В период санкций выросли шансы на успех реформы политической системы России.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

реформы

ТКАЧЕНКО Татьяна Ефимовна – доктор биологических наук

Аннотация. В статье автор высказывает мнение, что санкции создают для политики, государственного управления, общества и граждан принципиально новые возможности для развития. При этом политическая инициатива принадлежит органам государственной власти, концентрирующим почти всю власть и огромные ресурсы. Актуализируется необходимость продолжения реформ и преобразований в нашей стране, несмотря на имеющиеся и будущие трудности.

Проблематизация. В условиях современных санкций политический процесс в нашей стране очень сильно трансформируется.

Во-первых, высшее политическое руководство нашей страны ставит перед органами государственной власти и местного самоуправления принципиально новые задачи. Имеются в виду задачи оптимизации функций органов государственной власти и экономии, выделяемых им ресурсов, облегчения налоговой и административной нагрузки на бизнес, возвращения в экономику и политическую жизнь государственно-частного партнерства и т.д.

Во-вторых, в нашей стране активизировался поиск на международной арене союзников, позволяющих совместно развиваться в современном мире. Не случайно тема БРИКС является сегодня в российском политическом дискурсе одной из самых модных. Также не случайны постоянно обсуждаемые последствия азиатского разворота России, изменения доктринальной базы проводимой государственной политики [Белозеров 2015: 99].

В-третьих, продолжается обсуждение оптимальных моделей управления, способов и механизмов управления общественными процессами, и в первую очередь – отечественной экономикой. Думается, не случайно сегодня в нашей стране так сильно востребован опыт развития Сингапура и его «отца-основателя» Ли Кун Ю [Косырев 2015: 40]. Есть еще масса примеров, подтверждающих, что кризисы дают любой стране небывалые прежде возможности. Так, «в период жесткого кризиса в Финляндии была создана Nokia, один из мировых лидеров в мобильной связи» [Курносов 2012: 18].

В-четвертых, в российском экспертном сообществе продолжается активный поиск «ценностного кода» российской нации. Не случайно исследователи настаивают на том, что процесс нацио-строительства (строительства российской нации) после введения санкций резко активизировался [Мельков 2015: 95]. Полагаем, что это не пустые заявления: становление российской (именно российской!) нации является в настоящее время основной целью российской политической элиты, вышедшей в основном из спецслужб и силовых структур.

В-пятых, фактически только в 2015 г. в отечественном научном и общественном дискурсе вновь актуализировалась тема строительства государственности «снизу». Мы имеем в виду внимание к реальным проблемам местного самоуправления, оценку реальной готовности этих органов власти решать вопросы местного значения [Ряжапов 2011: 85]. В связи с этим вполне уместными выглядят попытки изменить в нашей стране базу налогообложения в интересах именно местного самоуправления, а не федеральной власти (впрочем, эффективность этих усилий еще предстоит оценить).

В-шестых, санкции вновь актуализировали дихотомию безопасности и развития. Если часть силовых структур на первое место в российской политике ставят укрепление безопасности, то научное сообщество скорее склоняется к приоритету национального развития. Понятно, что обеспечить развитие без устойчивой системы безопасности нельзя. Однако в условиях ограниченных ресурсов и кризисной экономики безопасность может «стягивать на себя» значительные объемы национальных ресурсов и ограничивать социальное развитие.

Фактически сегодня речь идет о наступающих, а может быть только грядущих изменениях политической культуры современного российского общества, которые «запущены» санкциями 2014 г. И не случайно сегодня в современном обществе политическая культура принадлежит, наряду с психологией и этикой, к самым важным сторонам гуманитарного измерения политики..

О реальности политического процесса вне институтов. Вопрос о социокультурном контексте политического процесса, как считают многие современные ученые, в первую очередь, связан с выяснением его значимости вне институциональных аспектов политики. Даже новые технологии невозможно произвольно пересаживать на любую социокультурную почву (импортированный парламентаризм, импортированная демократия). Не случайно сегодня все чаще ученые пишут о многовариантности общественного развития [Якунин и др. 2009].

Как показала история, если политика сводится к конкурсу заимствованных мироустроительных идей, а представительские возможности общества подавленными, это грозит идеократическим (по сути, теократическим) вырождением политической культуры.

Политический процесс в России сегодня представляет собой комплекс политических взаимодействий субъектов, носителей и институтов власти. Они действуют на основе тех ролей и функций, которые задаются системой культуры, традициями, конфессиональной средой, ментальностью общества, особенностями исторического развития, чертами психологического склада этносов и т.д. [Белозеров 2015]. В то же время заметим, что поведение субъектов власти и властных институтов в России имеет специфическую логику и специфическое происхождение с рядом сформировавшихся особенностей [Галкин 2004].

Постараемся далее кратко охарактеризовать некоторые особенности современного отечественного политического процесса.

Первая особенность политического процесса в России заключается в фактическом слитности политики и экономики, социальных и личных отношений. В данном случае политика не имеет четких границ от других областей жизни, в силу незрелости институтов гражданского общества, которые должны ограничивать всевластие органов государственной власти и контролировать их действия. В результате политика занимается даже частными отношениями граждан, и это политическое вмешательство в частную жизнь в нашей стране продолжает усиливаться.

Наверно, эту мысль можно было бы поставить под сомнение, если бы не многочисленные подтверждения верности данного утверждения. Так, директор Московского центра Карнеги Д. Тренин в своих трудах пишет о том, что имперские амбиции Руси/России никуда не исчезли, а продолжают жить и оказывать постоянное влияние на российскую политику [Тренин 2012: 39]. Практически все действующие современные российские политики считают себя патриотами и даже консерваторами, и все как один отрицают либеральные ценности. По сути, все они считают государство и государственные интересы основными российскими национальными ценностями.

Вторая особенность политического процесса в России состоит в имманентной конфликтности российского политического процесса, что отражается в различном понимании ценностей свободы и демократии срдеи современных политических сил, в их неодинаковых возможностях как участия в реформаторском процессе, так и удовлетворения собственных интересов (особенности российской политической системы).

К третьей особенности политического процесса в России отнесем высокую степень концентрации политических ролей в России. Имеется в виду достаточно высокая степень аполитичности российских граждан, слабая способность российских политических партий выражать интересы гражданского общества. В этих условиях получается достаточно странная для демократического общества ситуация: политических партий много, а интересы избирателей эти партии не реализуют. Институты гражданского общества в нашей стране вроде бы многочисленны, но граждане предпочитают реализовывать свои интересы вне институтов гражданского общества.

Наверно, политики в нашей стране должны быть профессионалами, но все же политиками, полагаем, должны становиться не столько чиновники, сколько общественные деятели. Не должны чиновники действовать на политическом рынке (как на внутреннем, так и на внешнем). А фактически в нашей стране именно чиновники (бюрократия как класс) являются центром, основой политического процесса [Нуреев 2005: 91]. Об этом, кстати, в свое время подробно написал М. Восленский в своей книге «Номенклатура» [Восленский 2005]. Кроме того, часто складывается ощущение, что политиками в нашей стране являются исключительно медийные фигуры, выступающие по телевидению. А все остальные управленцы, государственные и общественные деятели находятся вне политического процесса.

Четвертая особенность современного политического процесса в России связана с фактическим приоритетом международной и внешней политики. Любые новостные передачи сегодня дают зрителям информацию о ситуации в Украине и о происках западного мира, при этом фактически отсутствует информация о внутренней политике. Мы не считаем нормальным этот явный перекос, поскольку считаем, что режим санкций как раз и должен привести к резкой активизации внутренних российских субъектов развития. Именно об этом говорит наш президент: наступило время самых смелых инициатив, наступило время малого и среднего бизнеса.

Поэтому мы считаем необходимым вовлечь в информационный процесс многочисленные мнения и идеи граждан, институтов гражданского общества, экспертов и общественных деятелей. В противном случае, полагаем, очередная попытка модернизации (а сейчас в нашей стране модернизация явно идет полным ходом) может провалиться.

Пятая особенность современного российского политического процесса заключается в его случайности, непредсказуемости и интуитивности (так бывает чаще, чем осуществление политики в плановом режиме). Как пишет достаточно известный аналитик из Федеральной службы безопасности России профессор Ю.В. Курносов, «у нас по-прежнему интеллект не в почете, и, как следствие, нет аналитических центров». Он же пишет о том, что в США «за последнее десятилетие отмобилизована огромная инновационная армия из 5 млн интеллектуалов со всего мира» [Курносов 2013: 24].

Скорее всего, мы не можем подобное заметить в отношении отечественной государственной политики, хотя при всех органах государственной власти и местного самоуправления созданы общественные советы, а при многих из них сформированы еще и экспертные советы. Во всех регионах РФ действуют общественные и торгово-промышленные палаты. Однако пока непонятно, могут ли каким-то образом эти институты влиять на готовящиеся социально значимые решения.

Выводы. Очевидно, что санкции 2014 г. создают для России определенные проблемы, но одновременно и новые возможности. Воспользоваться новыми возможностями в национальных интересах, на наш взгляд, смогут только те субъекты политики, которые будут опираться на волю и интересы граждан, будут строить российскую политику «снизу».

Очевидно также, что в отечественной политической системе должны произойти серьезные изменения, позволяющие интегрировать в политический процесс многочисленные социальные и экономические инициативы граждан и общества. Иного пути просто нет.

Список литературы

Белозеров В.К. 2015. Военная доктрина России: в начале большого пути. – Власть. № 2. С. 98-103.

Восленский М. 2005. Номенклатура. М.: Захаров. 640 с.

Галкин А.А. 2004. Размышления о политике и политической науке. М.: Оверлей. 278 с.

Елисеев С.М. 2000. Политические отношения и современный политический процесс в России. СПб.

Косырев Д. 2015. Творец нации. – Огонек. № 12.

Курносов Ю.В. 2012. Аналитика как интеллектуальное оружие. М.: РУСАКИ.

Курносов Ю.В. 2013. Азбука аналитики. М.: РУСАКИ.

Мельков С.А. 2015. Какие ценности предстоит защищать России. – Власть. № 2. C. 94-97.

Нуреев Р.М. 2005. Теория общественного выбора. М.: ИД ГУ ВШЭ.

Ряжапов Н.Х. 2011. Особенности местного самоуправления в Москве и некоторые вопросы реализации органами местного самоуправления полномочий в области гражданской обороны. – Научные и образовательные проблемы гражданской защиты. № 1.

Тренин Д. 2012. Post-imperium: евразийская история. М.: РОССПЭН. 236 с.

Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Куликов В.И., Сулакшин С.С. 2009. Вариативность и цикличность глобального социального развития человечества. М.: Научный эксперт. 464 с.

ТКАЧЕНКО Т. Е.

Российский политический процесс в режиме санкций (размышления не профессионального политолога)

 «Власть», № 8, 2015

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: