Борьба за изменение воскресного богослужения в период Реформации.

В категориях: Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть

служ

Исторический контекст.

Шестнадцатый век стал веком больших потрясений в мире и церкви. Прежний средневековый синтез церкви и государства, достигнутый в XIII веке, дал трещину и к началу XVI века стал достоянием прошлого. Подъем национальных государств, ориентация экономики на обогащение, расцвет образования в эпоху Возрождения и идеи всемирного гуманизма привели в результате к новому видению мироустройства.

В этом контексте произошел великий религиозный переворот, известный как Реформация. Такие лидеры, как Мартин Лютер и Жан Кальвин, хотели избавить церковь от ненужных традиций и преданий и возвратить ее к чистоте ранней церкви, как в доктрине, так и в богослужении.

Хотя Реформация принесла в основном реформу богословия, она неминуемо повлекла за собой изменения в богослужении. Вот как описывает богослужение в начале Реформации Уильям Д. Максвелл:

Мы видели, что в начале XVI века проведение вечери Господней в Западной церкви стало драматическим представлением, которое завершалось не причастием, а чудом пресуществления, и было отмечено благоговением вознесения святых даров с примесью суеверия. Этот обряд неизбежно ограничивал возможное участие в службе людей - невнятное чтение на непонятном языке сопровождало богатую и пышную церемонию, а пение и музыка, если они там звучали, были трудны для восприятия. Богослужение как обряд пришло в серьезный упадок, многие приходские священники были слишком безграмотны, чтобы проповедовать. Вместо Священного Писания долгое время прихожане слушали легенды и отрывки из жизнеописаний святых. Библия на родном языке была недоступна, а платные мессы и индульгенции стали источником симонии и эксплуатации прихожан. Реформация была настоятельной необходимостью.

Несмотря на сходство между различными группами реформаторов, реформа богослужения не везде была одинаковой. Некоторые группы сохранили преемственность с прошлым, в то время как другие полностью порвали с традицией, чтобы ввести новый стиль богослужения. Чтобы понять основные течения в этой области, мы рассмотрим общие тенденции развития богослужения в период Реформации и разницу между реформаторами, вследствие чего и сформировались различные стили богослужения в постреформаторских церквях.

Общие тенденции реформаторов.

Сначала протестанты отвергли католическую мессу из-за средневекового взгляда на нее как на повторение жертвы Христа. Лютер в своем труде «О вавилонском пленении церкви» назвал мессу «злоупотреблением», которое повлекло за собой

.бесконечное множество других, так что вера в это таинство исчезла полностью, а святое причастие превратилось в настоящую ярмарку, балаган и место торговых сделок. Потому участники таинства, братство, заступничество, достоинство, годовщины, памятные дни и другой подобный товар продают и покупают, делают предметом торга и обменивают в церкви, и из этого источника священники и монахи получают все свои средства существования.

Самую непримиримую критику Лютер направил на католические молитвы евхаристического канона. Лютер утверждал, что месса утратила свой изначальный акцент на благодарении и, в попытке угодить Богу, превратилась в умилостивительную жертву. Для Лютера такое понимание было несовместимым с Писанием. Оно шло вразрез с Евангелием, и поэтому его следовало исключить из богослужения. Более того, богословие жертвы в мессе влекло за собой череду других проблем. Вот что об этом пишет Роберт Уеббер:

Люди ждали всевозможных выгод и преимуществ от посещения мессы, включая исцеление, освобождение душ из чистилища и другие чудотворения. Месса даже потеряла идею причащения, потому что людям не обязательно нужно было присутствовать на службе - ее можно было провести от их имени. Соответственно, священники, которые проговаривали мессу, заменяли собой место поклонения людей и становились легализированным средством обретения спасения.

Для реформаторов эта средневековая практика позднего периода поражала христианское благовестие в самое сердце и извращала сущностную природу христианской веры как религии благодати. Отказ от мессы как жертвы стал необходимостью, и с этим согласились все протестанты.

Далее, реформаторы настаивали на восстановлении литургии Слова на ее старом и подобающем ей месте в богослужении. Дисбаланс между служением Слова и таинствами, который привел к отказу от проповеди и назиданий, рассматривался как односторонний подход к богослужению. Весной 1523 года Лютер издал памфлет озаглавленный «О правилах божественного поклонения», в котором излагались инструкции относительно порядка богослужений. В итоговой части этого документа он сказал следующее:

В этом и заключается сущность вопроса - все должно быть сделано так, чтобы преобладало Слово. Мы можем экономить на чем угодно, кроме Слова. Ничто не может принести нам больше пользы, чем Слово. Ибо все Писание показывает, что Слово должно иметь свободное хождение среди христиан, а в Луки 10 главе, Христос Сам сказал: «А одно только нужно - чтобы Мария сидела у ног Христа и слушала Слово Его.»  .

Ульрих Цвингли, швейцарский реформатор, пошел дальше Лютера и настаивал, что люди должны изучать одно только Слово. Он отменил в церкви органы, как и всю музыку вообще, одеяния, картины и все остальное, что могло отвлечь внимание от главного содержания богослужения - Слова Божьего.

Наконец, реформаторы также согласились в том, что богослужение должно проходить на языке молящихся и что следует сохранить последовательность литургии Слова и таинств. Цвингли был единственным реформатором, который отвергал возврат к древней структуре, сочетавшей служение Слова и таинства. Он ставил во главу угла Слово - и только. Позиция Цвингли долгое время оставалась в кругах кальвинистов наиболее влиятельной и, к разочарованию Жана Кальвина, нормой стали ежеквартальные, а не еженедельные причастия в церквях, на которые кальвинизм оказал влияние. Через английских пуритан это влияние распространилось на баптистов, пресвитериан, конгрегационалистов и индепендентов, а через них - на большую часть американских протестантов.

Различия среди реформаторов. Несмотря на единство по вышеупомянутым вопросам, среди реформаторов были и разногласия по вопросам богослужения. Одно из них касалось преемственности наследия римско-католической церкви. Лютеранские и англиканские церкви сохранили многое из традиций древнего богослужения, последователи Цвингли и анабаптисты решительно порвали с прошлым, а реформатские церкви занимали между двумя этими полюсами некую среднюю позицию. «Аугсбургское исповедание», например, гласит следующее:

Наши церкви ложно обвинили в отмене мессы. На самом деле мессу мы сохранили и проводим ее с величайшим почтением. Сохранены почти все обычные церемонии... Месса наша основана на примере церкви, как она показана в Писании и у отцов.

Цвингли отказался от всех Церемоний как языческих и начал избавлять церковь от традиций многих правил богослужения, независимо от их вероятной ценности для церкви. Он был убежден, что вера приходит только через Святого Духа независимо от физических каналов или внешних средств.

Анабаптисты отвергли не только церемонии в богослужении, но и необходимость формального общественного богослужения вообще. Они считали, что истинная церковь - это послушные и страдающие люди, для которых ежедневное хождение с Богом важнее богослужения. Такая жизнь в послушании получала поддержку на общих молитвенных собраниях христиан, где они читали Библию, получали назидания и проводили Господню вечерю в непринужденной домашней атмосфере. Они, таким образом, отказывались посещать богослужения в государственной церкви и встречались тайно, в разное время, не планируя встречи заранее. Время и место следующих собраний передавались из уст в уста теми, кто принадлежал к тесному кругу общения.

Реформатская церковь в подходе к богослужению заняла умеренную позицию. Главным источником, на который опирался Жан Кальвин, была работа Мартина Буцера из Страсбурга, который соединил цвинглианскую непримиримость с лютеранством и развил собственный тип богослужения «Страсбургской литургии». В своей работе Р. Джаспер пишет:

До Буцера богослужения в Страсбурге сохраняли такие церемониальные аспекты, как облачения священников, вознесение святых даров, омовение рук священника и коленопреклонение, но опускались все элементы, указывающие на доктрину жертвы. Буцер свел богослужение к простейшим формам. Многие антифоны и респонсории исчезли, и в результате богослужение утратило антифонный характер. Отказались также от чтения отрывков из Священного Писания и позволили священнику «выбирать текст», в результате чего проповеди по времени занимали час. В итоге можно сказать, что историческая сущность богослужения была заменена менее эстетическими формами. При таком подходе пустил корни более рациональный подход к богослужению, который и расцвел среди протестантов.

В период между 1514 и 1538 годами Кальвин прибыл в Страсбург и начал проводить богослужения для маленькой группы французских заключенных. Именно здесь окончательно оформились его взгляды на богослужение под влиянием Буцера и «Страсбургской литургии». Его идеалом было корпоративное поклонение ранней церкви, которое, по его мнению, лучше всего было представлено в обрядах Страсбурга. Его труд о богослужении в ранней церкви «Порядок молитвы и способы исполнения таинств согласно древнему обычаю» показывает, к чему склонялось его сердце. В «Страсбургской литургии» Кальвин сделал несколько поправок, касающихся вариантов богослужения, исповедания, Господней вечери, чтения Десятословия и пения псалмов. Но ни одно из них не изменило главных принципов, которые он перенял от Цвингли в отношении к богослужению. Литургия Кальвина вслед за синтезом Буцера стала главным подходом к богослужению в реформатских церквях.

БЛАГОМЫСЛИЕ,

Богословский альманах, Новосибирская библейская богословская семинария, 2012.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: