О кротости смирении

В категориях: Возрастая в личной жизни,Созидая свой внутренний мир

СМИРЕНИЕ

Многие хотят, чтобы их называли учителями, но я уверен, что только Один Господь Иисус имеет право называть Себя Учителем, и Он является им в абсолютном смысле этого слова, потому что Христос никогда не ошибался. «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос, все же вы - братья;» (Матф.23:8).

Его Нагорной проповеди нечего противопоставить. Ни одну самую наилучшую философскую школу невозможно даже сравнить с ней. Поучения Христа глубоки и неповторимы. В каждом слове заложен величайший смысл. Порассуждаем об одном стихе этой замечательной проповеди: «Блаженны кроткие...»

Кротость — это состояние человеческого духа. Близкими по значению к этому слову можно назвать: незлобивость, покорность, смирение. Кроткий — это безгневный, всепрощающий, удивительно добродушный, всех любящий человек.

Кротость наиболее ярко сияет, когда ее испытывают. Кроткий не возмущается, не пытается оправдываться, когда его несправедливо обвиняют. Аарон и Мариамь без причины упрекали Моисея за жену-ефиоплянку. Моисей ни слова не сказал в свое оправдание. Он был кротчайшим человеком, и это оскорбление не задело его. Моисей был недосягаем для обид и укоров. Оскорбители не причинили ущерба душе Моисея, а лишь повредили себе. Моисей, являясь одним из прообразов Христа, был способен ходатайствовать о своих обидчиках, чтобы Бог помиловал их.

С нами же нередко случается обратное: если нас несправедливо обвинили, то мы не находим в себе силы доверить Господу наших оскорбителей и ходатайствовать о них перед Богом. Мы хотим, чтобы нас тотчас оправдали, извинились и наказали обидчиков. Только кроткие, в ком собственное «я» мертво, могут молиться за обижающих.

Долгое время у меня были натянутые отношения с братом, проявившим неверность в деле Божьем. Мы много высказывали друг другу обвинений. Он был не прав и зашел в тупик. Мне хотелось вывести его из такого состояния, и я решил о нем молиться. Через некоторое время я сказал пресвитеру, что хочу встретиться с этим братом. «Зачем?» — забеспокоился он. «Я сам не знаю, но хочу его видеть». В этот день я шел к нему с трепетом и думал: будет не примирение, а, наверное, еще больший разрыв...

Вошел в комнату, сижу молчу.

Жду. Не знаю, с чего начать разговор. Вдруг брат поворачивается и называет меня не Борисом Яковлевичем, а Борисом: «Ты знаешь, я видел сон и уже хотел приехать к тебе просить прощения, потому что много на тебя наговорил...»

У меня словно гора с плеч упала. «Прощаю! — встал я навстречу ему. — Прости и ты меня...»

Когда мы молимся о тех, кто причинил нам много неприятного, Господь Сам производит в сердце людей работу и смиряет их неожиданным образом.

Кротость снимает всякое напряжение и не оставляет даже тени неприязни в отношениях между людьми. Кротость делает наш язык любезным, искренним, способным испрашивать у Бога милости к нашим обидчикам.

Кротость не способна упрекать, она не злопамятна. Кроткий человек не будет делать замечание ближнему в присутствии посторонних.

Апостол Павел пишет в послании Ефесянам: «Итак смотрите, поступайте осторожно...» (5, 15). Кротость щадит человека, она нежна, бережно относится к причинившим ей боль.

Мы не можем проявить во всей полноте кротость, когда живем в одиночестве. Более всего она проявляется в общении с людьми, как и любовь. Любовь ищет объект, к которому нужно проявить самые нежные чувства. И бывает безмерно счастлива, когда Бог посылает ей такую возможность. Каждому человеку Бог предоставил право выбора, он волен занять высшее положение, но может, во благо ближним, пренебречь и уничижиться, избрав себе худшее.

Обычно люди выбирают то, что им выгоднее. Для смирения предпочтительней остаться в убытке, терпеть унижение. Христос, «будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам» (Фил. 2, 6—9).

У Христа было право выбора. Но Он сказал: «Никто не отнимает ее (жизнь — Прим. ред.) у Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее; сию заповедь получил Я от Отца Моего» (Иоан. 10, 18). Он имел право пострадать и уклониться от страданий. Это было в Его воле, но, движимый любовью, Он не мог поступать иначе.

Смирение включает в себя унижение собственного «я» и готовность подчиниться чужой воле, но не на зло. Смирение не чуждается выполнить самую низкую, неблагодарную работу. Смирение почитает другого высшим себя (Фил. 2, 3).

Слово Божье повелевает нам: «Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время» (1 Петр. 5, 6). Значит, это дело никто вместо нас не совершит. Мы должны смирять себя сами. Если мы этого не делаем, тогда Бог начинает нас смирять. И Он делает это очень успешно. Он силен смирить ходящих гордо (Дан. 4, 34)! Для этого Бог допускает нам терпеть неудачи, срывы и нередко — падения.

Многих Бог смиряет через болезнь. Апостол Павел — яркий пример тому. «Чтоб я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть» (2 Кор. 12, 7). В немецком переводе Лютера этот стих звучит примерно так: «Бог допустил, чтобы сатана бил его кулаками». Бить человека — это унизительно, но Бог усматривает в этом большое благо для нас.

Смиренный думает о себе скромно. «По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил» (Рим. 12: 3).

Смиренный человек исследует мотивы своих поступков. Все, что сделано не в духе любви к Богу и ближним, смиренный отвергает. Он ненавидит всякую личную выгоду, гордость, лицемерие. Ибо Сам Бог противится гордым, а смиренным дает благодать (1 Петр. 5, 5).

Смирение соглашается с волей Господа, в чем и как бы она не выразилась: в утрате близких и любимых, в банкротстве, потере авторитета и даже жизни. Христос «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Фил. 2, 8).

Итак, спешите ступить на стезю кротости, которая увенчана Божьими благословениями.

Блажен человек, который уже идет этим путем. Путь этот полон испытаний и трудностей, но самое главное — богат Божьим присутствием, а в этом — все счастье человека и здесь, и в вечности. Воистину — «блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» непреходящих Божьих благословений!

Б. Я. Шмидт

«Вестник истины», 2 (118), 1992

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: