Новые миссионеры российского Заполярья.

В категориях: Верующий в обществе – границы возможного и допустимого,Христианин и общество

нива

Нива побелевшая стоит.

Ты последовал мне в учении, житии... вере... гонениях, страданиях...  2 Тим. 3, 10—11

Бог открывает Свой особый прекрасный путь не отдельным счастливцам, но всем, кто покорится Его воле, кто пожелает лучшего. К сожалению, жизнь многих христиан так шаблонна, не рассмотреть в ней почерка Небес. Если для мира губительна избитая колея греха и порока, то для христиан весьма опасна глубокая колея традиций, общепринятых норм и обычаев, в совокупности предлагающих некую схему жизни: 16—17 лет — учеба; 18—19 — обретение профессии; 20—23 — женитьба. Чтобы решить вопрос брака, необходимо жилье, средства. Этим молодой христианин бывает всецело поглощен. Ведь так поступают все! Как же иначе? Затем — семья, дети, внуки... Одно звено за другим слагаются в единую цепь, возможно, и золотую, но пленившую...

Какая сила «выбила» из обычной жизненной колеи Вильяма Карея, что он оставил родную Англию и навсегда уехал в дикую Индию? Что произошло с Тейлором, покинувшим благополучную Европу и отдавшим жизнь для Китая? Что заставило Рябошапку остановить жернова своей мельницы и уйти на миссионерское служение? Кто замечает такие схемы жизни?

«Не будьте нерассудительны, но познавайте, что` есть воля Божия», — призывает Апостол Павел (Еф. 5, 17). Безрассудно пройти по истоптанной колее за большинством. Это далеко не лучшая участь. Прискорбно, что нередко подталкивают к этому даже самые близкие, родные и делают это, как им кажется, из лучших побуждений. Знайте, молодые друзья, у Господа есть для вас лучший, совершенный план вашей жизни. Пожелайте узнать его! Стремитесь к лучшему, и Добрый Пастырь проведет вас к вечной жизни чудным путем!

Следующие строки — это выдержки из писем совсем молодых христиан, совершающих служение в Заполярье, недалеко от Баренцева моря, и на Чукотке. Вдохните аромат этих повествований!

Я решил сделать очень трудное дело: объяснить в письме все, что вам непонятно в моей жизни. Мама, ты спрашивала, когда приеду домой. По телефону я ответил: может быть, никогда. Это не совсем так. Если будет угодно Богу, то когда-нибудь приеду домой в гости. Планов не строю. Я здесь — не из-за невесты. (Это не оправдание, а разъяснение.)

И нет здесь романтики, хотя фотографии вам присылаю, может быть, и романтичные. Плыть на лодке по северной реке, когда дует северо-западный ветер, если у кого и была романтика, то сразу исчезает. Остается только надежда на Бога и молитва: доплыть бы до места. Как точны, как правдивы слова из Псалма: «Он речет, — и восстает бурный ветер, и высоко поднимает волны его. Восходят до небес, нисходят до бездны; душа их истаевает в бедствии. Они кружатся и шатаются, как пьяные, и вся мудрость их исчезает. Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он вывел их из бедствия их. Он превращает бурю в тишину, и волны умолкают. И веселятся, что они утихли, и Он приводит их к желаемой пристани» (Пс. 106, 25—30).

Пишу об этом не для того, чтобы мама сильно переживала. Меньше, чем надо, я не проживу, и больше не хочется. Поймите правильно: это — не апатия. У меня очень счастливая жизнь, возможно, непонятная вам.

Не подумайте, что здесь жить плохо. Очень даже хорошо. Я так привык к друзьям из поселка, где образовалась группа новообращенных, что, если неделю не побуду у них, скучаю.

И вас я не забыл, всех помню поименно. Но скучать здесь нельзя. Если заскучал, лучше ехать домой. «Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Иоан. 12, 24).

Думаю, что для родных братьев моих и для дела Божьего будет лучше, если они будут трудиться где-нибудь на Чукотке, а сестра — в Туре или в Ессее.

У многих христиан неправильное представление об этих краях. Здесь радости больше, и человек — ближе к Богу.

2.

Скоро год, как я тружусь на Севере. Время летит.

Река давно замерзла. Погода резко меняется: утром 20° С, через несколько часов +2° С,  а через день — 35° С.

Жители поселка, где мы благовествуем и строим молитвенный дом, теперь не представляют жизни без молитвенного дома. Мы молимся, чтобы туда для служения переехала семья.

Честно сказать, хочется побыть дома, но пока ни минуты не жалел, что нахожусь здесь. Хотя бывает иногда и холодно, и без яблок, и нет такого обилия пищи, как дома.

Скажу откровенно: дома я знал Бога понаслышке, как некогда сказал Иов: «Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя» (Иов. 42, 5). Здесь, на Севере, особенно когда один бываешь с благовестием в поселке, чувствуешь, насколько ближе становишься к Богу! Как Он сразу отвечает на молитвы!

Передавайте привет церкви, молодежи, всем родным.

3.

На прошедшей неделе посещали села вверх по реке. Доплыли благополучно. Переночевали. К обеду несколько жителей пришли на богослужение. Засвидетельствовали им о Боге, спели под гитару несколько гимнов и поплыли дальше. Братья пошли со свидетельством по поселку, а я остался на берегу ремонтировать старый двигатель. Служение назначили на семь часов вечера в доме инвалидов. К этому времени я окончил ремонт. И здесь беседовали о спасении, пели о любви Божьей, подарили людям Евангелия. Все были довольны, приглашали еще посещать.

Так как полярные дни уже прошли, да еще двигатель плохо заводился, решили плыть домой до наступления темноты. На полпути двигатель заглох. Пришлось заночевать. В лодке были удочки, мы наловили рыбы, разожгли костер. Соли и хлеба взять забыли. Лодка у нас крытая, до рассвета поспали. В 4 утра рассвело, поплыли на веслах. Часа два гребли, потом попутчики взяли нас на буксир до города.

(Как только достроится молитвенный дом, Бог даст, будут деньги, будем покупать новый двигатель, этот постоянно подводит.)

Недавно на попутном вертолете побывал я в чуме у оленеводов, это почти у моря. Приглашали пожить несколько недель. Если Бог даст жизнь, побуду у них. Можно много рассказать о пережитом, всего не опишешь — это неизреченные слова о Боге, Его присутствии и охране.

Не так давно заехал к нам гость из Германии (посещал в тюрьме своего неверующего брата). Он проехал с нами, благовествуя, по некоторым селам и сказал: «У вас здесь больше радости, чем в процветающей Германии!»

У нас — полярная ночь, круглые сутки темно. Ездить на посещение сложно, а если еще метет пурга — и вовсе опасно. Здесь я научился молиться. В пути молимся непрестанно, чтобы не заблудиться. Однажды ехали на снегоходе: я в крытых санях, а брат за рулем, чтобы запомнил дорогу. Уехали в сторону, попали на другую реку, а их тут — множество, и пурга метет. Вот и приходится перекрикивать шум снегохода, вой пурги. Взываешь к Богу, чтобы брат услышал и остановился.

Неверующие рыбаки, охотники тоже сбиваются с дороги и тоже плачут и кричат к Богу: «Бог, если Ты есть, то спаси!»

Многие жители меняют отношение к Богу и к нам, становятся совсем другими, чем были раньше. Слово о Господе принимают серьезно.

Молитесь о живущих здесь грешниках.

4.

Блажен человек, которого сила в Тебе, и у которого в сердце стези направлены к Тебе. Пс. 83, 6

Самолет приземлился. За бортом 35° С. Встретили друзья. Все приняла спокойно, без лишних чувств и переживаний, словно прибыла домой. Прописали без проблем. Вспоминаю об этих чудесах и молюсь: «Господи, Ты меня сюда привел настолько, насколько Тебе нужно...»

Переболела сильно и скучала по дому тоже очень сильно. Молилась, писала домой, чтобы молились, и Господь удалил всю скуку. Мама прислала ободряющее письмо: «Что скучаешь — это неудивительно, мы во плоти живем. Не думай унывать, нельзя. О тебе служители молятся».

...Я так уже привыкла здесь, что разлука с моими родными по духу северянами немыслима. Конечно, и домой, бывает, хочу, но останавливаю себя: а здесь, кто будет?! Домой хочется, если только на время. А вообще, пусть будет так, как Отец хочет.

Были трудности и переживания, и благословений немало! Слава Господу, Он чудесно ведет меня, — и мне ли давать в сердце место ропоту и сомнениям?!

Я — член небольшой поместной церкви. По понедельникам проводим спевки, в четверг — детские, в субботу и в воскресенье — было и есть служение библиотек.

Ездили раздавать Евангелия и приглашать на пасхальные богослужения. Литературу собирали у должников. На пути ветер сбивал с ног.

Слава Богу, церковь здесь растет и в других поселках тоже.

Молимся о вновь образовавшихся группах. Думаем, чтобы там был струнный оркестр и хор. Хочу научить игре на пианино, чтобы молодежь, хоть на каком-то инструменте могла прославлять Бога.

С санитарным рейсом посетили еще один поселок. Первую ночь переночевали у одних добрых людей, засвидетельствовали им о спасенье. Хозяин дома расположился и написал два текста для богослужений и пригласительные объявления.

Первое служение провели в клубе. На ночь хотели устроиться в гостиницу или еще куда-нибудь — везде отказали. Вспомнили стих Писания: «В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам: "Я иду приготовить место вам"» (Иоан. 14, 2). К вечеру нам предложили две двухкомнатные квартиры (люди уехали в отпуск и нам дали ключи). Слава Богу!

Когда мы были здесь, мне исполнилось 19 лет. На день рождения мне пожелали стих из Слова Божьего: «Вот, Я начертал тебя на дланях Моих...» (Ис. 49, 16). Как я хочу во всем слушаться Господина моего, но, к сожалению, это не всегда получается. «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет...» (Иоан. 12, 26).

Ходили по поселку и приглашали жителей на богослужение. Одни — принимают, другие — гонят, третьи — берут приглашения, но не приходят, стыдятся. Посещала богослужения молодежь: шумят, мало что слушают, мы им стараемся говорить о путях Божьих, но у них свои проблемы: в 13—15 лет они так погрязли в грехах, что стыдно слушать, а они не стыдятся говорить об этом при всех...

Здесь так остро видна нужда в благовестниках! Сколько нас здесь есть — мы не можем жить сразу везде. Образовываются группы, а кто останется жить с ними и наставлять?! Вокруг — столько лжеучений... Неужели молодые христиане будут вести жизнь только для плотского удовольствия, а люди будут гибнуть во грехах и лжеучениях и их некому наставить?!

Дорогим молодым друзьям передайте в пожелание гимн:

Нива побелевшая стоит,
Золотые зерна осыпаются,
Ветерок колосья шевелит,
Но не многих спины здесь склоняются...

Конечно, трудностей на пути много, но и благословений — сколько! Сколько милостей и щедрот Господь дарует тем, кто с верностью живет и трудится для Него! «Зачем тому, кто отдыхает, сила? Она нужна идущим...» А мы идем или ленимся и страшимся идти за Господом?

Передайте молодежи просьбу: может, кто-то хотя на год или на два согласится жить в этих краях? О пище и крове и об одежде Господь позаботится. Главное — доверять Ему и трудиться для Него.

Высылаю тундровый цветок: посмотрите, какой он красивый! Господь наделил его всем нужным. Тем более нас, детей Его, Он никогда не забудет и не оставит.

Всем братьям и сестрам, и сотрудникам привет от местных верующих.

5.

Начни же благословлять дом раба Твоего, чтоб он был вечно пред лицом Твоим. Ибо, если Ты, Господи, благословишь, то будет он благословен вовек.   1 Пар. 17, 27

Радуюсь приветам от братьев и сестер с материка! Значит, не забыли! Помнят! Любят! Молятся! Очень радостно за такое неделимое братство, соединенное крепким союзом любви Христовой. Хотя сейчас я приболела (голос пропал, говорю шепотом, не могу петь громко), но сердце мое ликует и поет: «Не нам, не нам, Господи, но имени Твоему дай славу!» Как быстро пролетели восемь с половиной месяцев моего здесь пребывания! Конечно, это не пустое времяпрепровождение. Господь меня здесь учит многому. «Воззови ко Мне — и Я отвечу тебе...» Божий план в отношении моей дальнейшей жизни мне не известен, но знаю, что «любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим. 8, 28). Но это вовсе не значит, что меня будет окружать одно благополучие. Это путь скорбей, тревог и переживаний, но он полон духовных благословений и водительства Божьего.

Мой Господь — какой Он всевидящий, долготерпеливый, мудрый и милующий. Он — мой Отец. Как нежно Он носит меня на Своих добрых руках! Как утешает! А я говорила: «Оставил меня Господь, и Бог мой забыл меня». Но «забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Ис. 49, 14—15). Это не просто слова — это мои личные переживания. Сколько раз я думала: на своем ли я месте? Почему у меня ничего не получается? А Господь надо мной трудился, вымолачивал все ненужное и посылал утешение из Своего Слова: «Зерновый хлеб вымолачивают, но не разбивают его; и водят по нему молотильные колеса с конями их, но не растирают его. И это происходит от Господа... дивны судьбы Его, велика премудрость Его!» (Ис. 28, 28—29). Умом понимаю, что дальше будет сложнее, но утешаюсь, что все происходит от Господа и Он будет еще ближе к моей душе.

Бывает, вырываюсь из Господних рук, хочу заглянуть вперед, а сатана тут же начинает смущать. Я плачу, но опять и опять Господь останавливает и утешает: «Я держу Тебя за правую руку...»

Мой любимый псалом: «Нависли скалы слева, зияет пропасть справа...»

Как много можно рассуждать о Боге моем и вашем, ведь Он — вечный! Но беден язык, чтобы рассказать, и слаба рука, чтобы описать величие Его любви.

Есть благословения в нашей церкви: покаялись трое 19летних людей.

Переживаем: как дальше пойдет наше благовестие в поселках, но надеемся, что Господь поможет.

Кто будет ехать к нам, привезите, пожалуйста, ноты для струнного оркестра: еще не играем на богослужениях, но к празднику хочется подготовиться. Хочу научить друзей петь по нотам. Стараюсь и в этом деле больше успеть для Господа. Привезите детские рассказы и назидательные книги для взрослых.

Если будете в моем городе, предавайте привет церкви и лично маме.

Вестник истины, 2 (142). 1998.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: