Впервые за тысячу лет два святейшества встретятся.

В категориях: Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть

два

Саммит святейшей двойки.

С благой вестью Московский патриархат и Святой престол выступили практически синхронно. «Папа Франциск встретится с патриархом Кириллом 12 февраля на Кубе», - сообщила пресс-служба Ватикана. В тот же час ту же новость огласил председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Илларион. Впрочем, ни в Ватикане, ни в Москве не пытаются делать вид, что дело лишь в представившейся оказии. Обе стороны подчеркивают, что встреча готовилась очень давно. Но почему она произойдет именно на Кубе и именно сейчас?

О том, что встреча святейшего патриарха и понтифика возможна «в ближайшей перспективе», митрополит Илларион сообщил еще в июне прошлого года. И тогда же обозначил условия, выдвигаемые РПЦ: встреча «должна быть тщательно подготовлена и состояться на нейтральной территории». И, похоже, подготовка - по крайней мере, в последние месяцы - как раз и состояла в согласовании места встречи. Что ж, с точки зрения заявленного критерия конечный выбор - Гавана, международный аэропорт имени Хосе Марти, - выбор никак нельзя назвать неудачным. Более нейтральную площадку и впрямь трудно придумать: с геополитической точки зрения Куба находится в российской зоне влияния, с религиозной - часть католического мира. Ни нашим - ни вашим.

Почему вопрос географии так важен для РПЦ? «Для Московской патриархии был бы очень неприятен визит папы римского в Россию, - пояснил в интервью «МК» первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. - Это привлекло бы внимание и к фигуре главы Католической церкви, и к самой церкви. Послужило бы ее пропаганде, расширению симпатий к ней. Тем более что Франциск - очень яркая, харизматичная фигура».

Еще менее приемлемой - и соответственно, менее вероятной - была бы, по словам эксперта, поездка самого патриарха в Рим: «Это бы воспринималось как унижение, наиболее консервативная часть церкви могла бы сильно возмутиться. У нас вообще вообще в связи с любым крупным церковным событием сразу же распространяются слухи о том, что руководство РПЦ хочет предать православие. Был бы грандиозный скандал вплоть до угрозы нового раскола». Кстати, по мнению Макаркина, критика будет и после встречи на ничейной земле: ревнители веры непременно заподозрят церковную верхушку в попытке договориться с католиками за спиной верующих.

«Думаю, кстати, поэтому о встрече и было объявлено за такое короткое время, - добавляет эксперт. - В противном случае были бы протесты, достаточно активные. А так консерваторы просто не успеют соорганизоваться».

Таким образом для руководства РПЦ участие в саммите связано с определенными рисками и издержками. Почему же Кирилл все-таки решился на этот шаг? Причины, считает Макаркин, главным образом политические. Церковь дает понять, что может быть для государства важным внешнеполитическим ресурсом. Речь идет о выстраивании отношений между Россией и Ватиканом, к влиянию которого на мировую политику в Москве относятся достаточно серьезно. В нынешней ситуации, когда у нашей страны осталось не так много инструментов влияния, важность такой встречи увеличивается, констатирует эксперт.

Андрей Камакин.

Вот и встретятся два святейшества.

"Московский комсомолец" №27026 от 6 февраля 2016

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: