным оказался этот ветер, какую разруху принес братству — хорошо известно.

На протяжении многих десятилетий безбожный мир через своих ставленников держал под строгим контролем внутреннюю жизнь церкви. В деле служения Богу он не позволял ни одного самостоятельного шага. Без добрых пастырей, церковь была как разгороженный шалаш, в ней хозяйничали недруги.

И как в древние дни за упорное сопротивление Богу одного фараона страдал от казней весь Египет, так за беззакония сильных мира сего приходилось терпеть не только верующим. Бог попускал обрушиваться на всю страну стихийным бедствиям, засухам, авариям.

«...Неужели ты еще не видишь, что Египет гибнет?» — пытались остановить безумие фараона измученные казнями рабы (Исх. 10, 7).

Христиан, которые сегодня якобы для более успешной религиозной деятельности стараются найти безопасные, по их мнению, точки соприкосновения и сотрудничества церкви с миром, я тоже хотел бы спросить: «Неужели вы не видите, что от такой измены Богу и преклонения перед миром гибнет весь народ? Гибнет в моральном, нравственном и духовном отношении?!» Какими бы заманчивыми ни были религиозные устремления мира, он никогда не изменится в своей сути.

Мир и церковь — это два противоположных полюса. Эта истина запечатлена на страницах Библии и доступна пониманию любого человека: «Дружба с миром есть вражда против Бога!..» (Иак. 4, 4). И «неужели мы решимся раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?» (1 Кор. 10, 22).

Наоборот, мир, глядя на святую жизнь церкви, должен пасть к ногам Иисуса Христа с покаянием, подобно тому, как Филистимский царь Авимелех с другом и военачальником, видя богобоязненную жизнь Исаака, пришли к нему с повинной и откровенно признались: «Мы ясно увидели, что Господь с тобою...» (Быт. 26, 28). Именно Церковь, живущая под руководством Духа Святого, идущая узким путем, является светом миру и в океане греха служит верным маяком для разбитых грехом душ.

Но в нынешнее лаодикийское время соблазнов, отступления и религиозной неразберихи, к великой печали, многие церковные вожди утратили духовное ведение. Происходящие в жизни события они не видят даже так, как тот слепой, которому проходящие люди сначала казались деревьями. «...Ты несчастен и жалок, и нищ и слеп и наг» — говорит о них Христос (Откр. 3, 17). Они нуждаются сегодня в особой милости Господа, в двойном прикосновении Христа к язвам их духовной слепоты. Именно им в первую очередь нужна глазная мазь, чтобы прозреть и различать чистое от нечистого, истинное от ложного. Но глазную мазь, впрочем, как и белую одежду праведности, нужно купить сердечным сокрушением и открытым покаянием (Откр. 3, 1418).

«Видишь ли что?» — спрашивает сегодня Христос не безбожный мир, а церковь. У Него есть сила открывать очи духовно слепым. «Кто обращал взор к Нему, те просвещались...» — свидетельствует псалмопевец Давид (Ис. 33, 6).

Поспешим же ко Христу за помощью, пока есть день, пока есть возможность исцелиться и «видеть все ясно»!

Ч. В.

Видишь ли, что.

«Вестник истины» №4, 1992

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: