Гордыня – мать пороков и будущих провалов: от военных успехов – к катастрофам.

В категориях: Аналитика и комментарии,Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть,Социология, культурология, история

гордос

Гордыня и гнев богов. Почему военные успехи оборачиваются катастрофами

Михаил Тищенко, Редактор Slon Magazine.

Британский историк Алистер Хорн пишет о военных конфликтах уже более пятидесяти лет. Среди тех, кто проявил интерес к его сочинениям, оказалась даже американская администрация времен Джорджа Буша-младшего. Президента заинтересовала ранняя книга Хорна «Дикая война ради мира» – об алжирской войне середины XX века и ее последствиях, в которой он увидел параллели с войной в Ираке. В 2007 году британца пригласили в Белый дом (позднее он описал свой визит, рассказав, что обсуждались, в частности, сложности борьбы с повстанцами). Как полагает The Economist, лучший совет, который историк мог дать президенту, заключался бы в том, что начинать войну в Ираке не следовало вообще.

Последняя книга Хорна – «Гордыня. Трагическая история войн XX века» – о том, как военные амбиции тех или иных государств оборачивались катастрофами. Негативные последствия, порожденные эйфорией от завоеваний, могут наступить далеко не сразу, но, как свидетельствует история, даже отложенный эффект может быть разрушительным.

В христианстве гордость – самый страшный грех из всех человеческих пороков. В античности понятие «гордыня» (хюбрис) рассматривалось как самонадеянное и безрассудное поведение лидера, вызывавшее гнев богов. Считалось, что за этим неизбежно следует наказание – исчезновение удачи и божественное возмездие. С точки зрения историка, военные и политические лидеры склонны к тому, чтобы испытывать головокружение от военных успехов, а негативные последствия этого вполне закономерны.

Хорн ограничился анализом сражений и военных кампаний первой половины XX века. В их числе – выигранное японским флотом Цусимское сражение 1905 года, крупное поражение Японии в сражении близ атолла Мидуэй в 1942 году (спустя полгода после нападения японской армии на Перл-Харбор) и поражение немецких войск в битве за Москву 1941–1942 годов, которое, как отмечает историк, знаменовало «начало конца войны».

К этому можно добавить и другие знаковые эпизоды. К примеру, Инчхонскую десантную операцию периода Корейской войны (высадку американского десанта в порту Инчхон в 1950 году). Она позволила организовать контрнаступление против северокорейских войск, однако в то же время спровоцировала Китай на военное вмешательство, в итоге ни одной из сторон не удалось добиться полной победы, а Корея осталась разделенной. В другом случае – в сражении при Дьенбьенфу (решающий эпизод Индокитайской войны, 1954 год) – вьетнамцы нанесли поражение французским войскам, которые впоследствии покинули Индокитай. Однако их уход лишь спровоцировал США на более активное вмешательство, которое в середине 1960-х годов обернулось масштабными военными действиями.

Решения, связанные с военными действиями, принимались под влиянием различных факторов. Не в последнюю очередь исходя из ошибочных представлений о собственном превосходстве. Хотя на рубеже XIX и XX веков Япония располагала современными кораблями, построенными в Великобритании, ее возможности были недооценены Россией в ходе Русско-японской войны 1904–1905 годов. С другой стороны, победы Японии – в частности, в Цусимском сражении – подстегнули ее амбиции, которые в свою очередь помешали адекватно оценить силы противников позднее, в ходе Второй мировой войны.

Японский генерал Исороку Ямамото, планировавший атаку на Перл-Харбор, был среди тех, кого в свое время вдохновило Цусимское сражение (в нем Ямамото, будучи еще младшим офицером, лично принимал участие). В сочетании с национализмом иллюзия превосходства на море сформировала убеждение, что нет врага, которого Япония не смогла бы сокрушить. Такая философия довольно опасна. Как выразился историк, «самоубийственно опасна».

slon.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: