Роль христианской Церкви в становлении современной Европы.

В категориях: Аналитика и комментарии,Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть,Социология, культурология, история

христ

В.Н. Телегин, С.В. Телегина, В.В. Шмидт

В современных подходах к определению понятия «религиозный фактор», его места и роли в общественных процессах нет достаточной четкости и конкретности. Несмотря на предпринимаемые попытки осмысления взаимоотношений религии и политики — от их взаимоисключения до взаимообусловленности и чуть ли не тождественности, — очевидной остается проблема использования религиозного фактора в политических целях (в широком смысле); и эта проблема все еще не получила достаточного освещения.

Обращает на себя внимание факт научно необоснованного и по сути политически спекулятивного, безответственного манипулирования понятиями «религиозный» «фундаментализм», «радикализм», «экстремизм» в академической среде, что, на наш взгляд, ведет к дискредитации фундаментальных основ бытия, а потому является не чем иным, как диверсией в отношении национальной картины мира.

По нашему мнению, религиозный фактор — эффективный инструмент интеграции / дезинтеграции в социально-политических процессах, проявление которого фиксируется на всем протяжении исторической эволюции проекта «Объединенная Европа».

Этот проект имеет уже многовековую историю. В 1306 г. французский политик и юрист Пьер Дюбуа предложил монарху Филиппу Красивому создать «христианскую республику», управляемую ассамблеей европейских принцев. Король Богемии Иржи Подебард (1420–1471) выступил в поддержку политического объединения христианских государств в Центральной Европе для противостояния внешним угрозам. В 1623 г. парижский монах Эмерик Крюсе опубликовал обращение к Папе и Европейским монархам с призывом создать межгосударственную ассамблею для установления всеобщего мира и свободы торговли во всем мире. В 1638 г. советник французского короля Генриха IV герцог де Сюлли предложил создать конфедерацию европейских государств для совместной борьбы против Османской империи. В 1690 г. английский квакер У. Пенн призвал покончить с «мозаикой государств» в Европе и создать Европейскую лигу или конфедерацию во главе с парламентом. В 1712 г. французский дипломат и философ аббат Ш. де Сен-Пьер, выступил с планом объединения Европы («Проект вечного мира в Европе»). В 1815 г. французский социалист-утопист А. Сен-Симон выдвинул развернутый план политического объединения Европы как одной нации, предусматривающий, в частности, избрание «общеевропейского монарха». В 1878 г. швейцарский правовед Й. Блюнтчли предложил учредить Европейский союз под управлением Федерального совета и избираемого прямыми выборами Сената (см.: Матвеевский Ю.А. Европейская интеграция в исторической ретроспективе. М., 2011. С. 10–11).

Учитывая, что в настоящее время Российская Федерация принимает активное участие в формировании Евразийского экономического сообщества, рассмотрение опыта Европейской интеграции в сфере актуализации религиозного фактора может прояснить механизм удовлетворения интересов государства как актора международных отношений.

Религиозный фактор — понятие/термин, характеризующий влияние религии как социального института на иные, нерелигиозные, стороны общественной жизни**. В своем историческом развитии он, реализуясь в форме духовно-нравственных убеждений и ценностей индивида(ов), формировал (или оказывал фундаментальное влияние) на мировоззренческие установки общества, определяя культурный код и преобладающие особенности наций. Влияние религиозного фактора очевидно, например, на гражданско-политическом и государственно-политическом уровне институциональной организации социума — в его иерархической и аксиологической моделях.

В зависимости от конкретной исторической и социально-политической ситуации в стране и в мире, религиозный фактор способен выполнять различные функции3. В периоды кризисов (военных, общественно-политических) или обострения полемики по социально значимым вопросам религиозный фактор становится одним из наиболее влиятельных начал, так как он апеллирует не к социально-практическим функциям индивида, а напрямую к его совести и сердцу — ценностно-мировоззренческим установкам. А это в свою очередь служит доминантным мотивом при решении задач различного уровня.

Таким образом, религиозный фактор можно рассматривать как семиотическую систему — язык, придающий особую энергичность и выразительность идеям в борьбе с другими идеями, как идентификационный маркер огромной демаркационной силы, как явление, предоставляющее человеку и обществу силу вдохновения для великих прорывов, но и способный вызвать внешнюю агрессию сокрушительной мощи.

Интерес к фундаментальным вопросам культуры, её религиозным корням — естественная реакция, как отдельных людей, так и государств, на вызовы, которые несут новые возможности для национального развития, и на угрозы, которые несут риск нивелирования этно-национальных ценностей и утраты культурно-цивилизационной самобытности народов в условиях нарастающей глобализации. Логично в данном контексте поставить проблему базовых ценностей — осознать, что именно понимается под ними. Так, базовые ценности — это, прежде всего, ценности бытия. Бытие, порождает модель онто-аксиологии с ее имплицитной и эксплицитной иерархизацией, включающей ценности той оригинальной картины мира, которая удерживается общественным сознанием, в сфере которой осуществляется активное смысло- и целеполагание, и в которой используются разного рода семиотические системы для решения многообразных задач, стоящих перед индивидом, группой, обществом и государством.

Понимание типа метафизической системы, ее уровней и принципов организации, связи с социальной динамикой — вот необходимый набор знаний (компетенций) для национальных элит с их лидерами и менеджерами всех уровней, по долгу своей деятельности транслирующих историко-культурное знание, обеспечивающее социализацию подрастающих поколений, и через него влияющих на качество национально-государственной мощи.

Одной из функций религиозного фактора является мировоззренческая функция, которая создает собственную картину мира, влияющую на отношение человека к действительности, на его ориентации, установки и поведение6. При этом организация общества гомеостатична, поскольку создается общественно- целесообразной, т.е. политически обусловленной, деятельностью отдельных людей, не предполагающей какого-либо предела его (общества) существования. На стыке этих факторов со всей очевидностью выявляется существенное обстоятельство: социально-эффективная деятельность, т.е.  обеспечивающая преемственность и непрерывность человеческой истории, возможна лишь в том случае, если её мотивы выходят за рамки кругозора и забот конкретного индивида как случайного, конечного существа, а одухотворяются представлением о себе как необходимом звене — творце бессмертного человечества. Это достигается путем трансцендирования, т.е. признания некоей «иной» реальности — ценностей и идеалов, «превосходящих» интересы и заботы конечного индивида и составляющих его «конечную заботу». Эту задачу невозможно решить, не формулируя неких безотносительно-вневременных ценностей, норм, заповедей, не вводя в ткань культуры понятия Абсолюта, ощущения вневременности — вечности.

В свете вышесказанного сложно переоценить значение религиозного фактора в создании и сохранении Европейской цивилизации.

Так, Западная цивилизация получила от Католической Церкви такие институты, как высшее образование и науку, благотворительность и меценатство, основные принципы гражданского и международного права и начала экономической теории и т.п.

Под патронатом Католической Церкви созданы шедевры архитектуры и изобразительного искусства. Роль Церкви не исчерпывалась идейным влиянием, в том числе богословских идей, — она дала великих ученых, многие из которых были священниками: отцом геологии считается о. Николас Стено (Nicolaus Stenonis, 1638–1686), опубликовавший в 1669 г. диссертацию «О твёрдом, естественно содержащемся в твёрдом» («De solido intra solidum naturaliter contento dissertationis prodromus»); отцом египтологии стал о. Атаназиус Кирхер (Athanasius Kircher, 1602–1680); первым, кто измерил ускорение свободно падающего тела, был о. Джамбаттиста Риччоли (Riccioli Giambattista, 1598–1671), а в изданной в 1670 г. книге «Prodrome overo saggio di alcune inventioni nuove premesso all’Arte Maestro» («Предвестник или образчик некоторых новых изобретений, предпосланный Великому Искусству») о. Франческо де ЛанаТерци впервые описал геометрию и физику летательного аппарата.

Иезуита Руджера Бошковича (серб. Руђер Јосип Бошковић, 1711–1787) часто называют отцом современной квантовой теории. Иезуиты настолько преуспели в исследовании землетрясений, что сейсмологию стали называть «иезуитской наукой». Идея международного права зародилась в испанских университетах в XVI в. на фоне последствий испанской колониальной политики в Новом свете.

При непосредственном участии монахов-теологов доминиканского и францисканского орденов были разработаны Бургосские (1512) и Вальядолидские (1513) законы, а отцом международного права считается доминиканский монах, профессор Франциско де Витория (Francisco De Vitoria), в 1523 г. опубликовавший курс лекций «Рассуждения об индейцах» («Reeleccion de los Indios»), в которых были сформулированы важнейшие принципы международного права. Источником идеи формализованных прав — одной из основ западной цивилизации, — является каноническое право Католической Церкви. Так, автор «Теории экономического развития» Й. Шумпетер (Joseph Alois Schumpeter) считает испанских католических мыслителей основателями современной экономической науки.

Церковь своими усилиями способствовала возникновению университетов,  направленных на поддержание интеллектуальной жизни. Ей и, в частности, Папству как институту принадлежит центральная роль в этом процессе: к 1540 г. в Европе существовал 81 университет, из которых 33 были созданы папскими буллами, 15 — королевскими и императорскими хартиями, а 20 университетов имели и буллу, и хартию. Магистерская степень давала ее обладателю право преподавать где угодно «ius ubique docendi». К концу XIII в. ius ubique docendi стала «юридическим признаком университета».

За последние 100 лет большинство стран Европы прошло через ряд военных конфликтов, серьезных социальных и экономических кризисов, вызванных становлением индустриального и постиндустриального общества. Эти явления во многом были сопряжены с процессами секуляризации — размывания христианского сознания и его перманентного обмирщения и генезисом экономизма как главенствующей идеологии современности.

Телегин В.Н., 2012

Телегина С.В., 2012

Шмидт В.В., науч. конс., общ. ред., 2012

 

Телегин В.Н., Телегина С.В., Шмидт В.В.

Религиозный фактор как инструмент политики стран Европейского Союза, 2012.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: