Храбрые Господа нужны и сегодня.

В категориях: Верующий в обществе – границы возможного и допустимого,Христианин и общество

воин

Илья Чебан

Священное Писание отмечает достойные имена сподвижников Давида, с которыми он вел войны Господни. «Вот имена храбрых у Давида: Исбосеф... главный из трех; он поднял копье свое на восемьсот человек, и поразил их в один раз. По нем Елеазар... он поражал Филистимлян до того, что рука его утомилась и прилипла к мечу... За ним Шамма... Когда Филистимляне собрались в Фирию, где было поле, засеянное чечевицею, и народ побежал от Филистимлян, то он стал среди поля, и сберег его, и поразил Филистимлян...» (2 Цар. 23, 8—12).

В трудное для Давида и для всего Израиля время расцвела верность этих бесстрашных мужей. Со всех сторон теснимый неприятелем народ изнемогал, падал духом. Тогда эти воины взяли инициативу в свои руки. Нет, они не расслабляли и без того дрожащее сердце людей, не уговаривали сдаться в плен, только бы выжить. Но решились во имя Бога и ради ближних сложить голову. Такие храбрые Господа побеждали царства, были крепки на войне, прогоняли полки чужих (Евр. 11, 32—34). Они подвизались в брани в разное время, в разных местах, но напоены были одним Духом, поэтому и поступки их были так схожи, так благословенны!

Во свете подвига этих ветхозаветных мужей посмотрим и мы на свою ревность по Боге, сравним свою жертвенность с самоотверженностью тех, кто крепко подвизался с Давидом, «чтобы воцарить его, по слову Господню, над Израилем» (1 Пар. 11, 10).

ОДИН ПРОГОНЯЕТ ТЫСЯЧУ

«Исбосеф... поднял копье свое на восемьсот человек, и поразил их в один раз». Мировое военное искусство, по всей вероятности, не знакомо с подобным, славно завершившимся противостоянием: один против восьмисот! Случись нам сражаться почти против тысячной толпы, какую позицию займем мы? Да и займем ли вообще?

Не побежим ли в неудержимой панике? Кажется, совершенно немыслимо одному одолеть восемьсот человек! Спросите: на чьей стороне будет победа при таком соотношении сил, и вам вполне убежденно ответят: «По одному камню бросит это полчище на смельчака, и он скроется под огромной грудой. Несоразмерность сил — налицо. Стратегии у воина — никакой! Риск — невероятный. Скрещивать мечи бессмысленно. Для полной уверенности в победе против восьмисот нужно выставить по крайней мере тысячу. В такой ситуации выходить одному — значит сознательно идти на верную смерть!» «Какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство — просить о мире» (Лук. 14, 31—32). Всего в два раза превышает войско противника и то разумнее не развязывать войну.

В ситуации, в которой оказался Исбосеф, если кто и надеялся на легкую победу, так это филистимляне. Думаю, они без всякого опасения смотрели на встречающего их воина, не предполагая, насколько обманчива человеческая логика. Филистимляне могли все тщательно просчитать, холодно взвесить и, предвкушая блестящий успех, заранее праздновать победу. Но «пусть не хвалится подпоясывающийся, как распоясывающийся» (3 Цар. 20, 11). Как прославилось имя Господа, когда один, не возлюбивший души своей даже до смерти, вступил в неравный бой! Все изменилось самым непредвиденным образом! Внезапный поворот событий привел неприятелей в растерянность. Судьба самоуверенных была обречена: Исбосеф поразил их в один раз. Он превзошел их в силе и ловкости. Оторопевшее беспомощное полчище было повержено в одночасье.

Какая прекрасная победа! Верный военачальник Давида один поразил целое полчище. В истории народа Израильского это не единственный случай.

В течение 40 дней глумились филистимляне над войском Израиля, пока не пришел один — меньший сын Иессея, Давид, и один выиграл сражение.

На горе Кармил один Илия выступил против 850 лжепророков Иезавели. Поражение водимых лживым духом было великое.

Один пророк Михей смело говорил обличительную правду Ахаву, несмотря на то, что был за это ненавидим царем и заточен в темницу (3 Цар. 22, 8—38).

В Вавилонском плену из всех Израильтян нашелся только один молящийся Богу Даниил, не побоявшийся нарушить царский указ, хотя знал, что за это может лишиться жизни.

Однажды сын попросил меня почитать рассказы из сборника «Ибо их есть Царство Небесное». Прочитал я два отрывка и отложил его. Решил продолжить чтение книги «Счастье потерянной жизни». Сын не хотел уходить. Пришлось читать вслух. Сын увлекся. Пора спать, а в его глазах — недетская тревога, он весь погрузился в переживания, ему не до сна.

Бежал сон и от меня. Нахлынули отрывочные воспоминания из истории братства ЕХБ: Рябошапка, Онищенко, Каргель, Хмара, Храпов, Моисеев, Библенко, Дейнега, Остапенко... Какой жестокий натиск рати гонителей пришлось выдержать им в одиночку?! Сколько нужно было претерпеть, отстаивая дело Божье и чистоту евангельского учения! Не отличались они недюжинной физической силой, не голиафами были. Чем же тогда они обладали, каким оружием пользовались, где учились несгибаемому мужеству, что не посрамили имени Иисуса Христа, не обесславили Церковь Его?! За пятьсот, за тысячу, за скольких людей они совершили подвиг? — Вступая в единоборство, они, как и Исбосеф, прежде всего приговорили себя к смерти, «чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых» (2 Кор. 1, 9).

Имена их — в памятной книге у Господа. Их одинокий молчаливый подвиг — суд всем боязливым и неверным. Дела их и по смерти говорят красноречиво (Евр. 11, 4).

ВЕЛИЧИЕ ПОСЛУШНЫХ

Израиль, живя во грехе, хотел владеть землей, и говорил: «Авраам был один — и получил во владение землю сию, а нас много; итак нам дана земля сия во владение» (Иез. 33, 24). Авраам по вере получил столько, сколько хватило 12 коленам Израилевым. «Нас много...», но это не значит, что земля получена ими. Если много, то и земли должно получить во столько раз больше. Тогда и планета должна показаться малой — столько можно обрести за послушание и верность Богу!

Один Каргель получил столько благодати и откровений Божьих, сколько мог иметь весь Союз ЕХБ, если бы сохранил верность Богу.

И в наши дни иная маленькая община благовествует о спасении Божьем так широко, что некоторым большим церквам должно быть стыдно за свое бездействие: и новые группы обслуживает не одну, и из своей среды высылает на поля благовестия щедро, и христианских библиотек в ней немало. И грешников там кается много, и огня ревности и ответственности в ней столько, что большим общинам поучиться надо. Сколько членов бездействуют иногда в церкви с большим количеством членов! Сколько стоят на торжище праздно! Если бы большие церкви распределили свои силы на две—три новые общины — проблем в их среде стало бы меньше и удел Божий в городе увеличился! Два—три хора, оркестра славили бы Бога с радостью и усердием; два—три новых молитвенных дома раскрыли бы двери для погибающих грешников! Появились бы новые проповедники, новые библиотеки, новые труженики!

Вифлеем малый городок в Израиле (Матф. 2, 6), но в глазах Божьих его значение не меньше, чем древнего и прославленного Иерусалима. Почему? — «Из тебя произойдет Вождь...» Вот что значимо перед Богом! Не число жителей, но Кто из тебя произойдет! Церкви велики не числом членов, проповедников и хористов, а Тем, кто живет в их сердце и тем, сколько благовестников и тружеников она высылает на великую ниву Божью.

ОДИН В ПОЛЕ — ВОИН

«По нем Елеазар... из трех храбрых Давида... они порицанием вызывали филистимлян». То есть неодобрительной речью возбуждали ярость в противниках, раздражали их. Юношеский ли это был задор или храбрых снедала ревность по Боге, Которого ни во что ставили язычники, — мы не знаем, но Священное Писание отмечает и эту деталь, подчеркивая незаурядное мужество предводителей Давидова войска. И в этот раз сражение выиграл один! «Народ, — сказано, — последовал за ним для того только, чтоб обирать убитых». Этот один не ушел с поля брани, хотя и безмерно утомился, изнемог так, что рука его прилипла к мечу.

Мир, незнающий Бога, утверждает: «Один в поле не воин». Слово Господне, опыт уповающих провозглашают обратное: один в поле — воин! Победоносный воин, если Бог обитает в его сердце! С Богом и самый слабый непобедим! Не в человеке, а в Боге неодолимая сила! Такого бесстрашного воина в наше бы объединение братства! Оно, наверное, показалось бы ему тесным. Огнем святой ревности он зажег бы всех и с дерзновением пошел бы дальше. Священное пламя жертвенной любви к Господу он распространил бы до пределов возможного.

Не так часто доводится видеть таких победоносных, водимых Богом воинов-одиночек, но они, слава Богу, есть и в наши дни. В многолетней брани они утомились, но не сетуют, что напряжение не спадает, что обстоятельства не позволяют расслабиться. Господь венчает противостояние храбрых щедрыми благословениями — есть чему радоваться народу Божьему! Исторгаются из власти преисподней души грешников, до краев земли слышен голос благовествующих спасение, умножающиеся церкви живут в благодатной зависимости только от Господа.

Но все ли живут в таком неослабном духовном ритме, подвизаясь до утомления за народ Божий, за города Бога нашего?! У всех ли в усердии рука «прилипает» к святому делу так, как у Елеазара к мечу? Если она не прильнет к святыне, то непременно прилепится к злой суете. Должен с сожалением признать, что моя рука не «прилипла» еще к святому делу настолько, чтобы утомиться. Так я еще не устал. Дал бы Господь не отдельным подвижникам, а всем нам стремиться к святому изнеможению во имя Господа и не считать его предосудительным. На такой самоотверженности держится вот уже скоро 40 лет и наше дорогое братство. В ответ на ревность Бог посылает славные победы.

ОДИН РЕШИЛСЯ УМЕРЕТЬ

«За ним Шамма...» Снова была война. В этот раз народ побежал от филистимлян по засеянному полю. Шамма стал среди поля и сберег урожай. Он поразил филистимлян, и Господь даровал великую победу. Печальная, но правдивая картина: враги решительно наступают, народ в панике бежит. И какой народ! Народ, которому даны великие обетования (2 Петр. 1, 4). Народ, которого защищает и ведет Сам Бог, Чья мышца крепка, рука сильна, десница высока (Пс. 88, 14). «Ибо есть ли какой великий народ, к которому боги его были бы столь близки, как близок к нам Господь, Бог наш, когда ни призовем Его?» — восхищался величием Иеговы вождь Израильcкого народа Моисей (Втор. 4, 7). На такого ли Бога не положиться?! Увы! народ, знающий Бога, препоясанного могуществом, облеченного величием, — робеет, отступает и бежит по засеянному чечевицей полю. Погибнет урожай, опечалятся земледельцы, нужда постучит в жилища... Если не заступиться, возможен и худший исход: дети и жены будут отведены в плен. Не попытаться ли отстоять родные поля?! И Шамма остановился в открытом поле. Нигде невозможно укрыться. Тревожный ветер колышет унылые злаки — стонет земля... Господи, где же защитники? Он один? Так пусть же торжествует сила Всесильного! Он научает руки наши брани!

Каким было это поразительное противостояние, нам даже трудно представить. Как одному, вооруженному только мечом, стоя в открытом поле, сдержать распаленное гневом вражеское ополчение? Какой оборонительный пояс создашь из одного человека?! Ведь не пролом в стене нужно заслонить собой! — Нива неоглядная, поле бескрайнее! Воинственное множество могло буквально растоптать сиротливо стоящего воина. Он мог пасть от острия филистимского меча — ведь он один! Но мужественный защитник решился умереть — так не бегите же, вернитесь, израильтяне! Но боязливые глухи к призывам. Помощь ожидать Шамма мог только от Бога. Посрамил ли Всевышний его упование? — «Для Господа нетрудно спасти чрез многих, или немногих» (1 Цар. 14, 6). Бог дал великую победу через одного! Один сберег поле чечевичное — будет необходимое пропитание многим из народа! (Израильтяне засевали чечевицей большие пашни, из зерен мололи муку и пекли хлеб, варили похлебку.)

В СТАНЕ ВРАГА

Исбосеф, Елеазар и Шамма! Не умели они полагать души ближних за свою. Знали только, как рисковать собственной жизнью. Их подвиг чист! Их жертва свята! Они — достойный пример для нас, и когда сражаются врозь, и когда выступают вместе. В весьма трудное время эти трое отважных взошли на скалу в пещеру Одоллам, где, по-видимому, располагался военный совет Давида. Филистимляне отрезали войску Давида доступ к воде. Без продовольствия некоторое время еще можно обходиться, а как быть без воды?! В такую минуту увидеть преданных друзей весьма отрадно. С ними можно идти в любую опасность — не подведут! Пользуясь их расположением, Давид попросил принести ему воды из Вифлеемского колодца. Удивительно было, если бы эти трое, переминаясь с ноги на ногу, стали бы испытывающе смотреть друг на друга: стоит ли рисковать? Привязанность их сердца к Давиду была велика. Они сочли за счастье утолить его жажду, но путь к воде преграждали полки филистимлян, стоящие в боевой готовности. Сосредоточенно, по-хозяйски уверенно и бесстрашно пробивались они сквозь вражеский стан. Глядя на них, что могли подумать филистимляне? «Не иначе как со срочным донесением спешат! А может, сдаются, пощады просят?!»

Три друга пробились, достигли цели. Открыто, днем, у всех на виду, ежеминутно глядя в лицо смерти, они прошли и почерпнули воды... Пока они пробирались к воде, филистимляне могли быть в недоумении и замешательстве: кто, зачем и куда идут так стремительно? Но когда храбрые возвращались с водой — все стало ясно: не перебежчики! Не послы! Их могли посчитать за соглядатаев и уничтожить. Но никто их не остановил! Под сенью высокой Божьей руки они прошли туда и обратно! Бог покровительствовал им!

Что это за люди, перед мужеством которых враг становился бессилен? Ведь это не единичный случай, когда Божьи храбрые люди совершали великие дела в стане врага. Мардохей и Есфирь также действовали с риском для собственной жизни и победили и учредили великий праздник победы — Пурим! В стане врага Хусий расстроил совет Ахитофела против Давида.

Мы сегодня тоже живем в непростой обстановке. От нас Господь ожидает не меньшего мужества, чем от ветхозаветных героев. В этом мире греха и растления мы рождаем и растим духовных детей и живем независимой от мира жизнью; живем по Божественным, отдельным законам (Есф. 3, 8). В окружении людей, отвергающих своего Искупителя, совершаем служение, строим молитвенные дома, проводим библейские, регентские курсы, собираемся на общебратские съезды, печатаем Евангелия, дарим их людям, распространяем благую весть. Враг душ человеческих бессилен остановить обрекших душу свою на смерть. Воистину «ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно...» (Ис. 54, 17).

Чувство глубокого уважения вызывает в нас смелый поступок троих единодушных друзей. Но какую покоряющую силу, какой высокий дух находим мы в ответном поступке Давида, вылившего принесенную воду во славу Божью! «Сохрани меня Господь, чтобы я сделал это, — в трепете, почти молясь, произнес он. — Не кровь ли это людей, ходивших с опасностью собственной жизни?» Давид не почел себя достойным такой проникновенной любви, такого бесценного дара. Эта благоуханная жертва, приобретенная ценой крови, могла принадлежать только Господу. Пить Давид хотел и просил об услуге, и ему принесли. Но не один он изнемогал от жажды. Кто напоит простых воинов? Сами они не посмеют пойти, и послать им некого. Да и как они посмотрят на Давида, выделяющего себя?! Ведь тяготы войны равно давят им плечи. Значит, жить и умирать они будут только вместе! Пить будут из одной чаши страданий и Давид, и ближайшие исполнители его приказаний, не пытаясь облегчить свою участь за счет других.

ПОДВИГИ ОДИНОКИХ ПОДВИЖНИКОВ

Какие большие победы Бог посылает тем, кто не возлюбил души своей даже до смерти! Вот где секрет, вот где ключ к благословенным созидательным свершениям в церкви, в братстве, в каждой семье.

Подлинные имена храбрых наших дней, благодаря мужеству которых Бог изменил обстановку в церкви, да и во всем мире, стараются не вспоминать, как о том мудром бедняке, который спас город (Еккл. 9, 14—15). Правдиво сказано: «У победы много отцов, поражение — всегда сирота». Благодарение Богу, что «пред лицом Его пишется памятная книга о боящихся Господа и чтущих имя Его» (Мал. 3, 16). В нее вносятся имена не мнимых героев, а тех, кто верой побеждали дьявольские твердыни! Верой разрушали казалось бы несокрушимые Иерихонские стены! В руки верных Господь предавал великие крепости! И как результат — Библии, духовная литература потекли в нашу страну в бесчисленном множестве. Их переправляли самолетами, пароходами, везли на машинах. А ведь свежа в памяти и, наверное, никогда не забудется скорбная пора в жизни братства, когда народ Божий долгие годы томился без духовного хлеба. Первая Библия, которую я получил, не была напечатана нашим дорогим издательством. Ее доставили бесстрашные, которые в буквальном смысле пробились сквозь плотный заслон с опасностью для жизни. Господь во все века и во всех местах благословлял тех, кто был готов полагать душу свою за святыню Господню, за ближних.

Краткие, полные неповторимого благоухания подвиги одиноких подвижников, предавших «души свои за имя Господа нашего Иисуса Христа» (Д. Ап. 15, 26), заставляют учащенно биться наши, в общем-то, разумно-холодные сердца. А ведь в списках героев веры запечатлели свои имена люди, подобные нам. В свой час не пропустили они возможности полагать жизнь за служителей Божьих (Рим. 16, 4). Когда другие были затянуты в омут личных забот, они многократно покоили утомленных тружеников и с великим тщанием, не стыдясь, разыскивали узников Христовых в безвестных тюрьмах (2 Тим. 1, 16—18). Они не дорожили своей жизнью — только бы исполнить предназначенное им служение (Д. Ап. 20, 24).

«Я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью», — говорил Апостол. Чем же тогда он дорожил? — Вверенным служением! Образование, положение в обществе, все преимущества в мире он почел за сор, расточив свою жизнь во имя Бога и ближних. Это большая высота.

Сколько на нашей совести несвершенных дел любви? Сколько неизвинительных упущений? Руки не только пресвитеров и диаконов или сотрудников издательства «Христианин» должны слиться воедино со святым делом. У каждого последователя Иисуса Христа есть свое «чечевичное поле», которое он должен сберечь, чтобы оно не было затоптано безжалостной ногой неприятелей. Защищайте Божьи нивы, и Господь не замедлит послать великую победу, которой будут пользоваться последующие поколения.

Не будем сберегать собственную жизнь и здоровье за счет ближних. Не увлечемся временным, чтобы потерять вечное (Лук. 9, 24). Начало побед — в отвержении себя (Лук. 9, 23). Тот, кто ради Господа оставил личные дела и не дорожит и самой жизнью, свободно будет ходить в раскаленной печи, разожженной в семь раз более обычного, и выйдет оттуда без запаха дыма. Такому человеку не причинят никакого вреда и голодные львы во рву. Такой человек будет благословен. Он и дело сделает, и превозмочь превозможет (1 Цар. 26, 25). Но побеждает такой человек, страдая, скитаясь по пещерам и ущельям земли. Побеждает, терпя недостатки, скорби, озлобления. Побеждает умирая. Победа в смерти — самая великая победа! Все эти герои веры не получили обещанного на земле (Евр. 11, 39). Священное Писание свидетельствует, что они получат лучшее воскресение (Евр. 11, 35). Так оно и исполнится! «Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость...» — говорил Апостол Павел (Гал. 6, 16).

ИСКАЛ, НО НЕ НАШЕЛ

«Искал Я у них человека, который поставил бы стену и стал бы предо Мною в проломе за сию землю, чтоб Я не погубил ее, но не нашел» (Иез. 22, 30). Трудно найти более скорбное признание о поразительной черствости людского сердца, чем это. Бог искал не войско, не армию — одного человека, и не погублена была бы земля. Но сострадательного не нашлось. Никто не сжалился над тысячами судеб. Милосердных не стало. Возвести стену и стать перед Богом в проломе никто не пожелал. Богу нужен был соработник — все отмолчались.

Целая нация была спасена, когда Бог нашел одного возжелавшего страдать с народом Божьим (Евр. 11, 24—25). Сохранилась жизнь великому числу людей, когда Бог послал в Египет одного Иосифа (Быт. 50, 20). За скольких они постояли?! Под какую тяжесть подставили обыкновенные плечи? Это храбрые Господа!

О, если бы в нашем народе Бог находил добровольцев совершать духовный труд не за тысячу, а хотя бы за себя, за двоих—троих, — насколько продвинулось бы дело евангелизации! Народы погибают — кто заступится? Бог пощадит страны, если найдет хотя бы одного — кто отзовется? Нужны не таланты. Нужен один простой человек. Бог ищет через кого спасти народы, не делайте вид, что вас не касается это скорбное слово: «Искал, но не нашел». Не отвернитесь от Зовущего. Не дайте Ему пройти мимо вас. Не прячьтесь. Бог взыщет за кровь тех, кому мы должны засвидетельствовать о спасении. Он поставил нас раздавать духовную пищу нуждающимся и определил время, в которое каждый должен трудиться. Если же кто «скажет в сердце своем: "не скоро придет господин мой"», то он жестоко ошибется. Господин придет «в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами: там будет плач и скрежет зубов» (Матф. 24, 48—51).

Пусть же подвиги храбрых Господа вдохновят к большей самоотверженности работников Христовых и побудят к покаянию всех нерешительных, ленивых, робких и праздных.

Вестник истины 2 (142). 1998.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: