Динамика и структура личного потребления населения России: 2000-2014гг.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

жизнь

Л.М. Григорьев, А.В. Голяшев.

Личное потребление в России — важнейший показатель фактического положения населения и условий развития человеческого потенциала. Уровень занятости и доходов семей, определяется уровнем развития страны и, в конечном итоге, производительностью труда.

В динамике занятость и доходы основной массы населения связаны с экономической активностью. В Докладах о человеческом развитии традиционно рассматриваются вопросы, характеризующие состояние человеческого капитала, условия расширения его потенциала и развития. Личное потребление — это фактический объем товаров и услуг, который оказывается доступным семьям страны при данных прочих условиях. Потребление характеризуется не только объемом, но и структурой, меняющейся с ходом развития и повышения объемов потребления на душу населения.

В I квартале 2015 г. личное потребление в России как компонент ВВП (расходы домохозяйств) снизилось на 10% на годовом уровне при падении самого ВВП лишь на 2,2%. До этого на протяжении 2011–2014 годов оно держалось на относительно высоком уровне — тогда образовалась, как мы полагаем, определенная «потребительская подушка». Смысл последней состоит в том, что автомобили, компьютеры и значительная часть бытовой техники были приобретены сравнительно недавно. В предыдущие несколько лет (годы высоких цен на нефть) население России, по сути, тратило не только доходы от производства торгуемых товаров, но и «нефтяную ренту». Наверное, многие понимали, что это именно рента, и что она зависит от ситуации на мировых рынках.

Теперь можно проанализировать характер вложений в потребительские товары (преимущественно длительного пользования) в России и мире в XXI веке. Это становится актуально в связи со спадом в стране. По оценкам Росстата, падение ВВП России во II квартале 2015 г. усилилось до - 4,6%, а в целом за I полугодие 2015 г. ВВП сократился на 3,4% по сравнению с I полугодием 2014 г.

Отметим, что важно не только объективное развитие ситуации, но представления о ней семей: это трудности существования населения, как оно воспринимает кризис и реагирует на него. Сводный индекс неблагополучия населения был изобретен в 60-е годы: сумма показателей безработицы и инфляции, которые в рыночной экономике обычно находятся в противофазе, за исключением периодов стагфляции. Индекс неблагополучия в российских реалиях требует модификации. Мы полагаем, что восприятие окружающей рыночной среды различается как минимум для бедных (продовольственная инфляция и безработица) и для богатых слоев населения (финансовые инструменты, девальвация).

Индекс неблагополучия для трудящихся в России не так показателен, как в других странах, поскольку безработица отчасти снижалась в силу демографических факторов; но при рассмотрении периода продолжительностью в 25 лет он дает достаточно четкую картину. В рыночной экономике инфляционные пики и пики безработицы обычно не совпадают, поэтому семьи испытывают стресс в зависимости от того, насколько стабильна их работа или насколько рост цен снижает их покупательную способность.

В России пики инфляции и безработицы близки по времени, поскольку связаны с внешними шоками, и в 2008–2009, и в 2014–2015 годах. Заметим, что семьи «привыкают» (предположительно) к тому или иному уровню неблагополучия среды, так что межстрановые сравнения затруднительны для интерпретации. Но внутри страны достаточно очевидно, что основная масса граждан озабочена занятостью (угрозой безработицы) и инфляцией (в первую очередь, ростом цен на продовольственные товары). Поэтому для построения индекса неблагополучия для большинства населения были выбраны эти показатели.

За последнюю четверть века индекс неблагополучия российских семей редко был ниже 15 пунктов и только один раз ниже 10 пунктов — в начале 2012 года. Шок весны 2015 года был выше уровня падения в 2008–2009 годы. Для многих жизненных решений — покупки домов и автомобилей, определения места учебы, а также решения многих личных проблем — такие шоки могут иметь большое значение. Они определяют для граждан моменты, когда те должны (вынуждены) рассмотреть свои текущие и долгосрочные планы, оценить прогноз по социально-экономической среде.

При этом играют роль такие факторы, как привычка к кризисам и готовность к поиску новых решений в условиях стресса (так называемый «англосаксонский подход»). Дискомфорт — это сигнал к действию для одних, а для других — показатель неуспеха. Традиционно англосаксонские страны более энергично выходят из кризиса, чем, скажем, континентальная Европа, что мы и наблюдаем в 2010–2015 годах. Отсутствие социально-экономической устойчивости в сфере занятости, доходов выражается не только в рваном ритме покупок, что можно увидеть ниже. Неустойчивость подрывает планы жизни, учебы и карьеры, малого бизнеса и научных исследований; она является сильным фактором, снижающим именно развитие человеческого потенциала.

«Дискомфорт» у состоятельных людей — это риски и финансовые потери (выигрыши) — набор факторов, определяющих их поведение в области депозитов (например, выбор между валютами, инвестициями, вложениями в различные финансовые активы, внутри или вне страны). Сочетание колебаний биржевых курсов в Москве и Нью-Йорке (для наиболее состоятельных) и курс бивалютной корзины (в определении Аналитического центра) — колебания этих показателей во многом определяют доходность разнообразных активов состоятельной части общества. Но это воздействие далеко не однозначное: потери тех или иных доходов могут быть частично компенсированы ростом валютных ставок в банках. Даже девальвация рубля, которая рассматривается как тяжелый удар для получателей рублевых доходов, имеет иное значение для тех, у кого доходы в валюте или есть значительные валютные авуары, которые оказываются переоцененными вверх в национальной валюте (поскольку тут инфляция товаров не успевает вырасти в том же масштабе).

Коррекция влияния показателей дискомфорта на стоимость столь разнообразных активов и действия образованных и финансово грамотных индивидуумов остается для будущих исследований. Заметным стал огромный рост колебаний финансовых показателей, неопределенности, что может вести к поиску схем страхования от личных финансовых рисков. Но нужно подчеркнуть, что состоятельные 20–30% населения лучше защищены от финансовых шоков. При этом они (как и небогатые) реагируют на финансовые шоки минимизацией рисков, «бегством в товары», сокращением тех или иных дискреционных расходов.

Именно их действия — в отношении закупок товаров длительного пользования, а также сбережений и услуг (туризм и прочее) — создают большой размах колебаний и перепады в динамике соответствующих показателей. Положение состоятельных слоев населения надежнее, но именно их поведение, видимо, обеспечивает массовые сдвиги в спросе, поскольку менее богатые располагают намного меньшими ресурсами. Перепады в динамике спроса в России и в других странах — это массовые сдвиги в поведении состоятельных слоев общества на рынках недвижимости, товаров длительного пользования, финансовых рынках.

Более обеспеченные слои в целом лучше ориентируются на рынках и четче расставляют свои приоритеты. В качестве примера можно привести способность довольно больших категорий граждан из обеспеченных слоев населения грамотно управлять распределением депозитов по валютам, покупкой недвижимости по фазам делового цикла, сравнением доходности и рискованности финансовых активов в стране и за границей.

Так что в известной степени человеческий потенциал состоятельных слоев общества реализуется не только в производственной и иной деятельности, но и в управлении своими активами, которыми они оперируют, стремясь достичь большей надежности и устойчивости в сохранении и приросте стоимости. Этот аспект важен при развитии финансовых рынков в будущем, поскольку в стране неравенство доходов, активов (не говоря о собственно «богатстве») порождает различные условия для развития человеческого потенциала и его реализации в практической деятельности. Приведенные соображения позволяют представить себе (но далеко не всегда — надежно объяснить) те резкие перепады в спросе со стороны обеспеченного населения, которые в свою очередь воздействуют на спрос, производство и уровень экономической активности в стране.

Покупка жилья характеризуется большими перепадами спроса во всех странах, поскольку связана с накоплением долгов. Колебания ввода жилья в России (в целом болезненные для экономики) заметно ниже, чем в других странах, например, в Бразилии. Для этой сложной сферы, связывающей финансовое положение населения, строительную промышленность и финансовую систему, характерны длинные перепады активности, разрыв между потенциальным спросом и финансовыми возможностями.

Динамика покупок товаров длительного пользования показывает еще один ракурс мирового роста потребления товаров этой группы в XXI веке, в котором Россия сыграла не последнюю роль. Во всяком случае темпы роста покупок были выше, чем в большинстве стран мира. За эти годы страна практически догнала Бразилию по данному показателю. Но, разумеется, такой успех сопровождается огромными колебаниями. По покупкам автомобилей Россия также догнала Бразилию.

Важнейшим показателем является динамика автомобильного транспорта и компьютеров, обеспечивающих транспортную и информационную мобильность населения. По данным Комитета автопроизводителей АЕВ, в 2014 году в России продано 2,5 млн новых автомобилей — на 10,3% меньше, чем в 2013 году. В декабре 2014 г., на фоне обесценивающегося рубля, из автосалонов скупалось буквально все; и как результат — +2,4% по сравнению с декабрем 2013 г. По итогам года Й.Шрайбер, председатель Комитета автопроизводителей АЕB, заявил: «2014 год ознаменовался сильным финишем, хотя с кумулятивной потерей объема в 10% он останется годом разочарований для российской автомобильной индустрии. Перед лицом надвигающейся рецессии ожидания на 2015 год еще ниже. Наш прогноз рынка пассажирских и легких коммерческих автомобилей равен 1,89 млн ед., что эквивалентно сокращению на 24% на годовой основе».

Всего в мире в 2014 году было зарегистрировано 65 млн новых легковых автомобилей, из которых почти 20 млн регистраций (чуть более 30%) пришлось на Китай. Во время кризиса 2008–2009 годов китайцы перешли на покупки более дешевых машин, а рост числа регистраций даже ускорился по сравнению с другими периодами.

В целом можно констатировать, что по товарам длительного пользования Россия вышла на некую «нормаль» (типа Бразилии), хотя и обеспеченную большими энергетическими доходами. Огромный размах колебаний отражает стадию развития страны (как и Бразилии) и зависимость от нефтяных экспортных доходов.

Региональные особенности потребления.

Региональные особенности в потреблении в России связаны как с огромным неравенством между регионами, так и с несовпадением получения и расходования личного дохода потребителями. Динамика потребления в финансовых центрах зависит не только от доходов местных жителей, но и от расходов приезжих, которые естественно снижаются во время спадов.

В ходе текущего экономического спада по сравнению с докризисным периодом заметно ускорение инфляции по всем группам регионов: за последние 9 месяцев прирост потребительских цен составил 10–14%, а за предыдущие 9 месяцев — 4–6%. Розничная торговля сократилась в мае 2015 г. по отношению к маю 2014 г. также по всем группам регионов: наибольшее падение (-13%) произошло в развитых регионах.

В стабильный период с I квартала 2010 г. по III квартал 2014 г. падала безработица — особенно эта тенденция заметна в менее развитых регионах, где показатель сократился на 9 п.п., с 21 до 12%. Однако в IV квартале 2014 г. и I квартале 2015 г. начался постепенный рост безработицы, наибольший в развитых регионах.

В условиях экономического спада оборот розничной торговли должен был снижаться при росте сбережений семей («защитное поведение»). В реальном выражении торговый оборот менее развитых и сырьевых экспорто-ориентированных регионов находится в стабильном (плоском) состоянии со времени кризиса 2008–2009 годов, а снижение в 2015 году заметно, но невелико. Самый значительный спад идет в развитых промышленных регионах, в то время как в финансово-экономических центрах май к апрелю 2015 г. с учетом сезонной корректировки показал рост на 5%.

Фактически можно говорить о сложившейся модели спада на розничных рынках по типам регионов: менее развитые регионы и сырьевые экспортеры — практически самые стабильные. Для последних это объясняется во многом тем, что они расположены в удаленных районах, а высокие доходы работников реализуются в потреблении в других районах страны или за границей, где в 2015 году ощущается сокращение туризма из России.

Среди регионов, подверженных существенным колебаниям экономической активности и потребления, наибольшее опасение вызывает положение среднеразвитых регионов. Многие из них динамично развивались в последние годы, но они же использовали значительные заемные средства, в частности госбанков. При меньшем уровне развития им будет относительно тяжелее выдерживать данный спад, который может оказаться не слишком глубоким, но затяжным.

В заключение покажем на региональном материале определенные успехи последних лет в обеспечении российских семей компьютерами. Вряд ли необходимо подчеркивать и разъяснять роль последних в современной жизни и развитии человеческого потенциала. Опросы последних лет показали бурный рост распространения компьютерной и информационной техники в стране. Среди нескольких удачных сфер использования плодов роста и прогресса стоит выделить именно эту.

Вряд ли кто сомневался, что столицы будут опережать другие регионы. А вот то, что на втором месте оказались все три типа сырьевых регионов, указывает не только на наличие финансовых ресурсов, но и на осознанное их использование в стране в целом и в различных типах регионов. Развитые, образованные промышленные области все же достигли обеспеченности компьютерами около ста на сто хозяйств. Это достижение для России и хорошее основание для оптимизма в отношении человеческого потенциала даже в условиях экономического спада.

В целом десять лет экономического роста — с разными темпами — при высоких ценах на нефть укрепили благосостояние двух более устойчивых квинтилей российских семей (40% населения или даже больше). Разумеется, при высоком социальном неравенстве остаются серьезные нерешенные проблемы в обеспечении населения страны достойным жильем, жителей бедных регионов, неустойчивых слоев населения, просто бедных, проблемы которых рассмотрены в главе 8 «Анализ спада производства и проблем бедности населения».

Доклад о человеческом развитии в Российской Федерации за 2015 год / под ред. Л.М. Григорьева и С.Н. Бобылева. — М.: Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2015. 260 с.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: