Есть ли надежда? О европейском диалоге христианских церквей, ценностей и людей.

В категориях: Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть

европа1

Савас Агуридес.

Для того, чтобы Христианская Церковь могла оказывать существенное влияние на процесс укрепления взаимных связей и сотрудничества в Европе, Церкви Востока и Запада должны находиться в согласии между собой.

При определении того, что является приоритетным, а что второстепенным, они обязаны придти к определенному компромиссу. Мы легко можем выработать единую позицию по целому ряду вопросов, таких, например, как вопрос о достоинстве человеческой личности. Сложность, однако, заключается в том, как найти консенсус и четко определить весь перечень мер, принятие которых обеспечит защиту этого достоинства от каких бы то ни было посягательств. Личное достоинство человека должно соблюдаться всегда - независимо от его религиозных убеждений, - и мы обязаны внести свой весомый вклад в достижение этой цели. Мне хорошо известно, что происходит сейчас в Восточной Европе, и я как православный христианин очень этим обеспокоен. Европейские христианские Церкви должны использовать весь свой духовный опыт для того, чтобы попытаться решить проблему признания прав человека на территории всей Европы.

Но если мы хотим вести диалог с русскими людьми, наш язык должен коренным образом отличаться от того языка, который использует Международный валютный фонд. В любом случае, для нас было бы полным абсурдом оказывать какое-либо давление на Россию, добиваясь изменения ситуации в области соблюдения прав человека, и не пытаться при этом создать благоприятный климат для полноценного принятия России в число стран Европейского Сообщества. Пусть самые разные люди предпринимают собственные шаги в этом направлении. Как христиане мы должны иметь собственное видение этой проблемы. Западноевропейским странам не пойдет на пользу, если в критические моменты истории, подобные тому, что мы переживаем сейчас, когда разрабатывается новый статус Западной Европы, Восток будет оставаться в стороне от происходящих событий. Мы помним то единство христианского духа, которое существовало когда-то в Европе, и мы не можем говорить с русскими православными христианами о правах человека, оставляя их на задворках современной Европы.

Греция недостаточно сильна, чтобы сегодня оказывать влияние на ту или иную экономическую систему или ту или иную страну; но мы никогда не должны забывать, что христианская Церковь в Европе возникла среди бедных людей и что Церковь последовательно поддерживала и отстаивала право человека иметь все необходимое для жизни. Надо подчеркнуть, что ситуация, когда деньги сосредоточены в руках очень немногих людей, представляет грозное предупреждение для всего человечества. Святой Отец неоднократно осуждал эту неконтролируемую тенденцию, ведущую к монополизации власти. Однако, несмотря на всю важность подобных заявлений Папы, они, как правило, не находят отражения в евангелических программах, имеющих отношение к данной проблеме.

Время от времени я читаю американскую прессу и, к своему удивлению, вижу, что представления американцев о том, что происходит в России и об участии в этих процессах США, иначе как детским назвать нельзя. Многие люди в Соединенных Штатах убеждены в том, что американцы являются благодетелями русских, и очень часто выражают недоумение по поводу того, что русские не проявляют никакой благодарности в ответ! Представляется невероятным, что подобное невежество смогло получить в американском обществе столь широкое распространение. К сожалению, мы, христиане, не сумели представить современному миру модель того, как люди могут жить в условиях «разумной достаточности». Я недостаточно компетентен, чтобы говорить о методах решения этой проблемы на Западе.

Что же касается Востока, то, как еще много лет назад отмечали католические богословы, монашество на Востоке возникло и развивалось не с идеей создания неких моделей для решения разного рода социальных проблем, а как способ ухода от мира для служения Богу. Мы должны сознавать, что христиане живут в этом мире не для того, чтобы бесконечно наслаждаться жизнью, - христианам дана возможность жить на этой земле, чтобы побеждать в борьбе с демоническими силами и искоренять зло, от которого страдает мир. Важно также признать, что в последние годы мы, христиане, не предпринимали никаких попыток разработать и теоретически обосновать новые, более совершенные формы общественного устройства, подобные тем, которые - в экспериментальном порядке - старалась внедрить у себя молодежь, особенно молодежь американская.

Для того, чтобы планировать и успешно вести свою миссионерскую работу в Европе, Церковь сегодня нуждается во всесторонней поддержке и сотрудничестве. Стремясь совместными усилиями построить новую, лучшую Европу, мы должны оказывать теплый прием и протягивать руку братской помощи всем людям доброй воли и искренних намерений, желающим участвовать в евангелической деятельности Церкви.

Всякий раз, когда мы говорим о ситуации, сложившейся в современной Европе, речь идет о необходимости найти новый идеал, который объединил бы европейцев и помог им построить новую, более сплоченную Европу. Но разговоры об идеалах вовлекают нас в круг новых, очень серьезных проблем. Христианство пришло в Европу с проповедью о Царстве Божием и о братстве и единстве людей. История XX столетия изобилует примерами того, как самые глобальные утопические «идеалы» полностью себя дискредитировали (достаточно вспомнить нацистские и сталинские представления о братстве). Обещания лучшей жизни непрерывно звучат в Европе еще со времен Французской революции. Нет сомнений в том, что разочарование европейцев во многих тоталитарных и ложных идеалах не может воспрепятствовать христианской проповеди о Царстве Господнем. Ожиданиям прошлых лет не суждено было сбыться, но это не является достаточным основанием, чтобы христианские евангелисты перестали говорить об идеалах братства и единства, которые всегда будут пользоваться большой привлекательностью у людей.

В заключение вышесказанного позвольте подвести следующий итог. Осуществляя евангелическую деятельность в Европе, мы не должны вести разговор о Боге и христианском братстве на высокопарном языке прошлого, когда говорящему кажется, что он выражается четко и ясно, а его проповедь не вызывает отклика у слушающих. Язык благовестия должен быть действенным, он должен призывать людей быть «учениками» и активно участвовать в христианской жизни. Вполне очевидно, что этот тип евангелизма и связанные с ним ожидания предполагают совершенно иное отношение к существующему миру - отношение, которое подтверждает право человека сомневаться и подвергать проверке то, что ему представляется сомнительным. Говоря об «учениках», я не имею в виду послушных последователей образа жизни Иисуса Христа. В моем понимании это слово означает следующее: «У каждого из нас должно быть время, чтобы мы могли сами - эмпирическим путем - узнать, как должен поступать христианин в разных жизненных ситуациях. Я не хочу принимать что-либо на веру, лишь следуя примеру общепризнанного авторитета или только потому, что кто-то сумел доказать правильность той или иной теории. Я хочу, чтобы мои убеждения были основаны на моем собственном опыте».

Из всего вышесказанного мы можем сделать следующий вывод: проповедь о Царстве Божием и о братстве людей всегда стояла в центре христианского благовестия. Но мы, учитывая всю тяжесть ран, от которых страдала Европа на протяжении XX века, должны во многом изменить христианскую проповедь наших дней. Мы должны призывать людей вести христианский образ жизни, постепенно, шаг за шагом, пытаясь находить христианское решение наших проблем, учась быть в этом мире учениками и принимать продуманные, взвешенные решения.

Мы верим, что этот метод приведет Церковь к большему пониманию наших человеческих слабостей. Этот метод может разнообразить и дополнить христианскую жизнь, как это уже не раз происходило в переломные моменты истории. Этот метод поможет людям, разочаровавшимся в лживых обещаниях и идеологиях, людям, которые до сих пор страдают от разрушительных последствий минувших войн. Мы призываем Церковь вести евангелическую работу не для народов Европы, а вместе с ними.

Здесь я попытался еще раз сказать о том, что много лет назад христианство победило в Европе, и слово, которое мы несли миру, было услышано людьми. Это должно вдохновить нас на обращение с новой христианской проповедью уже к Европе современной. Этот доклад представляет собой попытку комментария к посланию Папы Иоанна II: «От Европы раненой к Европе выздоравливающей - путем возвращения к христианским корням, определявшим жизнь и культуру континента».

Симпозиум: «Христос -источник новой культуры для Европы на заре нового тысячелетия» IV. Жизнь в обществе: нация и культура, этика, экономика и политика, январь, 1999.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: