Отличительные черты искренней и духовной проповеди.

В категориях: Бог творения, творчества и красоты,Личность, обращенная к Богу,Наставь и научи,Слово Божье к человеку

пропове

На многих кафедрах можно прочитать что-либо типа “Проповедуй Слово” (2е Тим. 4:2), выражающее сущность служения или какое-либо ободрение. На одной кафедре были написаны удивительные слова, обращенные к проповеднику. Это был простой, но исчерпывающий вопрос: “Что ты пытаешься сделать для этих людей?” Дорога от текста к проповеди проходит по области герменевтики, а значит, рассмотрение цели толкования должно как-то помочь в ответе на этот язвительный вопрос.

Библейская герменевтика — текстуальное и классическое изучение определенного предмета — преследует такую же цель: понять значение текста.

Современная герменевтика тщательно исследует роль толкователя в процессе толкования и смещает местоположение значения на намерения автора. Текст — автономная сущность, а читатель или группа читателей вносят собственное значение в рассматриваемый лишенный смысла текст. Однако Кайзер был прав, утверждая, что “традиционно… экзегетика и герменевтика обращали внимание на сам текст, в попытке определить то, о чем говорилось и что имелось в виду в его оригинале”.

Этот подход обязан труду Эрнести (1701-1781), который был основоположником грамматико-исторической экзегетики. Однако из-за беспомощности в понимании значения текста концепция цели герменевтического процесса (строго сформулированного) была недальновидна. Он был типичным толкователем, который не занимается серьезным методологическим рассмотрением духовной глубины библейского толкования. Более того, он утверждал, что молитва и посвящение Богу вовсе бесполезны в труде раскрытия библейской истины.

Лучшая концепция цели герменевтики относится к познанию Бога, Который говорит в Библии. Гомилетика подразумевает, что проповедник, который желает быть библейским, должен прежде всего искать познания Бога через Библию, а затем устанавливать цель для проповеди: привести к познанию Бога неверующего в процессе евангелизации и верующего — к назиданию и служению. Великая проповедь является великой не из-за величия проповедников, а благодаря величию проповедуемого Слова, благодаря Слову Божьему, говорящему прямо и действенно о жизненных вопросах. Основная цель проповеди не в том, чтобы проинформировать или вдохновить, ругать или продвигать программы деятельности. Проповедуемое Слово в основном представляет собой призыв: Бог обращается к людям и призывает их к жизни в Нем.

Библейские проповедники читают Писание со смирением, ожидая духовной перемены благодаря лучшему познанию Бога ради того, чтобы Его лучше познали другие. Это утверждение цели проповеди является одновременно и целью, и обвинением менее значительным целям, которые рассматривают духовные законы и принципы вне контекста. Такая деятельность может быть расценена преимущественно как извлечение морали. Например, Эдмунд Клауни заметил, что если бы проповедник желал только вдохновлять христиан со смелостью встречать трудности жизни, ему не пришлось бы использовать историю сражения Давида с Голиафом. Достаточно было бы рассказать сказку о храбром герое. Но если проповедник использует историю о Давиде, чтобы лучше познать Бога, он упомянет, что выступление Голиафа против армии Саула фактически было борьбой против Самого Яхве и что Давид действовал как царская личность, действующая с божественной способностью, ради восстановления достоинства теократии, свидетельствующей о реальности Божьего присутствия и силы среди Его народа. Поступая так, он представлял собой прототип Христа, великого Царя Израильского, чья победа на Голгофе ниспровергла сатану и его силы.

Христиане должны осознавать, что битва против греха и зла не выигрывается человеческими силами или мастерством. Победа приходит к тем, кто “идет во имя Господа” (1я Цар. 17:45). Эта тема в библейской теологии представляет собой богатый исторический контекст для толкования и применения повелений Павла в Послании к Ефесянам (6) о всеоружии Божьем. Такая проповедь Библии придерживается Писания в том, что открывает славу Божью в Иисусе. На этом же основании она наставляет верующих об их сходстве во Христе и природе служения, особенно в деле защиты Евангелия в окружении враждебной и демонической мировой системы.

Чтобы преуспевать в толковании, выходящем за пределы конкретного места Писания с целью лучшего познания Бога, необходимо просто оторваться от чтения Библии, чтобы прислушаться к голосу Бога в этом месте. Смысл ясен, однако остаются проблемы. В отличном труде о призвании пастора Юджин Петерсон признает, что пасторы, которые проводят долгие часы за чтением и изучением Библии, в особой мере склонны делать ложные предположения, что читать Писание — это то же самое, что слушать Бога, а это не так.

Слушание и чтение не одно и то же. В каждом из них задействованы разные органы чувств. Мы слушаем ушами, читаем глазами… В слушании кто-то другой руководит процессом; когда я читаю, то процессом чтения управляю я сам. При чтении я открываю книгу и погружаюсь в слова. Я могу читать сам, но я не могу слушать сам по себе. В слушании главнее говорящий, в чтении же во главе стоит читатель.

В Писании мы не только слышим, как говорит Бог, мы слышим Того, Кто главенствует. Как показывает притча о сеятеле, Слово Божье, однако, достигает ушей, которые не понимают его, а иногда тех, которые принимают весть, но перестают жить по ней, когда приходит время гонений. Иногда Слово достигает ушей тех, кто поражен звоном монет и заботами житейскими, но также иногда и ушей тех, кто рожден, чтобы слышать и понимать его, что в результате изменяет и дает продуктивную жизнь для Царства (Мтф. 13:1923). Слушание Бога в Библии всегда включает в себя чтение, поэтому проповедникам уместно молиться вместе с псалмопевцем: “Открой очи мои и я увижу чудеса закона Твоего” (Пс. 118:18), а также принять слова Иисуса: “Кто имеет уши слышать, да слышит”20.

Чтобы проповедь была истинно библейской, проповедники должны идти дальше простого употребления различных мест Библии с целью сконцентрировать внимание на смысле библейского текста в его каноническом контексте. Итак, библейская проповедь основана на самой Библии как послании от Бога, Создателя и Искупителя, который вверил Своим слугам служение примирения (2е Кор. 5:18–20).

Вдобавок библейская проповедь ставит целью объяснение исторического значения места Писания, чтобы его понимание несло знание Бога через евангелизацию и ученичество, которое благоприятствует прославлению Бога, тождественности Христу и служению в силе Духа. Когда проповедники почитают Писание как единую божественную весть, обращая внимание на искупительный труд и волю Христа, то Церковь сможет снова услышать Божий голос с обновленной ясностью и убежденностью.

Роберт Столмен,

в «Отличительные черты искренней и духовной проповеди.» Роберт Брандт.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: