Радостно и весело дающий ради Христа.

В категориях: Дай хлеб нам,Падая и поднимаясь,Преображаясь и возрастая,Слово Божье к человеку

дать

Доброхотно дающего любит Бог. 2 Кор. 9, 7

Н.В.Н.

Слова: «доброхотно дающий» в переводе с древнегреческого звучат, как «радостно, весело дающий». Воистину такого любит Бог! Богу приятно даяние, исходящее от всего сердца, без напоминания, без принуждения.

Задолго до времен Моисея Авраам, в порыве искренней благодарности за одержанную победу, «дал... десятую часть из всего» священнику Бога всевышнего, Мелхиседеку (Быт. 14, 20). В те дни не было еще определенных правил в отношении десятины, но быть благодарным Богу — внутренняя потребность преданной Богу души.

Позже по установлению Моисея израильтяне приносили Богу десятую часть из всего приобретаемого с поля. Пожертвованное принадлежало служащим при скинии левитам, не имевшим личных земельных уделов. Те, в свою очередь, из полученной десятины отдавали десятую часть на содержание первосвященника (Числ. 18, 23—32).

Во времена пророка Малахии священнослужители, небрежно относясь к этой святыне, не только сами обкрадывали Бога, чем бесславили и хулили Его имя (Мал. 1: 7, 12), но своим недобрым примером они насаждали такое же пренебрежительное отношение к исполнению Божьей заповеди и в народе (Мал. 3, 9). Закон же Моисея был строг ко всякому бесславящему имя Господне: такой человек должен был умереть за грех свой, камнями должно было побить его все общество (Лев. 20, 2—3). Так строго Господь относился к тем, кто бесчестил святое имя Его.

«Эти требования были даны Израилю в ветхозаветное время, когда действовал закон Моисеев. Мы служим Христу и находимся не под законом, а под благодатью, поэтому нет необходимости в точности придерживаться этого установления!» — можно услышать сегодня доводы некоторых верующих. У христиан, безраздельно и искренне отданных Богу, подобные рассуждения не находят отклик в душе, даже если бы на этот счет   не было прямых повелений Священного Писания. Но эти повеления есть, и они ясны и определенны: «Отделяй десятину от всего произведения семян твоих, которое приходит с поля твоего каждогодно... десятину хлеба твоего, вина... елея твоего, и первенцев крупного скота твоего и мелкого скота твоего, дабы ты научился бояться Господа, Бога твоего, во все дни» (Втор. 14, 22—23).

«Всякая десятина на земле из семян земли и из плодов дерева принадлежит Господу; это святыня Господня» (Лев. 27, 30).

«Святыня Господня». Как торжественно звучат эти слова! Но как жаль, что и в наши дни некоторые христиане, пренебрегая заповедью о десятине, тоже обкрадывают Бога. В Новом Завете действительно нет прямого упоминания о десятине, но нет в нем и указаний о ее отмене. Напротив, Христос в разговоре с законниками и фарисеями утвердил эту заповедь: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Матф. 23, 23). Поправ важнейшие заповеди закона, обирая домы вдов и сирот, фарисеи в лицемерной самоправедности приносили в дом Божий скрупулезно отмеренную десятую часть пряных трав и всяких овощей (Лук. 11, 42). Тем самым перед лицом народа они низводили великую святыню Господню до крайней мелочности. За тщательно соблюдаемой формальностью они скрывали оставленные ими милость, правду и суд.

Десятина для новозаветных детей Божьих приносится не по закону Моисееву, ибо это «служение смертоносным буквам...» (2 Кор. 3, 7). Они жертвуют Богу по закону совершенному, закону свободы, по закону духа жизни во Христе Иисусе (Иак. 1, 25; Рим. 8, 2). Наша десятина преимущественней ветхозаветной, она не идет ни в какое сравнение с установлением закона, но превышает ее. «Говорю вам, — поучал Христос, — если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Матф. 5, 20). Отдавать Богу мелочное, отделять ничтожное — нет в том никакой праведности и, как следствие, нет надежды на Царство Небесное.

Если мы отдаем Богу мало значащее, а себе оставляем ценное, добротное, отборное, то и о нас можно сказать, что мы обкрадываем Бога. Мы дали обет Богу доброй совести и должны делать все от души, не как для человека, а как для Господа, зная, что в воздаяние от Господа получим наследие; ибо мы служим Господу Христу (Кол. 3, 23—24).

Более того, наша жизнь является служением Богу, следовательно, тоже — святыней Господней. Поэтому каждый христианин, очистив себя от всякой скверны плоти и духа, должен совершать эту святыню в страхе Божьем (2 Кор. 7, 1). Апостол Петр пишет: «Если вы называете Отцом Того, Который нелицеприятно судит каждого по делам, то со страхом проводите время странствования вашего...» (1 Петр. 1, 17).

Невозможно быть жертвенным, не отдав себя всецело Богу. Фарисей, войдя в храм вместе с мытарем, в доказательство своей праведности, молясь, отметил, что помимо прочих добродетелей, он постится два раза в неделю и дает десятую часть из всего, что приобретает (Лук. 18, 12). Тем не менее, оправданным домой ушел мытарь, а не фарисей. Наше материальное служение зависит от глубокого сокрушения о своих грехах и всецелого посвящения самих себя Богу.

Сын Божий отдал Самого Себя в жертву умилостивления за наши грехи (1 Иоан. 2, 2). Его все совершеннейшая жертва должна растопить лед равнодушия в наших сердцах и побудить к искренней отдаче себя Богу. После этого благословенного шага мы легко и свободно не только будем отдавать десятую часть, но и щедро жертвовать на дело Божье все, что у нас есть. О, если бы христиане, исключающие себя сегодня из числа доброхотно дающих Богу, уразумели подвиг Иисуса Христа, они перестали бы советоваться с плотью и кровью (Гал. 1, 16) и, как некогда Савл, упав на землю, воскликнули: «Господи! что` повелишь мне делать?» (Д. Ап. 9, 6).

Христианин, отдавший себя на алтарь Господень «в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения» (Рим. 12, 1), добровольно становится рабом Божьим (Иак. 1, 1) и не может не отдать Богу своих сбережений и прочих достатков. Скупиться для Бога после того, как Ему отдана вся жизнь, — вещи несовместимые, взаимоисключающие. Если же это происходит, значит, нужно признать, что мы не посвятили себя и всю жизнь Богу и не стали Его собственностью. Решите вопрос посвящения Богу — и вы никогда не будете сомневаться: нужно ли отдавать десятину в наши дни. Истинные христиане жертвуют для Бога свободно, охотно, смотря по силе каждого.

Кто чемто пожертвовал для Бога и жалеет об этом, тот в сущности ничего не сделал. Истинное даяние приносит радость и вытесняет печаль. В подлинной жертве нет и тени сожаления. «Если же будет у тебя нищий ктолибо из братьев твоих... дай ему взаймы, и, когда будешь давать ему, не должно скорбеть сердце твое; ибо за то благословит тебя Господь, Бог твой, во всех делах твоих и во всем, что будет делаться твоими руками» (Втор. 15: 7, 10). Если ваш дар не принес вам полной радости, жертвуйте еще и еще, и ваша радость перельется через край.

Десятина — это собственность Бога! Это благовонное курение, это приятная и благоугодная Богу жертва (Фил. 4, 18). Приносить эту жертву побуждает Дух Святой, потому что только Он производит и хотение и действие в детях Своих по Своему благоволению (Фил. 2, 13).

Апостол Павел приводит в пример церкви македонские, преизобилующие радостью среди великого испытания скорбями. Они жили в глубокой материальной нищете, но при всей скудости преизбыточествовали богатством радушия. «Они доброхотны по силам и сверх сил — я свидетель» (2 Кор. 8, 3).

В настоящее время все дети Божьи (возможно, лишь за исключением новообращенных, недавно пополнивших наши общины) осведомлены и ясно сознают, что здоровье, имущество и прочее благосостояние, — все это не наше и нам не принадлежит, хотя мы приобрели его честным трудом. Все это — «Господь дал...» (Иов. 1, 21). Мы же только управители «чужого имения», которое Господь дарит каждому по Своему усмотрению для употребления в оборот (Лук. 19, 12—27). Когда же мы врученные нам Богом «мины» и «таланты» сознательно употребим только для личных целей, тогда кто даст нам наше, «если в чужом не были верны...» (Лук. 16, 12)?

Жизнь Иерусалимской церкви первых веков также служит для нас поучительным примером. В ней преобладал дух жертвенности, полной отдачи себя и всего своего Богу: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее... все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду» (Д. Ап. 4, 32—35). В Священном Писании не отмечено, чтобы по вопросу жертвенности у христиан тех дней проводились какие-нибудь церковные совещания, выносились решения, постановления. Все делалось от души, добровольно, мирно, благочинно, а главное — во славу Божью!

Мы уже упоминали, что в ветхозаветное время десятина была предназначена для служащих при скинии левитов, священников и первосвященников. Читая послания Апостола Павла, мы узнаем, что и в первохристианскую пору было много служителей, миссионеров, которые становились соучастниками дела домостроительства Церкви Христовой. Наши дни — не исключение. Сколько сегодня у нас «левитов», благовестников, проповедников, несущих в народы Слово Божье, которым Бог повелел жить от благовествования (1 Кор. 9, 14)! Да и успех дела евангелизации находится в прямой зависимости от жертвенности народа Божьего. Ах, как равнодушны многие дети Божьи к нуждам евангелизационного служения! Другие же сознательно закрывают на это глаза и не хотят быть соучастниками Евангелия, а если и жертвуют, то, как фарисеи, «мяту», «анис», «тмин». И это происходит в то время, когда бедные вдовы совершают подвиг, полагая на жертвенник Божий все, что у них есть (Лук. 21, 3—4). Но придет день, когда скупость христиан обнаружится, когда будет явно пренебрежение повелениями Божьими и многие поймут, что они жили по плоти, а не по духу, что не желали повиноваться заповедям Божьим.

В дни гонений наши «левиты», «священники», всецело отдав себя на алтарь Божий, возревновали о чистоте Церкви Христовой и за это попали в застенки тюрем и лагерей. Свои, как правило, большие семьи с малолетними детьми они полностью доверили попечению Того, Кто один помышляет о земле и заботится о вселенной (Иов. 34, 13). Бог знал и видел   все   и   всех.   Он   побудил служителей Совета церквей повести дело материального служения так, что великая жертвенность народа Божьего на протяжении более чем тридцати лет гонений восполняла нужды страждущих и ни одна семья узника не была забыта и не терпела голода и холода! В этих, казалось бы, критических обстоятельствах Бог совершил дело освобождения народа Своего из-под влияния мира, совершил великое, но где окажутся те, кто был глух и скуп?

Господь наш Иисус Христос «дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» (Тит. 2, 14). Эти слова стали настолько привычны для нашего слуха, что редко в ком вызывают ответную жертвенную любовь к Богу. Но придет день и многие плотские христиане к ужасу своему окажутся перед закрытыми для них вратами Царства Небесного. С воплем они будут взывать: «Господи!.. отвори нам» (Матф. 25, 11). Но Господь не отворит им.

Так не станем же обманывать себя (Матф. 24, 40—46)! Будем помнить, что «никто из нас не живет для себя и никто не умирает для себя, а живем ли — для Господа живем...» (Рим. 14, 7—8). К жертвенному служению Господь призывает не только рядовых верующих, но и служителей, на плечи которых возложена полнота ответственности за народ Божий и которые должны подавать пример стаду. Жертвенным будет служитель — щедрой будет и паства. Гораздо успешней шло бы дело благовестия, разрешались без трудностей многие нужды издательской работы и дела печати, если бы каждый из нас, во-первых, был отдан всецело Богу, а потом и святому делу Его во славу Господа нашего Иисуса Христа.

Призываю милость Господа и благодать Его на эти слова увещания.

Вестник истины 2 (142). 1998.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: