Брат Лоренс о своем переживании Богообщения.

В категориях: Возрастая в личной жизни,Созидая свой внутренний мир

общение

Джозеф де Бьюфорт

В маленькой книжке, через письма и беседы, брат Лоренс просто и вдохновенно объясняет, как можно научиться жить в постоянном присутствии Бога — не умом, но сердцем.

Письмо второе

Не находя описания моего образа жизни в книгах, хотя у меня самого нет никаких сложностей в связи с этим, все же, для большей уверенности, я был бы рад узнать, что вы об этом думаете.

Несколько дней назад я разговаривал с благочестивым человеком, и он сказал, что духовная жизнь есть жизнь благодати. Она начинается с сильного страха, который усиливается надеждой на вечную жизнь и затем полностью поглощается чистой любовью. Каждое из этих состояний имеет разные стадии, проходя которые и можно прибыть, наконец, к благословенному завершению.

Я не следовал всем этим методам. Наоборот, уж не знаю, какие инстинкты были тому основанием, я обнаружил, что подобные методы меня подавляют и охлаждают мой пыл. По этой причине, при моем поступлении в монастырь, я решил отдать себя полностью Богу в качестве наилучшей возможной для меня компенсации за мои грехи, и ради любви к Нему я отказался от всего прочего.

Первые годы я, как это и принято, проводил время, отведённое для молитвы, в размышлениях о смерти, страшном суде, аде, небесах и моих грехах. Так я продолжал несколько лет. Все же остальное время, даже посреди моих трудовых послушаний, я прилагал свой ум к памятованию присутствия Бога, Которого я рассматривал как всегда находящегося рядом со мной, а часто и внутри меня.

Со временем я, незаметно для самого себя, начал делать то же самое и во время молитвы, что приводило меня в состояние восторга и давало утешение. Это практика рождала во мне такое глубинное почитание Бога, что одна лишь вера была способна удовлетворить меня в тот момент. (Я предполагаю, здесь он имеет в виду, что все отдельные понятия и мысли, которые он мог сформировать о Боге не были удовлетворительными, поскольку он воспринимал их как недостойные Бога. Таким образом, его ум не мог успокоиться ничем, кроме взгляда веры, которая воспринимает Бога бесконечным и непостижимым, каков Он и есть Сам в Себе, а не таким, каким Он может быть осмыслен в человеческих идеях. - прим. сост.)

Таким было моё начало. И все же я должен сказать, что первые десять лет я сильно страдал. Ощущение, что я не был предан Богу настолько, насколько желал этого, мои прошлые грехи, постоянно присутствующие в уме, и великие незаслуженные блага, которые даровал мне Господь, были причиной и источником моих страданий. В то время я часто падал, но снова поднимался. Мне казалось, что все было против меня: и создания, и разум, и Сам Господь, а мне оставалась только вера. Меня иногда сильно беспокоили мысли о том, что если я верю в то, что действительно получил такие милости, это есть лишь моё воображение и следствие моей гордыни, которая претендует на то, чтобы сразу оказаться там, куда другие приходят с большим трудом. В другие моменты я думал, что это все - заблуждение, и что мне нет спасения. (В православной терминологии такое состояние крайнего заблуждения называется «прелестью»— прим. перев.)

Когда же я стал привыкать к мысли, что до конца дней моих буду жить в этих терзаниях и мучениях (которые, однако, нисколько не уменьшали моего доверия к Богу и служили лишь к укреплению моей веры), я обнаружил, что изменился в один момент. И моя душа, которая до этого момента находилась в терзаниях, испытала глубочайший внутренний покой, как будто она обрела свой собственный центр и место отдохновения.

С того самого момента и по сей день я хожу перед Богом в простоте, с верой, со смирением и с любовью, и изо всех сил я стараюсь не делать и не думать ничего, что могло бы вызвать Его недовольство. Я надеюсь, что когда я сделаю все, что могу, Он сделает со мной то, что Ему угодно.

Что же касается происходящего со мной в настоящее время, я не могу этого выразить. У меня нет ни боли, ни сомнений, ни сложностей относительно моего состояния, поскольку у меня нет своей воли, но только Божья, которую я стремлюсь исполнять во всем, и которой я настолько покорен, что я не подниму и соломинки с земли против Его приказа, или же из какого-то иного мотива, кроме чистой любви к Нему.

Я прекратил практику всех других форм поклонения и специальных молитв, кроме тех, к которым меня обязывает мой сан. Я забочусь лишь о том, чтобы настойчиво добиваться Его Святого Присутствия, где я удерживаю себя простым вниманием и любящим отношением к Богу, что я и называю фактическим присутствием Бога. Или, говоря иначе, это молчаливое, тайное и постоянное общение души с Богом, которое вызывает во мне радость и внутренний восторг, иногда столь сильный, что мне приходится сдерживаться, чтобы это не стало внешне заметным.

Если коротко, то я абсолютно уверен, что моя душа пребывает с Богом вот уже более тридцати лет. Я многое опускаю, чтобы не утомить вас, и все же думаю, что мне следует вам сообщить, как именно я рассматриваю себя перед Богом, на которого я взираю как на моего Царя.

Я считаю себя самым никудышным человеком, полным слабостей, язв и испорченности, который совершил всевозможные преступления против своего Царя. С глубочайшим прискорбием и раскаянием я исповедую перед Ним все моё зло, прошу Его о прощении, и предаю себя в Его руки, чтобы Он делал со мной все, что Ему угодно. И этот Царь, исполненный милосердия и доброты, совершенно далёкий от порицания, обнимает меня с любовью, усаживает меня за Свой стол, кормит меня из Своих собственных рук, даёт мне ключ от Своих сокровищниц. Он разговаривает со мной и услаждается общением со мною постоянно, тысячью и тысячью способов, и относится ко мне, во всех смыслах, как к Своему любимчику. Вот так я и пребываю в Его Святом Присутствии.

Мой самый обычный метод — простое внимание и любовное отношение к Богу, к Которому я часто прилепляюсь с такой великой сладостью и восторгом, как младенец к материнской груди. И если я смею использовать такое выражение, я бы назвал это «быть на груди у Бога» за ту невыразимую сладость, которую я вкушаю и переживаю в нем. Если иногда мои мысли, блуждая, уходят из этого состояния, по необходимости или по моей немощи, то меня очень скоро зовут обратно глубинные чувства, столь прекрасные и восхитительные, что я теряюсь и не могу найти слов, чтобы описать их.

Прошу вас, ваше преподобие, выразить своё мнение скорее о моей немощи, о которой вы прекрасно осведомлены, нежели о великих милостях, которые Господь даёт мне, столь недостойному и неблагодарному.

Что касается часов, отведённых для молитвы, они есть просто продолжение той же практики. Иногда я воспринимаю себя как бы камнем в руках резчика, камнем, из которого тот будет делать статую. Предстоя таким образом перед Богом, я молю Его создать в моей душе Его совершенный образ и сделать меня во всем подобным Ему. В другие моменты, когда я встаю на молитву, я чувствую, как моя душа поднимается вверх без какого-либо усилия с моей стороны, и этот подъем длится, как будто она (душа) прочно закреплена в Боге, как в своём центре и месте покоя.

Я знаю, что некоторые осудят такое состояние за бездеятельность, заблуждение и эгоизм. Я признаюсь, что это - святая бездеятельность, и это было бы счастливым эгоизмом, если бы душа в этом состоянии была на то способна. На самом деле, пока душа находится в этом покое, её не могут потревожить никакие действия, к которым она была приучена прежде. И то, что раньше давало ей поддержку, от чего она раньше зависела, теперь будет являться скорее препятствием, нежели помощью.

Да, я не могу даже представить, как это состояние можно называть заблуждением или воображением, поскольку душа, которая так наслаждается Богом, не желает больше ничего, кроме Него Самого. Если же это моё заблуждение, только Господь может исцелить меня от него. И пусть Он делает со мной то, что Ему угодно. Я же желаю только Его Одного и с радостью буду полностью принадлежать только Ему.

Вы, однако, обяжете меня, если выскажете своё мнение, к которому я отношусь с глубоким уважением, поскольку я высоко почитаю ваше преподобие. Ваш в Господе...

Джозеф де Бьюфорт.

Практика Божьего присутствия Беседы и письма брата Лоренса.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: