Другая история о битве при Фермопилах – но мужество все равно остается за греками.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

фермоп

Легенда о «пожилом» спартанском царе Леониде I, погибшем в бою с персами.

Сесар Сервера (César Cervera)

Его фигура окружена множеством мифов. О царе, в течение трех дней, противостоявшем со своим отрядом десяткам тысяч персов в Фермопильском проходе, мы в действительности знаем очень мало. Как о его предыдущей жизни, так и о самом Фермопильском сражении, которое, по сути дела, обернулось сокрушительным поражением, которое, по крайней мере в среднесрочной перспективе, обернулось сокрушительным поражением. Более того, никто не думал, что сопротивление в Фермопилах закончится так быстро.

Леонид был сыном царя Спарты Анаксандрида II, и его имя означает «потомок льва». Не зря историк Геродот относит его к роду Гераклидов, то есть, потомков древнегреческого героя Геракла. Леонид взошел на трон дома Агиадов в Спарте после смерти своего единокровного брата Клеомена I. Согласно легенде, Клеомен изрезал себя на куски в припадке бешенства и состоянии алкогольного опьянения. Это было тем более шокирующим, что большинство спартанцев вели трезвый образ жизни и презрительно относились к тем, кто имел тягу к пьянству, несовместимому со строгой спартанской дисциплиной.

Двойная монархия в Спарте

Леонид взошел на трон в 489 году до Р.Х. и был одним из спартанских царей, когда в страну вторглись персы под предводительством Ксеркса I. Как пишет Ник Филдс (Nic Fields) в своей книге «Легенда о 300 спартанцах: Фермопилы», отличительной чертой спартанской системы было то, что она была двойной монархией, то есть, во главе страны стояли две царские семьи.

У Агиадов и Европонтидов были общие предки, и у каждой семьи был свой царь. Возможно, это осталось от племен, которые когда-то объединились и решили разделить власть. В этом смысле, двойная монархия представляла собой наследственное, но не монархическое лидерство. Реальная власть находилась в руках собрания мужчин старше 30 лет — апеллы- и совета старейшин — геруссии-, в который входили оба царя и 28 членов, избранных из числа спартанцев старше 60 лет.

До Фермопильского сражения о военной карьере Леонида I мало что известно, но очевидно, что он должен был участвовать в малых войнах, будь то против жителей афинян или пелопоннесцев. Когда персидский царь Ксеркс напал на Грецию, Леонид I отправился на север с отрядом своей личной гвардии, состоявшей из 300 отборных спартанских воинов. Все они уже имели детей, а некоторые уже были даже пожилыми людьми. Этот бросок был совершен в самый разгар религиозных праздников, а самому царю уже было за 60 лет. Царь отдавала себе отчет, что они идут чуть ли не на верную гибель.

В действительности, план Союза греческих государств, в который входили Спарта, а также его союзники Пелопоннес, Афины и другие государства центральной Греции, заключался в том, чтобы превосходящими силами вступить в бой в узком Фермопильском проходе, в то время как военные корабли ударят по персам в Артемисии. Почему тогда рядом с Леонидом I оказалось так мало бойцов? Геродот неоднократно пишет о том, что речь шла лишь о передовом отряде большого войска, собранного по всей Греции.

Религиозные праздники не позволили остальным грекам сразу же присоединиться к Леониду. Дорийский праздник Карнеи, проводившийся после летнего солнцестояния, не позволял древнегреческим воинам принять в это время участие в боевых действиях. Кроме того, Всегреческие олимпийские игры, проводившиеся каждые четыре года в конце лета, также не позволили Союзу греческих государств отмобилизовать наибольшее количество воинов.

Спортивные соревнования несли в себе религиозную составляющую, отодвигавшую на второй план военные действия. Даже когда персы подожгли Афины, игры продолжались в Олимпии, как будто ничего не происходило.

Борьба за труп и легенда

300 спартанцев под командованием Леонида I были не единственными, которые обошли ограничения, связанные с религиозными праздниками. Помимо илотов, в рядах спартанцев сражались 2.120 аркадийцев, 400 коринфян, 200 флиунтийцев, 80 микенцев, 700 феспийцев, 400 фиванцев, 1.000 фокидийцев и 1.000 опунтские локры. Кроме того, параллельно с наземной операцией, Союз греческих государств собрал 271 судно (добавив к ним впоследствии еще 53) и направил их в Артемисию, где шторм изрядно потрепал персидский флот.

Используя преимущества ландшафта, Леониду I удалось удерживать оборону в течение двух дней наступления персидского войска, численность которого, согласно оценкам, достигала 80 тысяч человек. Тем не менее, на третий оборону на южном фланге прорвали отряды, прибывшие по обходной горной тропе. Увидев, что его основные силы раздроблены, Леонид I остался в Фермопилах с 700 феспийцами, 400 фиванцами и знаменитыми 300 спартанцами. Возглавив смертельное контрнаступление, спартанский царь пал, пронзенный персидскими пиками.

Спартанцы не хотели оставлять тело своего царя и бились рядом с ним до конца. Как указывается в классических текстах, было предпринято немало попыток вынести тело, а затем греки отразили в этом месте четыре атаки. После гибели последних греческих воинов, Ксеркс приблизился к трупу своего врага царя Леонида I и приказал отрубить ему голову и насадить ее на копье. Тем самым, он хотел подорвать боевой дух греческих войск, потерявших в Фермопилах более полутора тысяч человек. И не зря, 50% потерь в этот день пришлось на феспийцев, которые бились отважно, но находились в подавленном состоянии из-за гибели своего царя. Ксеркс, в свою очередь, потерял более тысячи бойцов, хотя в преданиях говорится о 20 тысячах.

Это вовсе не был акт самопожертвования, придавший новые силы грекам, которые пошли в контрнаступление, как гласит легенда. В своих книгах сами греки пишут о том, что это было поражение, слишком быстрое и неожиданное. Нечто подобное произошло и во время морского сражения при Артемисии, где греки сопротивлялись лишь от силы три дня, хотя в этом случае греки потеряли сотни кораблей.

Фивский поэт Пиндар отмечал, что именно в Артемисии «сыновья Афин заложили первый камень свободы», а героическая гибель 300 спартанцев тут вовсе ни при чем.

На следующий день после Фермопильского сражения центральная Греция оказалась во власти персов. План Союза греческих государств потерпел неудачу, даже не начав воплощаться. В связи с этим греки стали покидать Аттику и Беотию. Греческие войска сосредоточились на Коринфском перешейке под командованием Клеомброта, брата Леонида, и начали строить фортификационные сооружения, чтобы сдержать наступление противника. Неудача, постигшая Леонида, заставляла принимать радикальные решения, рассматривая море, как единственную надежду на удачу.

Афинский флот как главная сила контрудара

Флот Артемисии занял позиции в Саламине, где и состоялось первое решающее сражение той войны. Поражение, которое персы потерпели главным образом от афинян, стало началом конца персидского вторжения. И хотя война еще затянулась в силу разногласий между городами-государствами, персы допустили просчеты в своих дальнейших наземных операциях, и Греция, наконец, смогла вышвырнуть агрессоров со своей территории.

В легенде о Фермопильском сражении говорится также о свободных греках, противостоящих варварам-невольникам Ксеркса. Достаточно красноречив тот факт, что в сочинениях Геродота почти не упоминают 300 спартанских рабов, погибших вместе со своими 300 хозяевами-спартанцами. Невольники были двигателем спартанской экономики, а также отправлялись вместе со своими хозяевами на поле сражения в качестве помощников. Они грузили снаряжение, готовили еду, искали источники воду и даже охраняли оружие спартанцев. В этом смысле спартанское общество мало чем отличалось от обычаев Персии.

По прошествии 40 лет, останки царя были эксгумированы и отправлены в Спарту для повторного захоронения в соответствии с греческими обрядами. Как гласит легенда, предполагалась построить для него мавзолей. За свой жертвенный подвиг Греция возвела его в ранг героя.

inosmi.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: