Верность – это стойкость в вере.

В категориях: Падая и поднимаясь,Преображаясь и возрастая

стойкость

«Не хотите ли и вы отойти?»

Д. А. Пивнев

Дни странствования на земле наших патриархов, пророков и прозорливцев Господних, да и всех жителей земли — это юдоль скорби и тревог. «Малы и несчастны дни жизни моей», — признал Иаков, проживший 130 лет (Быт. 47, 9).

«Человек рождается на страдание, как искры, чтоб устремляться вверх», — мудро рассуждал друг Иова Елифаз (Иов. 5, 7). Сколько их, этих мельчайших, краткое мгновение светящихся искр, словно украдкой блеснувших в свой час на земле, не потухли бесследно, но устремились ввысь, к небу, к Богу, зажегшему в них святое пламя духа?! В то же время тьмы тем непокорных грешников исчезли в пучине преисподней. Они и позволили греху погасить в себе эту Божественную искру, а без света жизни они почернели, как головня. Душа их стала темна, как ночь. Они погибли и ожидают окончательного беспристрастного суда.

Но вот пришел на землю Тот, Кто пожелал принять на Себя вселенский грех. Оставил славу небес Тот, Кто восхотел ради спасения людей претерпеть позорную смерть и сгореть для счастья каждого. Устремившись ввысь Сам, Он позвал за Собой в заоблачную даль всех труждающихся и обремененных. Кто поверил Ему? Кто во свете Его увидел спасительный свет для своей души?

Первые последователи Христа изъявили желание быть участниками Его святой миссии. Написано: «...избрал Господь и других семьдесят учеников, и послал их по два пред лицом Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти» (Лук. 10, 1). Христос дал им власть наступать на всю силу вражью, и ничто не могло им повредить. Восторженные возвращались они ко Христу: «Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем» (Лук. 10, 17). Иисус, видя их увлеченность наиважнейшим делом (они возвещали приблизившееся к грешникам Царство Божье), возрадовался духом и прославил Отца Небесного, что Он «утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Лук. 10, 21).

Но радость служения ближним у большей части учеников исчезла, как солнце на закате, их увлеченность погасла, как огонь в терне. Они отошли от Христа, оставили благостное служение. И не потому, что успели охватить словом свидетельства все селения и города. И не потому, что на смену им пришли более способные, смелые и дерзновенные проповедники. Нет. Жатвы — не окинешь взором, делателей — после того, как они отошли от Христа, — осталось только 12, большей частью простых рыбаков.

Такой решительный шаг многие из учеников сделали не спонтанно. Вполне очевидно, в их сердце постепенно нарастало неприятие слов Христа. Оно и привело их к роковому решению. Возникает вопрос: как вообще они стали последователями Иисуса Христа? Внимательно присматриваясь к новому Учителю, многое пришлось им по душе: говорит — не как книжники и фарисеи; сила, власть и убедительность — необычные! А чудеса Его? По благословении Господнем пяти хлебов и двух рыбок хватило накормить пятитысячную толпу! И остатков набрали 12 коробов! А исцеления? От века не слыхано, чтобы кто отверз очи слепорожденному (Иоан. 9, 32)! Святым было и поведение Сына Божьего. Его никто не мог уличить в худом деле. Он был совершенным и безгрешным.

Что же недостойное могли найти во Христе преткнувшиеся? Почему   усомнились и оставили служение, которым недавно восторгались? Отчуждение, по-видимому, началось с того момента, когда Христос стал рассеивать радужное представление учеников о Своей миссии и открывать истинную цель Своего прихода. Христос — хлеб живой, «Который сходит с небес и дает жизнь миру. На это сказали Ему: Господи! подавай нам всегда такой хлеб». Действительно, не в поте лица добывать пропитание, а даром получать из рук Чудотворца обычный, насыщающий плоть хлеб — такую тленную пищу они хотели, чтобы Христос подавал им всегда! Никогда не алкать, никогда не жаждать — это же прекрасно!

«Хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя...» (Иоан. 6, 51). Это уже нечто новое. Такое откровение Христа было непонятно людям.

«Истинно, истинно говорю вам, — продолжал Христос, как бы усиливая недоумение слушающих, — если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни». Воспринять эти слова буквально можно только на малое время, на очень малое. И человек тут же сам отвергнет непринятое здравым смыслом предположение. Есть Плоть, пить Кровь... Народу тогда эти слова показались отклонением от нормы. «Возроптали на Него Иудеи за то, что Он сказал: "Я есмь хлеб, сшедший с небес"». Не потому ли возроптали, что не хотели признать очевидную истину: Кто Он и откуда пришел? «И говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем?.. Иисус сказал им в ответ: не ропщите между собою». А что же ученики? И они роптали между собой, не понимая сказанного Христом. Но если не поняли, можно спросить наедине, как не раз поступали ученики, прося разъяснить им ту или иную притчу. Христос не отклонил бы их просьбу. Однако у них сложилось неверное представление об Учителе, Его миссии и цели прихода. Менять его они не хотели и виновными себя за это не считали. Виновен в их непонимании — Он, Говорящий. «Какие странные слова! Кто может это слушать?» — такой поспешный приговор вынесло неверие.

А нужно было бы встревожиться о своем состоянии: почему наш ум закрыт для понимания этих слов? Почему эта истина произвела на нас такое удручающее впечатление? Все ли в порядке с нашим сердцем? Не ожесточено ли оно? Если бы ученики очень желали постичь духовный смысл откровений Христа, то остались бы с Ним и получили полную ясность. «Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно...» (Иоан. 7, 17). Жаждущая душа не успокоится, пока не дойдет до сути. В то же время, если понять, — тогда нужно покориться познанной истине. Именно подобного желания ученики не проявили. Верой принять сказанное Христом не захотели. «С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним» (Иоан. 6, 66).

Множество народа следовало за Христом потому, что ели хлеб и насытились. «Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную...» — увещевал их Христос (Иоан. 6, 27). А что же влекло за Праведным Его учеников? В Своей беседе Иисус пояснил, что отдаст Плоть Свою за жизнь мира (Иоан. 6, 51). Перед множеством народа Он провозгласил извечный Божий план спасения. Жаждали ли эти первые последователи спасения? Сознавали ли себя нуждающимися в покаянии грешниками? Или же, как и прочая толпа, надеялись найти в Нем Царя, пришедшего восстановить царство Израиля, а значит принести благополучие, славу, победу над завоевателями, мир палестинской земле и покой ее жителям?! Все вожделенное для них было здесь, внизу, на земле. Христос не оправдал их плотских ожиданий, поэтому они решили уйти от Него.

«Дух животворит, плоть не пользует ни мало; слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь; но есть из вас некоторые неверующие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие...» (Иоан. 6, 63—64). Почему они были неверующими? — Потому что прежде, чем последовать за Христом, нужно отречься от интересов плоти. «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее» (Матф. 16, 24—25). Такое ученичество не устраивало этих последователей, и они пришли в тупик. Их не привлекал путь страданий. Не только разум, но и сердце отказывались постичь сказанное Христом. «Душевный человек не принимает того, что` от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Кор. 2, 14). Дух этих учеников не был пробужден — вот где причина печального исхода.

Но может быть, и в самом деле Христос говорил недоступное   простому   люду?   В свое время словами Христа: «Должно вам родиться свыше» был серьезно озадачен учитель Израилев — Никодим. Член верховного судилища, муж разумный, обнаружил в беседе со Христом не только неосведомленность в духовных вопросах, но и полную неспособность проникнуть в их суть. Рождение свыше... «Как это может быть?» — в смущении и замешательстве расспрашивал он Христа. Логичными, как ему казалось, рассуждениями он сам себя поставил в неловкое положение (Иоан. 3, 4). Но не ушел в огорчении, как те многие ученики, и получил обилие благословенных пояснений!

Это ему, рожденному только однажды, растревоженному до глубины души услышанным, разбитому окончательно в своих умствованиях, ясно и доступно Христос пояснил, кто` же может войти в Царство Божье, в Царство Духа. Никодим узнал, что` ему делать, чтобы сподобиться уразуметь небесное и верить вечному. Его, не посчитавшего за унижение отвергнуть собственное мудрствование, Христос просветил светом небесным, открыл тайну искупления: «Как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Иоан. 3, 14—15).

Никодим пришел к Иисусу ночью, душа его билась в объятьях тьмы, но он не пожелал остаться навеки во мраке греховной ночи. Свет истинный, свет спасения воссиял в его душе, и он успел отдать Христу последний долг: с царственной щедростью он «принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли Тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями...» (Иоан. 19, 39—40). А мог бы, сурово сдвинув брови, важной походкой уйти от необычного Учителя. Мог, но не ушел и понял, что Бог так возлюбил мир и его лично, что отдал на страдания единородного Сына, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.

Итак, многие из учеников отошли от Христа. Иисус не стал удерживать отходящих. Печальнейшая картина: Небесный Учитель остался всего с двенадцатью учениками! Но и за ними Он оставил свободу выбора: уйти или остаться. «Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?» Напряженный момент. Ученики молчали, и только Петр с присущей ему поспешностью, как всегда первый, ответил на вопрос Христа встречным искренним вопросом: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни, и мы уверовали и познали, что Ты — Христос, Сын Бога живого» (Иоан. 6, 68—69).

Какой чудесный ответ! Подобное просто так не скажешь. Дух Петра, по-видимому, раньше был согрет этим откровением. Из всех учителей, с кем ему приходилось встречаться, Христос — единственный, Кого пылкий ученик полюбил больше всех. Идти дальше — некуда. Искать лучшего — бессмысленно. «Ты — Сын Бога живого», а это — главное! Петр был уже человеком немолодым, повидавшим жизнь и всевозможных учителей, и самым верным для себя счел быть последователем Иисуса Христа. «Ты имеешь глаголы вечной жизни» — этого ему никто не пообещает! К кому еще ему идти?!

Ученики, ушедшие от Христа, нашли, как им казалось, лучший путь. Действительно, не надеясь на лучшее, не уйдешь от настоящего. Хотя эта надежда и обманет, и окажется призрачной, а поспешный выбор — роковым, все же человеку свойственно желать и искать нечто выгодней для себя и для семьи.

На богослужения нашей общины приходит немало внимательных слушателей. Проповеди, звучащие с кафедры, не сразу захватывают их. Сначала они сосредоточенно наблюдают за обществом верующих. Первые впечатления обычно добрые: «Какие порядочные люди! Спокойно слушают, задушевно поют, по-своему молятся Богу, приветливо улыбаются. Нигде меня так радушно не встречали!» Но на следующее собрание не приходят. Любопытство удовлетворено — и это все.

Как-то на протяжении года мы записывали число покаявшихся. Их оказалось 140 человек. Но в церкви осталась даже не половина, а около трети. Каменистая почва в сердцах, семя жизни не прорастает. Не нравится людям путь Христа, не устраивает он их. Вы думаете, они найдут лучший? — Никогда! Его просто нет. Однако и они предпочитают уйти от Христа.

В поселке, где находится наш молитвенный дом, живет много цыган. Приехал к нам как-то проповедник из цыган, прошел по поселку, договорился, что цыгане придут на богослужение и покаются. Пришли. Он сказал проповедь и знаком дал им понять, что пора каяться. Человек 20, как по команде, опустились на колени, повторили за проповедником слова молитвы. А на следующее воскресенье никто из них на собрание не пришел. Пресвитер нашей церкви встретился с покаявшимися, стал выяснять, почему они не приходят в церковь. Отвечают: «Все у вас хорошо, но мы живем от торговли, а служить Богу и торговать нельзя». Им невыгодно быть христианами. Где придется вечность проводить — это их не тревожит. Они здесь на земле желают получить все.

Оглядываясь на прожитую жизнь, хочу сказать: истинные дети Божьи никогда не были и не будут оставлены Господом. Если Отец Небесный Сына Своего не пощадил ради спасения людей, то как с Ним не дарует и всего (Рим. 8, 32)?! Трудностей, насмешек, лишений много, но с Богом ничего не страшно. И дети наши счастливы, что знают живого Бога. Помню случай: март, кругом снег лежит, а для коровы корм кончился. Мы с женой загоревали, дети это видели. На утренней молитве сын помолился: «Господи, папа переживает, что корма не хватит, помоги нам...» У меня мурашки по спине побежали от его простой просьбы к Богу, слезы навернулись на глаза. В обеденный перерыв прихожу с работы домой, а во дворе — гора хорошей соломы! «Кто привез?» — спрашиваю жену. «Брат твой выезжал из деревни, а кузов машины пустой. Сознание сверлила мысль: может быть, у Давида корма для коровы нет? Он загрузил кузов соломой и поехал». Мы всей семьей благодарили Бога за услышанную молитву. Неверующие не знают такого Бога и такой радости!

В годы гонений наши дети регулярно читали «Бюллетени» и «Срочные сообщения» и знали, кто из верующих арестован, в каких условиях содержится, у кого отняли дом, у кого детей, где прошли обыски. Такой заботы и любви друг ко другу не знают люди мира сего. Они одиноки в своем горе здесь и вечная участь их ужасна.

Безусловно, жизнь христианина преизобилует страданиями, нуждой, поношениями. Мы отказываемся от всех сомнительных средств для улучшения своей жизни, но жить по-другому не мыслим. Я служу Господу с 1953 года и лучшего, чем имею, не пытался искать. Меня никогда не мучили сомнения, что я сделал неправильный выбор. Я никогда не сожалел, что сам христианин и на христианский путь направил своих детей. Мне радостно, что Бог по милости Своей открыл мне Свой единственный истинный узкий путь и хранит на нем.

«Вы ищете Меня... потому, что ели хлеб и насытились» — говорил Христос окружающим Его людям (Иоан. 6, 26). Однако «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17). «И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1 Кор. 15, 19).

Каковы подлинные мотивы нашего следования за Господом? Проверим себя, чтобы не постигла нас духовная катастрофа и мы не оставили бы Христа, как множество Его учеников, избрав иной, более удобный для плоти путь.

Вестник истины 2 (142). 1998.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: