Желание запретного — смертный грех: не кради.

В категориях: Возрастая в личной жизни,Личное достоинство и совесть,Преображаясь и возрастая,Созидая свой внутренний мир

не кради

Горькая расплата

Легко грешить, но тяжко расплачиваться. В истории о жизни Иакова невозможно без внутреннего содрогания читать последнее его напутствие своим сыновьям. Отца, который, будучи человеком, ошибался, но через всю жизнь пронес самую преданную любовь к Богу! Иаков так любил Бога, так жаждал быть Им благословенным, что отважился бороться с Богом! Если бы наша душа так томилась обрести благословение свыше! «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня» (Быт. 32, 26).

Устами патриарха говорила истина, когда он возвещал своим сыновьям, что` будет с ними в грядущие дни.

«Рувим, первенец мой! ты — крепость моя и начаток силы моей, верх достоинства и верх могущества...» Какие величественные слова! И вдруг: «Но ты бушевал, как вода, не будешь преимуществовать» (Быт. 49, 3—4). Справедливо ли слово отца? — Вполне. Рувим взял то, что принадлежало отцу, и думал в отличие от других братьев обладать исключительным правом первородства (Быт. 35, 22; 1 Пар. 5, 1). Нет, Рувим, ты тяжко оскорбил отца, обида согнула его плечи, когда он узнал о твоем грехе. Ты отнял сам у себя все привилегии. «Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его? Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих? То же бывает и с тем, кто входит к жене ближнего своего; кто прикоснется к ней, не останется без вины» (Притч. 6, 27–28).

Много ли счастья принесло Рувиму его вероломство? В последующей истории Израиля колено Рувимово никогда не пользовалось преимуществом и не играло значительной роли. Уже Моисей ходатайствовал о колене Рувимовом: «Да живет Рувим, и да не умирает, и да не будет малочислен!» (Втор. 33, 6). В тесное для Израиля время племена Рувимовы не были опорой. В песне Деворы говорится: «В племенах Рувимовых большое разногласие...» (Суд. 5; 15—16). В то время, когда храбрые воины других колен полагали душу свою за братьев, рувимляне сидели между овчарнями, слушая блеяние своих стад.

Хотя Рувим и был начатком силы, но оказался лишенным славного преимущества стать истоком родоначальной линии Христа. Не из колена Рувимова воссиял Христос. Первенство Рувима было отдано сыновьям Иосифа (1 Пар. 5,1).

Как неуемна бывает вешняя вода, так безрассудна юность, которой не управляет страх Божий. Какого преимущества лишились многие общины и семьи только потому, что юноши их не сберегли святость. Некому сражаться у ворот с врагами дела Божьего. В скорби остаются родители, в стыде — церкви, в бездействии — юноши, безумно взявшие не свое и сами себя сделавшие пожизненными данниками плоти. Кто увлечен этим грехом, «тот губит душу свою, — говорит Соломон, — бесчестие его не изгладится» (Притч. 6, 32—33).

Жестокие похитители

«Не кради!» А два других сына Иакова, Симеон и Левий, похитили жизнь у целого города. Иаков, благословляя детей, проклял «гнев их, ибо жесток; и ярость их, ибо свирепа» (Быт. 49, 7). По злой прихоти, говорит Иаков, они истребили жителей Сихема. Чтобы показать лихую смелость они перерезали даже жилы у мелкого и крупного скота сихемлян. Юноши нередко называют доблестью то, что для зрелого человека является откровенной жестокостью. Иаков, узнав о бесчестии Дины, ждал сыновей, когда они вернутся с поля (Быт. 34, 5), чтобы вместе обсудить, как поступить с Сихемом. Но сыновья вступили в переговоры сами, потому Иаков и говорит: «В совет их да не внидет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя». Сыновья не сочли нужным выслушать отца, — все решили сами, и решили немилосердно, но с завидным единодушием. Сплоченность в безумной жестокости и свирепость нравов можно расстроить только раздробленностью. Иаков так и возвестил о Симеоне и Левии: «Разделю их... и рассею».

В отношении к Иосифу Симеон, как видно, не отличился милосердием (не он ли связывал Иосифа?). Почему-то именно Симеона Иосиф связал и оставил в Египте в заложниках (Быт.42, 24).

А в те годы, когда Израиль жил в Ситтиме, начальник колена Симеонова, некто Зимри, «в глазах Моисея и в глазах всего общества сынов Израилевых, когда они плакали у входа скинии собрания» ввел в шатер для сожительства мадианитянку. За этот дерзкий грех было поражено двадцать четыре тысячи Израильтян (Числ. 25, 6—11). Нет утешительных сообщений о Симеоне в грядущей истории Израильского народа.

Кто-то из молодежи считает, что, не советуясь с родителями в личных или домашних делах, а со служителями — в церковных, они ничего не теряют. А если уж и станут советоваться, то, как Ровоам, с ровесниками. Конечно, стать слугой народу и говорить ласково [так советовали Ровоаму старцы, «которые предстояли пред Соломоном, отцом его, при жизни его» (3 Цар. 12, 6)] — слишком унизительно для молодости. Любить врага, оказать милость кающемуся, не мстить обидчику — эти дела подлинного великодушия равносильны для молодости предательству.

Почему юность больше ратует за справедливость и так непростительно скупа на милость? Она не ведает еще, какой «преступник» притаился в ней самой. Юным, как воздух, нужен совет родителей, служителей. Мудрым окажется тот, кто оставит вовремя своевольные суждения, не станет полагаться на свой разум, не будет пренебрегать советом старших, — у такого человека есть надежда, что он не похитит жизнь ближних, не запачкает руки жестокостью. А у кого суд превозносится над милостью, тех Господь по любви Своей вынужден будет через горечи жизни привести к сознанию собственных грехов, научить милосердию и духу совета.

Отдал долги

«Мы люди честные!» — вместе со всеми братьями говорил и Иуда. Но почему поистине царские привилегии отдал ему Иаков? «Иуда! тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих, поклонятся тебе сыны отца твоего... не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не придет Примиритель и Ему покорность народов». Затем Иаков призывал на Иуду духовные и материальные блага. За что такие щедроты? Почему такое обилие благодати? Ведь Иуда — соучастник в грехе против Иосифа. Иуда тоже видел страдания Иосифа, когда он умолял братьев не делать ему зла (Быт. 42, 21). О, мы знаем, что` сделал Иуда, когда разворачивались таинственные события вокруг Вениамина в Египте, когда меньшему брату угрожала опасность остаться рабом у сурового правителя! Иуда не промолчал. В самый решительный момент он вычел сам свои долги сначала перед отцом, а потом и перед Иосифом. Иуда не стал ожидать, когда Бог совершит над ним Свой суд. Отцу он сказал: «Отпусти отрока (Вениамина — Прим. ред.) со мною... я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его. Если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред лицом твоим, то останусь я виновным пред тобою во все дни жизни» (Быт. 43, 8—9). Рувиму Иаков не доверил Вениамина, а Иуде отдал. Иуда убедил отца своей искренностью.

И в Египте перед Иосифом Иуда положил душу свою за меньшего брата и сказал: «Пусть я, раб твой, вместо отрока останусь рабом у господина моего; а отрок пусть идет с братьями своими. Ибо как пойду я к отцу моему, когда отрока не будет со мною? я увидел бы бедствие, которое постигло бы отца моего» (Быт. 44, 33—34). Иуда исповедал свою давнюю вину. У него нет больше сил смотреть на убитого горем отца. Приближать его смерть новой утратой Иуда не согласен. С душой Вениамина связана душа отца — не вернется Вениамин, умрет отец. Иуда решил: лучше я умру на чужбине, но похищать жизнь отца, его покой и его единственную радость на закате жизни — я просто не в состоянии. «Я дал слово отцу, — объяснил он Иосифу, — что отвечаю за Вениамина, и этого слова я не нарушу...»

В сердце Иуды произошла перемена. Прежнего сообщника в злых делах в нем не найти. Когда человек готов лучше умереть сам, нежели причинить боль другому, и во всякое время взыскивает с себя все долги, Бог не будет немилосерд к такому человеку. Он будет его миловать и спасать. Бог послал Иуде больше, чем он сам вычел из своей жизни, и сохранил его душу: Иуда не остался на чужбине рабом. Но самое главное благословение, которое получил Иуда, — это право быть родоначальником колена, из которого воссиял Христос!

Злостное воровство

Еще об одном злостном виде воровства говорит псалмопевец Давид: «...видишь вора, сходишься с ним, и с прелюбодеями сообщаешься. Уста твои открываешь на злословие, и язык твой сплетает коварство. Сидишь и говоришь на брата твоего, на сына матери твоей клевещешь. Ты это делал, и Я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты. Изобличу тебя, и представлю пред глаза твои грехи твои» (Пс. 49, 18—21).

«Видишь вора, сходишься с ним...» То есть не самому быть зачинщиком и нарушителем восьмой заповеди, а быть пособником и сообщником другим в нечистом деле. Мы не должны быть помощниками, даже молчаливыми, тем, кто бесстрашно крадет достоинство ближних. «Если кто согрешит тем, что слышал голос проклятия и был свидетелем, или видел или знал, но не объявил, то он понесет на себе грех» (Лев. 5, 1). Кто молча выслушивает грязные наветы, тот делается сообщником вора. Напрасно оправдывать себя, что это делает другой, а не вы непосредственно. Вина за этот грех распространяется в равной степени на всех участников. Ты не похищал доброго имени ближнего, но в твои уши влагалось поношение, и ты не остановил клеветника, значит, ты стал сообщником его. А пребывать в жилище Божьем и обитать на святой горе Его может тот, кто не только не клевещет, но и не принимает поношения на ближнего своего (Пс. 14, 3).

Однажды Саул с тремя тысячами отборных мужей из всего Израиля «пошел искать Давида... по горам, где живут серны», и вошел в пещеру, в глубине которой прятался Давид. Люди, бывшие с Давидом, настаивали: «вот день, о котором говорил тебе Господь: "вот, Я предам врага твоего в руки твои, и сделаешь с ним, что тебе угодно". Давид встал, и тихонько отрезал край от верхней одежды Саула. Но после сего больно стало сердцу Давида...» (1 Цар. 24, 5—6).

Взгляните на свои руки, друзья, сколько в них «лоскутов», отрезанных от чужой одежды? Вы безжалостно отрезали их в пустых разговорах, в поношениях помазанников Божьих, и сердцу вашему не становилось больно. Давид, на миг подчинившийся непроизвольному чувству мести, вышел из пещеры, пал лицом на землю, поклонился Саулу и закричал: «Отец мой! я отрезал край одежды твоей...» Когда-то эта боль пронзит и ваше сердце, но будут ли живы те, кого вы тайно без причины оболгали? Не пришло ли время облегчить свою душу чистосердечным признанием: «Отец мой! мать моя! служитель дорогой! я соучастник клеветы! Я принимал поношение! Я осквернял доброе имя тех, кто не сделал мне никакого зла...»

Дорогие молодые друзья! Не проводите безответственно лучшую пору своей жизни, не делайтесь сообщниками в чужих грехах. А если кто оступился — не ждите, когда зима старости запорошит сединой вашу голову и затуманит память. Наведите порядок в собственном сердце. Отдайте похищенное у ближних. Исповеданием восстановите доброе имя пастырей и наставников ваших, которые неусыпно пекутся о ваших душах. Снимите цепи греха со своей совести. Помните, молчанием вы повредите только себе. «Ибо праведно пред Богом — оскорбляющим вас воздавать скорбью, а вам оскорбляемым, отрадою...» (2 Фес. 1, 6—7). Не собирайте себе гнев на день гнева, когда в пламенеющем огне Бог будет совершать отмщение непокорившимся голосу Духа Святого.

Бог напомнит о долгах

Некоторые сетуют на Бога, что у них жена — не утеха очей, как у пророка Иеремии, а ежеминутное раздражение и средоточие капризов; дети — не радость и благословение, а — печаль и бессонные слезные ночи. А у какой-то жены — муж устремился к наживе и совсем не боится Бога, словом, все не так, как у людей воистину благословенных Богом, у которых первое и главенствующее место занимает Бог, Его возлюбленная Церковь, святое Слово Божье и Его чудное водительство. Но искать причину своих неудач только в нынешнем дне — не всегда верно. Следует вспомнить свои первые сознательные шаги на пути Христа и там навести порядок, чтобы Богу не пришлось напомнить нам о наших долгах в критический момент нашей жизни или жизни наших детей. Стоит перелистать восторженные и большей частью безответственные годы юности, когда мы с легкостью могли огорчать родителей и не потрудились вовремя попросить прощения, когда на призыв Господень посвятить свою жизнь всецело Ему мы отвечали молчанием и спешили сами устроить свое будущее.

К. Сысоев

«Вестник истины»,1,1995

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: