Элита общества – избранные, но не Богом, потому не обязательно лучшие.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

элита1

Карабущенко П. Л.

Чаще всего элиты мы оцениваем не по содержанию (внутреннему качеству, свидетельствующему о ее достоинстве), а по форме (статусу, который носит преимущественно формальные основания). Для того чтобы составить себе адекватные и объективные представления о том, чем же на самом деле являются элиты, мы должны выяснить сущность ее генезиса (элитогенез). Без этого объективного анализа мы будем в своих представлениях об элите постоянно находиться в пограничной зоне (между мифом и реальностью) и принимать одно за другое. Чтобы избежать этих ошибочных суждений, необходима стандартная модель элитогенеза, позволяющая более точно производить диагностику качества любой элитной группы и любого входящего в ее состав субъекта.

Чаще всего элитологию определяют как комплексную науку об элите, главенствующая роль в которой отводится политической элите и социологии элит[1]. При этом все остальные элиты остаются как бы за скобками научного исследования и в тени политической элиты власти. Но элитология – это комплексная наука, поэтому заниматься исключительно одними лишь политическими элитами она не может, да и не должна. Ком­плексность – значит привлечение максимального числа наук к элитологическим исследованиям и исследования максимального числа элит, как политических, так и неполитических. Но самое главное, комплексность обнаруживается в объектно-предметном поле этой науки, поскольку элитология изучает не столько элиту (форму), сколько элитность (содержание) и элитизацию (процесс развития элитного качества). Именно эта триада и должна быть признана в качестве целостного объекта этой науки.

Чем должна быть элитология? Она должна быть по-настоящему комплексной наукой, то есть привлекать широкий круг специалистов из самых разных отраслей научного знания, генерировать и синтезировать знание, проводить свои собственные научные исследования и вырабатывать рекомендации по улучшению элиты за счет внедрения в нее подлинной элитности. Вокруг самой элиты к настоящему времени накопилось столько заблуждений и откровенно ложных суждений-спекуляций, что представителем элиты сегодня именует себя каждый второй, плохо представляя себе, что это такое. Все хотят быть элитой, но не знают как. Именно снять все эти спекуляции и разрешить противоречие между элитой (формой) и элитностью (содержанием) и призвана элитологическая наука.

Чем элитология не должна быть? Прежде всего она не должна превращаться в апологию существующей власти и быть ее служанкой. Чтобы избежать столь плачевного состояния, ей вообще не стоит быть на стороне правящей политической элиты, а выражать интересы элит гражданского общества (то есть быть орудием научной, культурной, религиозной и иных элит). Только так элитология сможет сохранить свою самостоятельность, а значит, и объективность своих научных оценок элитной действительности.

Определяя в качестве объекта научного исследования элитологии сам феномен элиты, который раскрывается в своей триаде (элита – элитностъ – элитизация), мы в качестве предмета должны указать еще на одну существующую у нее триаду (элитогенез – элитократия – элитоцид), раскрывающую бытие феномена элиты в социокультурном пространстве, где элитогенез исследует рождение избранности, элитократия анализирует ее состояние акме, а элитоцид – гибель. В политической элитологии эти процессы соответственно называются: селекция элиты (социально-политические лифты, контрэлита), вертикаль или иерархия власти (правительство), и экс-элита/экс-лидерство. Но, распространяя эти категории на другие группы элит, мы должны отметить специфику, которая возникает всякий раз, когда мы приступаем к анализу конкретного вида элит. У каж­дой элиты будет свой специфичный набор критериев, который работает только у нее и может давать сбои в работе других элит. Таким образом, каждый вид элиты имеет свой, характерный только для нее ДНК. И элитология должна подобрать к каждому виду специальный ее код.

На состояние элитологии большую роль оказывает здоровье самих элит. Когда реальные элиты на подъеме, процветает и сама элитология. Когда же элиты в кризисе, кризис наступает и в самой науке об элите. Но хуже всего, когда элитология имеет дело не с элитой, а с псевдоэлитой. Тогда она может легко превратиться в паразитологию – в науку не о хорошем, а исключительно о плохом. Хотя если вдуматься, то паразитология может быть расценена нами как один из критических разделов элитологической науки, диагностирующих наиболее вредные (токсичные) стороны бытия элиты и отдельных персон, спекулирующих на отсутствии в элите элитности.

Но в настоящей работе мы будем говорить не о токсичной элите, а о том, какие имеются общие схемы развития элитности, приводящие личность к элитному статусу, то есть о стандартной модели элитогенеза. Но стандарт ДНК элиты вовсе не есть «типовой проект», некий шаблон, трафарет. Говоря о стандарте, мы имеем в виду соответствующую категории элиты модель развития элитной личности, которая сама может служить примером для остальных развивающихся персоналистических систем. Этот стандарт всегда корректируется творчеством, поэтому его можно сравнить со скеле­том.

Используя привычную для всех терминологию, мы будем вкладывать в нее несколько иной, сходный, но все-таки несколько отличный от обычного понимания смысл. Такие понятия, как «ДНК элиты», «ПДК элиты» и «КПД элиты», призваны расширить и углубить наше собственное понимание феномена элиты и элитности. Именно они, по нашему мнению, проясняют некогда скрытые от элитологического взора стороны смысла и содержания элитного качества.

Элитогенез многолик. В политике он называется рекрутированием («призывом») элит; у чиновников это кадровая ротация и карьерный рост; в экономике это количественное накопление капитала; в культуре и науке – реализация личностью своего творческого потенциала; в религии – достижение уровня святости. Но все эти пути в элиту имеют некую общую процедуру утверждения и признания, некую обязательную последовательность в действиях, общую для всех. Процессуальная сторона элитогенеза предусматривает достижение единства элиты (как формы) и элитности (как содержания) с элитизацией (как непрерывным процессом развития элитного качества). Именно этот комплекс и выделяет группу избранных лиц из общего числа, выводя ее за «скобки» обыденного.

Прежде всего следует напомнить, что элита – это всегда конкретный набор определенных личностей, существующий в определенной социокультурной системе: личность, общество, элита, лидер. От качества каждой отдельно взятой «единицы» зависит качество всей группы или сообщества в целом. В зависимости от ситуации в ней могут проявляться и ак­туализироваться указанные сегменты. Но поскольку элита – это группа субъектов, наделенных уникальными способностями, дающими преимуще­ство и выделяющими их из числа общей массы лиц, то именно личные качества будут во многом определять статусные показатели этой группы. Дви­жение к элите начинается в глубинах индивидуального сознания, когда дух осознает в себе желание и потребность самовыразиться и выделиться на общем фоне. С чего начинается элитогенез?

Первоначально в индивиде проявляется потребность выразить себя, усилить свою индивидуальность и стать полноценной и самодостаточной личностью. В личности вызревает и проявляется элитность (достоинство), которая нисходит (истекает) от личности в общество (массы). Тем самым потенциальный кандидат в элиту объявляет о своих претензиях на признание в элитном статусе своей персоны. Принимая эти сигналы о превосходстве, массы оценивают предложенную им элитность и формируют элитарный ответ, то есть усваивают или отвергают часть элитности.

Только получив обратный адекватный ответ (признание) на свой запрос (претензию, притязание), личность соединяет в себе свою внутреннюю элитность и внешнюю элитарность и приобретает последний признак своей уникальности – статус элиты (субъективное сливается с объективным, чтобы по своему качеству стать выше и лучше, чем они были до этого каждый по отдельности). В последующем наращивая и далее свою элитность, такая личность может уже подняться на более высокую ступень общественного признания и стать лидером. Собственно говоря, элита и лидер – это не что иное, как формы общественного признания, а не исключительно одна самооценка субъекта, претендующего на избранность вследствие ощущения или переживания в себе собственной уникальности.

Поэтому элитарность может интерпретироваться как атрибут внешнего признания элиты в качестве реального превосходства. Это ответная реакция на реализованную личностью элитность, то есть элита возникает тогда, когда встречаются элитность и элитарность. Элитарность выступает в роли объективного «зеркала» элитности, в котором она видит себя уже в качестве элиты.

Если элитность есть внутреннее качество субъекта элиты и отвечает за движение изнутри, то элитарность представляет собой внешний адекватный ответ на притязание субъекта быть элитой. Только тогда, когда элитность встречается с элитарностью, возникает подлинная элита. Но элитарность может исходить не только от общества, но и от уже сущест­вующей элиты и самой личности. Такое признание сразу может возвести в ранг элиты претендента. Но если это признание неестественное, то оно вскоре покажет сбой всей системы элиты. Чем больше в элите таких лож­ных признаний, тем больше у нас оснований именовать такую элиту с приставкой «псевдо».

Анализ истории показывает, что элите не обязательно быть непременно самой лучшей. Достаточно доказать свою избранность. Не все, что лучшее, является элитой, и не все, кто относится к элите, являются действительно самыми лучшими. Худшее тоже хочет быть в числе избранных. Поэтому элита, понимаемая как избранное из лучших, представляет собой некий идеал. Лучшее – это не всегда избранное (оно не всегда им становится, получает признание и соответствующий высший статус), но все, что является избранным, считается лучшим (хотя бы и по сугубо формальным признакам).

Литература.

[1] Ашин Г. К. Современные теории элиты: критический очерк. – М.: Международные отношения, 1985. – С. 9.

Карабущенко П. Л.

Стандартная модель элитогенеза.

«Философия и общество». Выпуск №4(72), 2013.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: