В окопах идеологической войны идиллий не бывает.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

идеол1

Идеологическое наступление Запада несопоставимо по целям и масштабам с российскими ответами.

В России на сегодняшний день действуют 84 «иностранных агента» — некоммерческие организации, занимающиеся, по версии чиновников, политической деятельностью и при этом получающие финансирование из-за рубежа. Кроме того, свою активность в отношении России проявляет ряд иностранных НКО, 12 из которых были включены в «патриотический стоп-лист», а одна официально признана «нежелательной».

Практически в каждой европейской стране и во многих более отдаленных уголках земного шара можно обнаружить политиков, общественных деятелей, экспертов, публицистов, позицию которых в той или иной степени можно назвать пророссийской. По мнению некоторых исследователей, причины этого феномена кроются в области идей. «Существует несомненная идеологическая связь между некоторыми европейскими крайне правыми партиями и нынешним руководством России», — утверждается, например, в докладе венгерской исследовательской организации Political Capital Institute. По мнению венгерских экспертов, европейские ультраправые в восторге от «путинской идеологии, выстроенной на авторитаризме, политической жесткости, национализме и этатизме». Из 24 проанализированных исследователями европейских крайне правых организаций 15 открыто заявляют о своих симпатиях к политике России, 6 «нейтральны» и лишь 3 «враждебны».

По версии Вячеслава Никонова, главы Комитета Госдумы по образованию, все эти политические силы «рассматривают Россию в качестве страны, которая поддерживает созвучные им ценности». Левые, по словам главы «Русского мира», уважают нашу страну за ее независимую политику. Для правых «исключительно важны вопросы религии, морали, однополых браков и тому подобное», и здесь Россия тоже показывает достойный пример. Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин смотрит на вещи более просто: «России симпатизируют, как правило, те, кто не любит Америку».

Есть, впрочем, и другое мнение на сей счет.

«Кремлю удалось создать разветвленную зонтичную систему влияния на Западе», — считает политолог, старший научный сотрудник Института Брукингса (США) Лилия Шевцова. При этом «друзей России» влечет к Москве не столько общность идеологических устремлений, сколько «откровенный коммерческий интерес». Ярким примером такого коммерческого подхода являются, по мнению эксперта, отношения между руководством России и французским «Национальным фронтом»: «Поддержка российской политики со стороны Марин Ле Пен и ее партии, очевидно, во многом объясняется возможностью получения финансирования из источников российского происхождения».

Еще одним способом расширения Россией своего влияния на Западе стала, по словам Шевцовой, шредеризация — явление, получившее название от имени бывшего канцлера Герхарда Шредера, возглавившего комитет акционеров компании Nord Stream AG, швейцарской «дочки» российского «Газпрома». «Шредеризация затронула довольно широкие слои высшего политического слоя в ряде европейских стран, — отмечает Шевцова. — Любопытно, однако, что переход на «подкорм» в российские структуры почти не затронул американскую политическую элиту. Попытка Кремля пригласить возглавить совет директоров «Роснефти» бывшего американского министра торговли Доналда Эванса провалилась. Впрочем, бывший итальянский премьер Романо Проди тоже отказался от интересного предложения».

Для справки: Проди было предложено возглавить компанию South Stream AG, еще одной газпромовской «дочки», занимавшейся реализацией проекта «Южный поток». А вот, например, бывший премьер-министр Финляндии Пааво Липпонен от «интересного предложения» не отказался и стал советником Nord Stream AG. Но, пожалуй, наибольший размах этот процесс приобрел в Великобритании. Вот лишь несколько примеров. Член палаты лордов, бывший британский министр и еврокомиссар Питер Мандельсон вошел в совет директоров АФК «Система». Бывший первый министр кабинета лорд Пол Майнерс — член совета директоров компании «Мегафон». Еще один лорд и бывший министр Питер Траскотт возглавляет консалтинговую компанию Energy Enterprises, тесно связанную, по данным осведомленных источников, с российскими энергетическими корпорациями. Кстати, в позапрошлом году Траскотт выдвинул кандидатуру Владимира Путина на соискание Нобелевской премии мира.

«Не могу ничего сказать о конкретных суммах, но мне известно, что Россия оплачивает услуги целого ряда зарубежных экспертов», — сообщил «МК» руководитель Центра политических исследований стран Северной и Восточной Европы Александр Сытин. Эксперт знает, о чем говорит: до октября прошлого года он работал в Российском институте стратегических исследований (РИСИ) — крупнейшем мозговом центре власти в сфере внешней политики, подчиняющемся непосредственно администрации президента. О статусе института и степени его близости к вершине вертикали говорит тот факт, что учредителем РИСИ является сам глава государства.

По утверждению Сытина, в среде кремлевских внешнеполитических советников распространено мнение, что точечные платежи иностранным политикам, экспертам и средствам массовой информации более выгодная и эффективная инвестиция, нежели практиковавшееся во времена СССР оптовое содержание «братских» компартий. Кстати, что касается «подпитки» экспертов, одним из каналов такого финансирования является, судя по словам Сытина, непосредственно РИСИ. Наибольшую активность в этом направлении институт проявляет на просторах СНГ, и в первую очередь — на Украине и в Белоруссии. «Линия РИСИ направлена на то, чтобы находить в этих странах «своих», пророссийских экспертов, и выдавать их за рупор общественного мнения», — утверждает политолог. Выступления и работы, выдержанные в «нужном» ключе, оплачиваются, по свидетельству бывшего сотрудника РИСИ, довольно щедро — не только по местным, но и по российским меркам.

Но это капли по сравнению с тем денежным дождем, который льется на наших западных «друзей». По словам эксперта, до него доходила информация о том, что «определенные суммы выплачивались даже Бжезинскому (Збигнев Бжезинский, американский политолог, долгое время являлся одним из ведущих идеологов внешней политики США. — «МК»), который в последнее время стал выступать с таких, скажем так, компромиссных позиций». Каналы финансирования могут быть самыми различными, при этом отследить эти денежные потоки практически невозможно. «Понятно, что напрямую Кремль ничего никому не проплачивает, — поясняет Сытин. — Но существует огромное количество фондов — практически у каждого крупного политического эксперта имеется свой фонд, — через пожертвования которым можно все это провести. Один фонд может пожертвовать другому, через третьи руки... Думаю, для каждого конкретного случая используется своя технология».

При этом львиную, а возможно, наибольшую долю расходов по финансированию «зарубежных друзей» берет на себя российский бизнес. Иногда это происходит по зову сердца, но чаще всего, утверждает эксперт, бизнесменов настоятельно просят «помочь». По словам Сытина, он сам был свидетелем ситуации, когда одному известному предпринимателю позвонили из «соответствующего кабинета» и сообщили, какую сумму и куда он должен перевести. Отказов, как правило, не бывает, потому что «каждый понимает, что произойдет, если он откажется от такого платежа».

Сытин допускает, что не все «друзья России» действуют из корыстных побуждений. Но соотношение в этой среде бессребреников и материально заинтересованных он определяет как 30 к 70 в пользу последних. Что же касается конкретно экспертов, то тут пропорция, по его мнению, вообще составляет 10 к 90.

Андрей Камакин,

Кто такие «друзья России»,

"Московский комсомолец" №26891 от 21 августа 2015

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: