Радость и благоухание жертвенной жизни.

В категориях: Возрастая в личной жизни,Падая и поднимаясь,Преображаясь и возрастая,Созидая свой внутренний мир

радость

Готов ли ты остаться один?

...Кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Марк. 8, 35

Прекрасно быть рядом с Илией, когда Бог посылает его на твоем жизненном пути. Но помни, придет время и Илии с тобой не будет. Сегодня ты наслаждаешься общением с ним, но пробьет Божий час, огненная колесница вас разлучит и у тебя не будет больше духовного наставника. В отчаянии ты воскликнешь: «Отец мой! Отец мой! Я не могу обойтись без тебя!», а Бог ответит: «Теперь ты должен жить один!» В скорби души своей ты можешь разодрать одежду, но Илии нет, ты его больше не увидишь на земле...

Один ты будешь стоять у твоего «Иордана», и никто кроме тебя не понесет всей ответственности за твои поступки. Бесполезно говорить, что ты не можешь идти: Илия восхищен, и ты должен идти один. Настал час, когда ты должен будешь проверить, чему научился, находясь рядом с человеком Божьим. Если ты хочешь узнать, проявит ли Бог Илии Свою силу в тебе, тогда иди через твой «Иордан».

Раньше ты видел, как Илия, придя в Иерихон, творил там великие дела. Когда ты приблизишься к твоему «Иерихону», тебе захочется, чтобы кто-то другой сделал все необходимое для людей (4 Цар. 2, 19—22). Но если ты останешься верным тому, чему научил тебя Илия, ты все же примешься за дело и получишь уверенность, что Бог с тобой.

Одному тебе придется принимать оплевание и позор у твоего «Вефиля» (4 Цар. 2, 23). Здесь ты поймешь, что пришел к концу собственной мудрости и приблизился к началу Божьей мудрости. Не предавайся панике, но оставайся верным Богу, и Он проявит Свою силу так, что и твоя жизнь будет жертвенной. Примени на практике то, чему научил тебя Илия, пользуйся его милотью и молись. Решись довериться Богу и не ищи более Илию — такова воля Божья. Бог знает до какого времени тебе нужен человек Божий.

Среди многих величайших тем Библии, таких например, как глубина грехопадения человека, или тема благодати Божьей, дающей чудное познание о Боге, явившем

Себя в безграничной милости и долготерпении к низко падшему человеку, обращает на себя внимание и тема ЖИЗНИ. Затянувшийся на века диспут лишь подчеркивает неразрешимость этого вопроса для омраченного грехом сознания. И только чудное Слово Божье открывает подлинный смысл и значение этого емкого слова ЖИЗНЬ.

ЖЕЛАНИЕ «ПОЖИТЬ».

Итак, обратимся к вещим страницам истины и благоговейно поразмышляем над некоторыми примерами и образами Священного Писания.

Книга Бытие повествует об Авраме, сошедшем в Египет, чтобы ПОЖИТЬ ТАМ, потому что усилился голод в той земле, где он находился (12, 10). На первый взгляд, желание вовсе не греховное, естественное по своей сути и как бы само собой разумеющееся. Но именно это «сошествие» в Египет чуть было не обратилось бедой и не привело ко греху, когда Сара была взята в дом фараона (12, 14—17).

Сын Авраама — Исаак — тоже обнаружил в себе желание «пожить» в чужой стране, но Господь предостерег его: «Не ходи в Египет; живи в земле, о которой Я скажу тебе. Странствуй по сей земле; и Я буду с тобою, и благословлю тебя...» (Быт. 26, 2—3).

Это желание «пожить» не только не исчезло, но и возросло в последующих поколениях. Библейское повествование о жизни Израиля в земле Гесем раскрывает сторону благополучной материальной жизни: вокруг — голод, а в семействе Иакова — достаток. Все в поисках хлеба, а израильтяне — беззаботны. Но духовная сторона! — Ни об одном жертвеннике за 430 лет, ни об одном посещении Божьем, ни об одном откровении Господнем не повествует Священное Писание. Тон печали слышится в словах Господа: «Народ Мой ходил прежде в Египет, чтобы там ПОЖИТЬ...» (Ис. 52, 4). Именно тон печали, потому что Господь видел их в «печи железной» (Втор. 4, 20).

НЕ УВИДЕЛИ ЛУЧШЕГО.

Обратимся теперь к прекрасному образу Моисея. Он весьма поучителен. Новый Завет свидетельствует: «Верою оставил он Египет...» (Евр. 11, 27). И стал пастухом в пустыне. Нелегко было Моисею оставить Египет, где он обладал всеми привилегиями царского наследника. Нелегко было после уютной жизни скитаться по неприветливой пустыне, где днем — палящий зной, а ночью — резкий холод. От изысканно накрытого стола во дворце фараона трудно перейти к скудной и грубой пастушеской пище. Внутреннее естество Моисея, обладающее могучей силой жизни, возможно, звало, настаивало, стенало и возмущалось, тоскуя по комфортному Египту. Но эти благословенные 40 лет в пустыне! Их невозможно променять ни на что! Здесь была для него возможность размышлять о том, что такое ЖИЗНЬ. Моисей оставил свой Египет, который живет в нашем естестве, постоянно и настойчиво претендуя на господство.

Благодарение Богу, будущий вождь, как бы видя Невидимого, в противостоянии внутреннему «Египту» был тверд! В Боге он искал истинный путь жизни и нашел этот путь, увидел его красоту и несравненное преимущество и поэтому «поношение Христово почел бо`льшим для себя богатством, нежели Египетские сокровища» (Евр. 11, 26—27).

Но все ли израильтяне были подобны в этом Моисею? — К великому сожалению, не все. «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром, огурцы и дыни, и лук, и репчатый лук и чеснок. А ныне душа наша изнывает; ничего нет, только манна в глазах наших» (11, 5—6).

Правда ли, что ничего не было, кроме манны? Не для них ли Бог открыл «силу жизни непрестающей» в пасхальном агнце? Не они ли пили «духовное питие, ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос» (1 Кор. 10, 4)? Пили — и не разумели, ели — и не видели. Не для них ли Господь открывал в образах скинии неповторимо прекрасный путь в небо, в жизнь вечную? Почему только манна? Почему они не видели большего, лучшего, небесного?

НЕ НАУЧИЛИСЬ ЖИТЬ ПО-БОЖЬИ.

Внимательное наблюдение за дальнейшей судьбой израильского народа может научить нас многому. Перед входом в Ханаан (Втор. 1, 22) туда были посланы по настоянию народа соглядатаи, чтобы «высмотреть». Что высмотреть? — Верность Божьих обетований и нерушимость Его Слова?! Или качества земли и силу народа, чтобы развернуть в Ханаане свои планы ЖИЗНИ?! Но там, где пребывает Господь, нет места для утверждения нашей жизни. В этом можно было убедиться с момента выхода из Египта. Стоит только вспомнить переход через Чермное море: с трепетом ступали ноги израильтян по сухому дну. Плоть, привыкшую доверять лишь естественным законам, каждый последующий шаг веры повергал в отчаянный страх. Но наш Бог — это Бог чудес! Боязливые взгляды малодушных тревожно скользили по водяным стенам, а дух смиренных восторгался могуществом десницы Господней, проложившей такой чудный путь избавления! Плоть страшилась и ужасалась, но таков путь Божий, и по нему нужно идти только верой, имея в себе приговор к смерти.

А пустыня — разве благоприятное место для сладкой жизни? И все же, пройдя благословенный путь с Богом, израильтянам предоставлялась возможность усвоить истинные представления о другой, Божьей жизни, полюбить ее, воспринять всем существом. Но потомки Иакова не уразумели Господних чудес. Все уроки и испытания, похоже, лишь болезненно обострили вожделения плоти. Она почувствовала довлеющий над ней суровый приговор Синайского слова и много раз в мятеже и ропоте выплескивала свой протест, продолжая оставаться госпожей в сердце сынов израилевых. Поэтому Израиль подошел к Ханаану не с помышлениями о вышнем граде, а с неудержимым стремлением ПОЖИТЬ. Однако сообщение соглядатаев повергло народ в отчаяние: ханаанские жители — исполины! Города их — укрепленные, и стены — до небес! «Мы в глазах их, как саранча! И Амалик там!..» — повторял народ слова осматривавших землю.

Израиль, разочаровавшись в своих мечтах вкусить молока и меда, отказался от духовных битв даже не видя своих врагов! Отказался потому, что Ханаан показался ежедневным риском для жизни. «Нет, тогда уж лучше обратно, в пустыню, — настаивал народ, — пусть опять — на воду и манну, но чтобы сберечь жизнь, не потерять ее в битвах».

Печально, когда наше сердце наполняется только предвкушениями «молока и меда» в «хорошей и пространной земле» и упускает из виду «благословение Явившегося в терновом кусте» (Втор. 33, 16). Упускает присутствие Его Самого, Источника нашей жизни и Подателя всех благ. Непослушание, неверие и нежелание принимать жизнь такой, какой определил ее Бог, привело к великой трагедии целое поколение: «они поражены были в пустыне» (1 Кор. 10, 5).

ОШИБКА?

Можно предположить, что дети вразумятся трагедией отцов, которые пали костьми в пустыне. Но нет! Тленные земные ценности и для детей не потеряли обманчивого блеска.

Жутко, но плоть способна переступить через все и снова требовать свое. Девятая глава книги Иисуса Навина повествует об обмане гаваонитян, которых нужно было уничтожить за их беззакония. Но они употребили хитрость, представившись израильтянам жителями весьма далекой страны. Израильтяне взяли у них заплесневелый хлеб, обветшавшую одежду и обувь, а Господа не вопросили (14 ст.). «И определил в тот день Иисус, чтоб они рубили дрова и черпали воду для общества и для жертвенника Господня...» (9, 27). Позже это определение стал распространенным: «...и жили Хананеи среди них и платили им дань» (Суд. 1, 30). Многие израильтяне пришли в Ханаан ПОЖИТЬ, а оказалось — там надо работать! Зачем? Есть те, которые начерпают воду, нарубят дров, принесут дань. А ты? — Ты только ЖИВИ!

Отступая от прямых путей Божьих и отдаваясь желанию ПОЖИТЬ (а такая жизнь не теряет религиозной окраски), христиане не помышляют об ожидающих опасностях.

Но они неизбежны. Об этом свидетельствуют как предыдущие, так и этот случай: «Если же вы не прогоните от себя жителей земли, тогда, что` Я вознамерился сделать им, сделаю вам» (Числ. 33, 55—56). Высокий, строгий и выразительный тон слышится в обращении Моисея к Божьему народу: «Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло, я, который заповедую тебе сегодня — любить Господа, Бога твоего, ходить по путям Его, и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его: и будешь ты жить... и благословит тебя Господь, Бог твой...» (Втор. 30, 15—16). Жизнь в ее наивысшем, вечном значении состоит в том, чтобы в точности исполнить все, что сказал Господь (И. Нав. 1, 8).

НЕ ПОЖИЛИ.

Во времена Самуила израильтяне тяготились Божьим водительством. Они искали вождя, во всем подобного себе, чтобы общими усилиями устроить ЖИЗНЬ как у прочих народов (1 Цар. 8, 5). Но история Саула, чей статный вид олицетворял надежду Израиля на будущий расцвет, окончилась падением.

И Давида, уставшего от войн и пожелавшего расслабиться в домашней обстановке и вкусить от сладостей жизни, уловил грех.

Времена Соломона были преисполнены изобильными радостями, роскошью и блеском земной жизни. Но какую разрушительную силу таил в себе этот неповторимый доныне расцвет! Разделение царства, духовное падение народа... Десять колен Израилевых ушли в Ассирийский плен, чтобы уже никогда-никогда не вернуться в землю отцов!

ГОРЕСТНЫЕ ОБВАЛЫ.

Иудейский царь Езекия — еще один пример, наводящий на глубокие раздумья. Он воцарился и делал «угодное в очах Господних...» (4 Цар. 18, 1—5). Прекрасная характеристика! Но час смерти обнаружил нечто в сердце царя. Стала явной неготовность Езекии к переходу в вечность, которая доселе была скрыта благополучной и успешной жизнью. Когда он заболел смертельно, то заплакал сильно и умолил Господа продлить ему жизнь (4 Цар. 20, 3). Но почему бы не смириться до смерти с волей Божьей и не уйти к Нему со всеми совершёнными угодными Богу делами? — Сильнейшее внутреннее желание ЖИЗНИ! Кому незнакомо оно?! Кто в силах справиться с ним и твердо направить стопы по пути, угодному Богу? Убежден в том, что царь хотел продолжить жизнь в такой же благочестивой форме. Более того, возможно, он желал умножить богоугодные дела! Но подлинный мотив его слез, его просьбы был такой — ПОЖИТЬ!

Страх перед смертью может сделать плоть активной и деятельной в религиозной жизни. Она очень искусно может выторговывать для себя ЖИЗНЬ добрыми делами. Друзья, задумывались ли мы когда-нибудь над тем, что примерная, внешне безупречная христианская жизнь, но для себя, приводит душу к ужасным бедствиям?! Ряд примеров, уже рассмотренных нами, убедительно свидетельствуют об этом. Всякий раз желание ПОЖИТЬ ДЛЯ СЕБЯ неизбежно влекло за собой горестные обвалы шаткого благополучия и приводило к трагическому концу не одно поколение.

Езекии Бог прибавил 15 лет жизни, и принял он их с самозабвенной радостью. Прошло три года после этого знаменательного периода, и родился у царя сын Манассия. «И делал он неугодное в очах Господних, подражая мерзостям народов...» Он совратил народ израильский до того, что они поступали хуже тех народов, которых истребил Господь от лица сынов израилевых (4 Цар. 21, 2—9). Вот такой потомок родился у благочестивого, праведного, но живущего для себя царя! Родители-христиане! Есть над чем глубоко и серьезно поразмыслить...

ЖЕЛАНИЕ ПОЖИТЬ НЕБЕЗОБИДНО!

Тяготение к уюту, изысканной пище, веселью, — словом, желание пожить, — в благополучные времена выглядит вроде безобидно. Но в тесных обстоятельствах, в бедственные дни борьба за жизнь повергает человека в жуткую бездну зла. В осажденной неприятелями Самарии наступил страшный голод.

Да, в лихолетье жажда жизни заставляет человека идти на все, расплачиваться чем угодно, — лишь бы не умереть.

РАДОСТЬ В СТРАДАНИЯХ.

Обращали ли мы внимание, какую оценку давал своим страданиям Апостол Павел? — Кратковременные и легкие (2 Кор. 4, 17). Если учесть все, что пережил этот мужественный воин Христа, то легко ли так охарактеризовать ежедневный риск потерять жизнь? — Для Апостола — легко, потому что «нынешние временные страдания, — говорит он, — ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8, 18). Вот что ставил он на другую чашу весов! Вот что не упускал из виду подвижник Божий! Вот отчего он торжествовал и радовался.

Дети Божьи, что в глазах наших наиболее значимо? Чем дорожим мы больше всего? Некоторые христиане остановились и плачут: «Одни беды и страдания приносит мне жизнь, и конца им не видно...» Но ободрись, христианин! Не обладаешь ли ты неоценимым сокровищем вечного спасения? Все трудности меркнут перед такой восхитительной будущностью! Из любви к нашим душам Бог даровал нам Хлеб Жизни, Воду живую, Свет мира. Другими словами — Того, Который есть Источник жизни и сама ЖИЗНЬ! Не потеряй же Его из виду. Ты обладаешь чудной победой Христа над грехом, над дьяволом, тогда как весь мир порабощен беззаконием и пьет его как воду. Почему же умиротворенная совесть и свобода от греха не радуют тебя? Воистину трагично, когда сама Истина и Жизнь ускользает от нашего духовного взора.

ЖИЗНЬ В ПРООБРАЗАХ СКИНИИ.

Приоткрывая будущую полноту Нового Завета в Ветхом Завете, Господь указывает нам путь подлинной ЖИЗНИ в прообразах скинии. Чтобы лучше понять следующие мысли, стоит кратко напомнить об ее устройстве — этой тени будущих благ (Евр. 10, 1).

Сердце скинии — Святое-святых. Это помещение было отгорожено завесой, за которой находился ковчег откровения с распростертыми над ним крыльями херувимов. Все это было погружено в священный таинственный мрак. Во Святое-святых один раз в год входил первосвященник с жертвенной кровью завета.

Следующее помещение — святилище, куда тоже не проникал естественный свет, но все было озарено мягким сиянием золотого семилампадного светильника. Там стоял и золотой стол, на котором представлены священные хлебы предложения. Воздух во святилище был пропитан чудным ароматом благоухающего фимиама, воскуряемого на золотом жертвеннике. Сюда могли входить только священники для служения.

И, наконец, — огороженный двор. Здесь находился медный умывальник для очищения священников. Чуть в стороне расположен медный жертвенник всесожжения.

Все предметы скинии глубоко символичны — ни одного нет малозначительного. Каждый из них раскрывает неповторимый образ Христа, Который пришел отдать душу Свою для искупления многих (Марк. 10, 45).

Ковчег откровения иносказательно вещает о том, что Мессия-Христос оставил славу небес (Иоан. 17, 5) и шествует к нам, являя Cобой суть святилища: золотой светильник (Исх. 37, 17) — «Я свет миру» (Иоан. 8, 12); золотой жертвенник (Исх. 40, 5) — «...предал Себя... Богу, в благоухание приятное» (Еф. 5, 2); хлебы предложения (Исх. 40, 23) — «Я есмь хлеб жизни» (Иоан. 6, 48).

Далее Христос открывается нам через прообраз медного умывальника во дворе скинии (Исх. 40, 30), чтобы дать нам «воду живую» (Иоан. 4, 10). И наконец, идет к медному жертвеннику (Исх. 40, 29), чтобы стать жертвенным Агнцем за грехи наши (Иоан. 1, 29; Евр. 10, 12).

БОЖИЙ ПУТЬ ЖИЗНИ.

Христос, войдя в нашу адамовскую родословную через воплощение, стал подобным нам во всем, кроме греха. Сын Божий пришел к нам и всем возвестил: «Идите за Мною...» (Марк. 1, 17). Но куда? Как? Что это за путь?

Путь Иисуса Христа проходил через пустыню, где он был 40 дней в посте.

При виде такого начала Божьего ПУТИ ЖИЗНИ наш ветхий человек наполняется страхами, паникой, унынием. Он не понимает блаженства духовной жизни, не знает, что «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Матф. 4, 4). Не понимает для чего нужно это изнурение, считает это бессмысленным расточением влаги жизни. Почему бы не воспользоваться советами князя мира сего, которые точно соответствуют насущным нуждам и не противоречат Писанию?! Гений первого Адама, борясь за жизнь, включается в самую активную религиозную деятельность: «Я готов почитать Тебя за царя уже сейчас, на земле (Иоан. 6, 15); я буду превозносить тех, кто носил и питал Тебя в младенчестве (Лук. 11, 27); я не пропущу торжественного момента, когда нужно постилать одежды и громко кричать Тебе: "Осанна!" (Матф. 21, 8—9). Что еще? — Что угодно, но только не этот крестный путь самоотречения». И все же только путь, пройденный Агнцем Божьим, — истинный (Иоан. 14, 6; Марк. 8, 34)!

ЖИЗНЬ — В СМЕРТИ.

Своих последователей, невозлюбивших души своей даже до смерти (Откр. 12, 11), но всем существом возлюбивших истину, Христос ведет к Царству, которому нет конца. Говоря вновь языком Ветхого Завета, Христос ведет нас снова в скинию, во Святое-святых, в светлую вечность. И как Христос проходил через смерть, так и наш путь проходит через медный жертвенник. Здесь Господь ведет нас не рядом с Собой, а в Себе и Духом Святым через уста Апостола говорит: «Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились?» (Рим. 6, 3). Но почему опять — смерть? Где же ЖИЗНЬ? — «Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в ОБНОВЛЕННОЙ ЖИЗНИ» (Рим. 6, 4).

ЖИЗНЬ НЕ ДЛЯ СЕБЯ — БЛАЖЕНСТВО.

Как ветхозаветный священник не мог, не омыв тела, приступить к служению, так и нас Христос подводит к медному умывальнику, где происходит процесс очищения. Адамовское естество, предвкушая блаженство здорового образа жизни после покаяния, с удовольствием принимает очищение от наркотиков, никотина, алкоголя и т. п., но не больше. «Безобидные» увлечения жизнью оно не желает оставлять. Планы же Божьи — очистить и освободить наш дух от влияния и плотских, и душевных вожделений. Совершает это Господь Своим Словом, живым и действенным, которое «острее всякого меча обоюдоострого». Плоть же ищет слов ласкательства и красноречия, слов, которые льстили бы слуху (2 Тим. 4, 3). И снова — страхи, уныние, невосприятие. А Господь ожидает добровольного понимания и согласия каждого христианина, чтобы Слово проникало до разделения души и духа, составов и мозгов и судило помышления и намерения сердечные (Евр. 4, 12). Такое глубокое проникновение необходимо, потому что каждая мельчайшая клеточка нашего естества полна жаждой жизни. Душа наша судорожно приникла к меркнущей, угасающей, временной жизни. Господь же ведет нас через смерть, через сораспятие с Ним к непрестающей, истинной, вечной ЖИЗНИ.

Сердце подлинного священника до последнего вздоха бьется состраданием: «Я охотно буду издерживать свое и истощать себя за души ваши...» (2 Кор. 12, 15). Естественные переживания священника именно такие. Место его служения — святилище, где находится золотой светильник, золотой жертвенник и золотой стол. Здесь мы имеем полноту в Нем (Кол. 2, 10). Здесь начинается наше служение, Господь приобщает нас к великому Своему делу.

И тогда уже — золотой светильник — это мы: «Вы — свет мира... да светит свет ваш...» (Матф. 5: 14, 16). Горящий в лампадах «елей чистый, выбитый из маслин» (Исх. 27, 20) — это жизнь наша.

Иоанн Креститель был светильником горящим и светящим, расточившим свою жизнь и сгоревшим к 30летнему возрасту. Его самоотдача влекла многих «малое время порадоваться при свете его» (Иоан. 5, 35).

БЛАГОУХАНИЕ ЖЕРТВЕННОЙ ЖИЗНИ.

Мы также призваны быть благоуханием: золотой жертвенник — «мы Христово благоухание Богу» (2 Кор. 2, 15) Горящее вещество, состав «стертый, чистый, святой» (Исх. 30, 35) — это опять наша жизнь. Вот где и для чего она должна расходоваться, сгорать.

«Ибо мы не повреждаем слова Божия, как многие...» (2 Кор. 2, 17). Каким образом многие повреждают Слово Божье? Молдавский перевод: «Мы не фальсифицируем, не смешиваем Слово Божье». Еще один перевод: «Не делаем торговлю со Словом Божьим». Почему возникает фальсификация, смешивание, торговля? Почему бы не принять его просто, как есть? Апостол Павел открывает секрет Христова благоухания на жизнь: «Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем (2 Кор. 4: 8—10). Поэтому и торговля: не хочется непрестанно быть предаваемыми на смерть, хочется выторговать хотя короткие передышки. И если не полностью избежать этого пути, то хотя бы чуть-чуть ПОЖИТЬ. Не это ли причина возникновения лжеучений типа: «Евангелие благосостояния» и тому подобных?

СВОБОДНЫЙ ВХОД В ЦАРСТВО.

В святилище есть еще стол, на котором: лежат хлебы предложения — «вы дайте им есть» (Марк. 6, 37). Вы дайте хлеб жизни алчущим душам. Но жизнь никогда не сможет разделить тот, в ком не будет действовать смерть Христова. Пройдя этот значительный этап пути со Христом во святилище, хочется сказать: «Довольно, Господи, я уже уподобленный Тебе и обновленный человек». Наше ветхое естество всегда подстрекает нас на остановку, на отдых, на сон. Но мысли Божьи несравненно выше. Господь хочет привести нас в славу — в сокровенное Святое-святых, за разорвавшуюся завесу — Тело Его. Будем же покорно следовать за Христом, простираться вперед. Страдания за имя Христа — это уже высшая ступень блаженства, за которой следует немеркнущая слава Небес.

Что же остается от жизни нашей? — «Погреблись с Ним», «смерть действует в нас». Елей для светильника — «выбитый»; благовонный состав для золотого жертвенника — «стертый, истолченный мелко»; хлебы предложения состоят из растертых зерен, прошедших огонь печи; и в итоге — разодранная завеса — Христос, и мы в Нем (Рим. 6 гл.). Но Христос воскрес! И мы с Ним! Остается одно: ЖИЗНЬ НАША — ХРИСТОС (Кол. 3, 4).

Н. СЕНЧЕНКО

«Вестник истины», №3, 1996.

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: