Выборы в России – «машина голосования» для власти и «спецоперация» для оппозиции и зарубежья.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

выборы.

ЧЕРНЫШОВ Алексей Геннадиевич – д.полит.н., профессор кафедры государственного и муниципального управления Финансового университета при Правительстве РФ.

Выбирать и быть избранным – важнейшее право граждан Российской Федерации. Выборы являются одним из становых элементов современных политических систем. Благодаря выборам реализуются политические права граждан на формирование представительной власти – от местных органов до президента. Выборы – это демократическая форма контроля населения за правящей группой и той стратегией, которую она реализует с точки зрения развития государства и общества. Выборы – это способ смены правящих элит через свободное волеизъявление населения, инструмент легитимации вновь избранной власти. Иными словами, выборы – это фактически обязательное условие формирования и развития демократических принципов жизнедеятельности.

Однако сегодня мы постоянно сталкиваемся с, казалось бы, парадоксальной ситуацией. При перманентности выборных процедур и неизменности самой системы выборов в своей базовой основе у значительного числа потенциальных избирателей возникает все больше сомнений в целесообразности существования такой модели в ее нынешнем виде и эффективности данных выборных процедур с точки зрения возможности проведения честных и охватывающих все слои населения выборов.

История развития таких демократических форм, как выборы, насчитывает не одно тысячелетие. Скажем, в Древнем Риме, говоря современным языком, предвыборная кампания начиналась задолго до самого дня голосования. Кандидат, желающий донести свою позицию до своих потенциальных избирателей, облачался в белоснежные одежды и отправлялся агитировать за свою программу. Белый цвет одежды кандидата свидетельствовал о чистоте его помыслов. На площадях и базарах он разъяснял суть своей позиции и просил у горожан поддержки. Когда наступал день голосования, каждый свободный гражданин получал дощечку. На ней он обязан был написать имя одного из кандидатов и опустить саму дощечку в урну.

Все знакомо, практически ничего не изменилось, если не считать буйства информационных технологий, прочно вошедших в наш жизненный и социально-политический ареал. Чем не прототип сегодняшних выборных процедур, разве что теперешние отличаются числом участвующих в голосовании и охватом территории. Вроде бы все за то, чтобы, применяя современные технологические средства для оповещения избирателей, открытости выборов и самого подсчета голосов, сделать их самым надежным средством реализации каждым гражданином своих конституционных прав. Однако на деле зачастую все происходит гораздо прозаичнее. Демократическая норма человеческого общежития, инкорпорированная в определенную номенклатурную структуру политической системы, ожидаемо превращается в форму охранения самой этой железобетонной конструкции от сотрясений и предотвращения ее трансформации в новое качество эволюционным путем.

Все это оказалось возможным в силу того, что вместо развития действительно глубинных демократических институтов и практик, которые бы пронизывали все общество снизу доверху, на деле доминантой выступает «фанатизм формальной демократии», привычка к низведению всей сложности общественных процессов до параметров и ценности отдельного чиновничьего кабинета. Суть этого явления как нельзя лучше описал русский философ Иван Ильин, подчеркивавший в одной из своих работ, что приверженность к формальной демократии «сводит все государственное устройство к форме всеобщего и равного голосования, отвлекаясь от качества человека и от внутреннего достоинства его намерений и целей, примиряясь со свободою злоумышления и предательства, сводя все дело к видимости “бюллетеня” и к арифметике голосов (количество)» [Ильин 2007: 177].

Вот сегодня во многом и наблюдается этот тренд – абсолютизация выборов как «машины для голосования». Таким образом, суть самих выборов как системы качественного отбора подменяется процедурой, т.е. суть все больше уступает место внешним атрибутам. Иными словами, под красивой вывеской демократических процедур на деле – все тот же административно-командный принцип управления, от которого мы неоднократно пытались отказаться. Эти усилия бюрократии идут вразрез с тем, что уже вызрело в российском обществе, – стремлением к творчеству и свободе. Эти глубинные тектонические процессы, набирающие силу в толще социально-политической жизни, уже не смогут остановить никакие хитроумные пиар-заготовки и видео-картинки.

Попробуем дать краткий анализ основных тенденций в выстраивании выборного процесса, которые можно наблюдать сегодня.

  1. Одной из наиболее значимых тенденций является растущая бюрократизация выборов. При этом многие эксперты отмечают тот факт, что самихто чиновников никто не контролирует, а доверия к их добросовестности мало. Вот такой парадокс: выборы находятся исключительно в руках чиновников. О каком результате вообще можно говорить, если заорганизованность и ограниченность самого выборного процесса начинается еще задолго до самого дня голосования, а в ночь после голосования происходят основные чудеса, связанные с перераспределением голосов избирателей. К тому же сегодня не просто трудно подать свой голос за кандидата и быть уверенным на все 100%, что его не украли и не перераспределили, как нужно кому-то «сверху», так же трудно, даже имея конституционные нормы и права на избрание, выдвинуть свою кандидатуру для участия в последующем голосовании.

Столько фильтров и условностей нужно пройти, что большинство уже даже и не пытается представить себя в качестве полноправного и равноправного участника выборного процесса. Созданные законодательные частоколы напрочь отметают у людей желание влиться в данный процесс и в открытом споре вступить на честное соревновательное поле. Границы определены и, если надо, они еще более ужесточаются с главной целью – не допустить «чужака». Выборы, как в игре краплеными картами, оказываются местом избрания «своих», той самой машиной для отбраковки неугодных.

В этом смысле всевозможные праймериз, зачастую превращаются лишь в фикцию. Прáймериз (англ. primaries, мн. – первичные; primary elections – предварительные выборы) – тип голосования, в котором выбирается единый кандидат от политической партии. Между выбранными кандидатами затем проходит обычное голосование. Смысл праймериз состоит в том, чтобы кандидаты от одной партии не «отбирали» друг у друга голоса в основных выборах, т.к. их электорат обычно близок. Проигравшие в праймериз иногда все же участвуют в основных выборах, но как независимые кандидаты, без поддержки своей партии.

Эта та сама красивая декорация, которая прикрывает подспудные процессы кулуарного выбора кандидатов, – еще задолго до дня голосования приходит разнарядка на того, кого, собственно, и нужно будет продвинуть во властное кресло. При этом, в отличие от некоторых примеров из зарубежной практики, когда праймериз проходят в открытой форме (голосовать может любой), в российском варианте это исключительно закрытый формат, когда право голоса имеют только члены партии, проводящей предварительные выборы. Никто не хочет выносить «сор из избы» и делать достоянием гласности все достоинства и недостатки кандидатов. В таком случае очень сложно говорить о том, что конкретная партийная структура апеллирует к интересам граждан, а не прикрывает клановые интересы отдельных кругов населения, владеющих партийно-властным ресурсом.

Здесь важно не привлекать чиновников к предварительному голосованию. Следует понимать, что опыт проведения праймериз в России есть только у двух партий – «Единой России» (начиная с 2007 г.) и ПАРНАСа (начиная с 2015 г.), и при этом задаться вопросом, что изменилось с точки зрения качества выбора с 2007 г. при использовании процедуры предварительного голосования. Может, праймериз стали лишь дополнительной формой само-пиара?

  1. В настоящее время наблюдается не просто усиление бюрократического контроля за выборами. В политической сфере происходит усиление административного ресурса за счет ослабления, можно даже сказать, нивелирования роли муниципалитетов. Вообще длившаяся более 20 лет дискуссия, где и как проводить границу между государственной властью и местным самоуправлением, так и закончилась ничем. Точнее, закончилась тем, что поле местного сообщества, где выборы должны были бы быть главным средством избрания самых достойных и уважаемых людей, оказалось «вытоптаным» казенщиной и бюрократизмом. А место по-настоящему выборных сельских и поселковых старост заняли, по сути дела, чиновники, практически встроенные в единую «вертикаль управления» в стране. Именно поэтому и сегодня особо актуальна тема, связанная с пониманием роли местного самоуправления [Чернышов 1999] и возможностью развивать инициативные практики людей по горизонтали, а не по указке «сверху». Нерешенность или, сажем, однобокое решение данной проблемы выявляет существенные изъяны в становой политической системе разделения властей.
  2. Мы любим часто повторять, как мантру, что одним из базовых принципов построения правового государства (о самом этом понятии в данной статье речь не пойдет, т.к. это тема для отдельного большого разговора) является наличие системы разделения властей на три ветви: исполнительную, законодательную и судебную. Это, как явствует из теории, и предполагает формирование правового государства, т.е. того самого института власти, в котором действие закона распространяется на всех членов общества без какого-либо изъятия и разного толкования и применения норм общежития, что позволяет именно законопослушному гражданину иметь приоритет в реализации своих прав и способностей. Но оказывается, что на деле разделение властей происходит не по принципу разных властных полномочий, а по принципу принадлежности к конкретной группе интересов и «кормушке». Тем самым формируются зоны влияния и группы лоббирования собственных интересов, а не гражданское общество, которое может взять на себя ответственность и творческие инициативы.
  3. Нужно особо сказать о роли политических партий, встроенных в современную политическую систему страны в качестве активных контрагентов. Обратимся к одному из базовых понятий. Политическая партия (греч. πολιτική – искусство управления государством; лат. pars – часть) – организация, объединяющая лиц с общими интересами, деятельность которой направлена на завоевание политической власти либо участие в ее осуществлении. В условиях функционирования президентской формы правления трудно ставить вопрос о завоевании власти в государстве. Но есть ли на сегодняшнем политическом олимпе политическая партийная структура, которая бы ставила вопрос о власти во главу угла? Можно констатировать, что ни одна из официально зарегистрированных партий, особенно заседающих в парламенте страны, даже не заявляет о стремлении победить на выборах, взять власть и продвигать другой формат политических и социально-экономических практик. Партию власти мы в расчет не берем, потому что ее победа на выборах достигается порой совершенно не публичными формами деятельности. «Умирание» партий происходит уже не в теории, а на практике, за счет самих партийных лидеров, которым нужно «один день простоять, да ночь продержаться». Возникает резонный вопрос: «А зачем такая партийная система нужна вообще?»

Мир самым активным образом меняется и подходит к точкам бифуркации. А в тиши кабинетов сохраняется желание видеть неизменые политические конструкции. Существует постоянно действующая, мимикрирующая, хотя и под разными «соусами», партия власти. Ей изначально уготована роль охранительницы прежней модели развития. А для других партий главное – остаться в стенах Думы и своим присутствием поддерживать легитимность существующей политической системы и ее формальных атрибутов. Избиратели, естественно, чувствуют этот подвох (игра в поддавки), направленный на несменяемость власти, и «голосуют ногами», не желая идти на такие выборы.

Сегодня выборы лишены ореола святости и смысла, потому что преследуют совершенно далекие от реального выбора цели, а именно: закрепить господство сложившейся бюрократической машины и продлить нахождение конкретных людей у власти.

Поэтому и праймериз, а по-русски – предварительное голосование, бессмысленны, если все заранее решается в кабинетах. Если будет продолжать доминировать «кабинетная демократия», то по закону развития событий жди «площадной демократии». Именно на этом фоне возникают далеко не беспочвенные разговоры о межпартийных и межклановых сговорах, определяющих, какие кандидаты и от каких партий и групп влияния должны быть избраны в обязательном порядке в конкретных территориальных округах. Как мы понимаем, сами граждане еще задолго до дня голосования практически отсекаются от самих выборов.

При желании нетрудно организовать действительно демократичную и открытую процедуру голосования и избрания. Для этого только прозрачной избирательной урны и камеры видеонаблюдения в зале для голосований явно недостаточно, потому что все вершится за рамками данных помещений. Можно говорить о форматах типа проекта «Интернет для открытых выборов», который можно организовать перед выборами. Это даст возможность задействовать интернет-пространство и создать технологический ресурс по отслеживанию выборов в режиме онлайн, доступном всем. Тут нужна сначала законодательная инициатива, а затем – создание открытого информационного ресурса в Интернете, где каждый житель страны смог бы увидеть себя в списке определенного избирательного округа и проконтролировать, «не проголосовал» ли ктото «случайно» за него при условии отсутствия гражданина в пункте выборов? Таким образом, еще до подсчета голосов будет видна общая доля проголосовавших от списочного значения избирателей. Тайна самого голосования сохраняется, но появляется реальная прозрачность выборов, связанная с числом проголосовавших, для предотвращения вброса голосов. Каждый будет видеть: вот, я не ходил голосовать, и мой голос не «отдали» никому другому. Для большего числа людей появится повод принять решение о приходе на избирательный участок, чтобы сделать свой осознанный выбор.

Отношение самих властных штабов к избирательной процедуре отчетливо видно из заявлений высокопоставленных чиновников и политиков. Так, например, губернатор Севастополя Сергей Меняйло заявил в интервью Владимиру Познеру на Первом канале, что «выборы и демократия – это разные вещи. Выборы – это технология», которая ничего не имеет общего с процессом формирования демократических принципов жизнедеятельности1.

Мы как бы решаем дилемму: выборы должны выступать как положенный и предложенный кем-то атрибут или как завоевание демократии? Выборы не должны быть формально-бюрократической процедурой, осуществляемой в режиме спецоперации: напугать, контролировать все и вся, провести нужных людей.

Важно понимать аксиому: никто собственноручно и добровольно власть отдавать не будет! И делиться полномочиями не спешит. Отсюда формирование своего будущего – это борьба за гражданские права в настоящем. Не борьба с вертикалью власти как таковой, а построение здорового общественного здания по горизонтали…

Все более распространенным явлением в ходе избирательных кампаний стал абсентеизм. Этим термином обозначают уклонение избирателей от участия в голосовании. Это фактически «внутренняя эмиграция» граждан, не желающих выполнять роль зрителя в «театре теней».

Причины неявки на выборы могут быть разными: аполитичность (откуда она берется?), безразличие к результатам (истоки этого явления?), протест части избирателей против существующих порядков или политических игр (против чего и кого?), неверие в любые обещания (почему?).

В некоторых странах борются с абсентеизмом, вводя обязательное голосование. Это, например, Австрия, Бельгия, Голландия, государства Латинской Америки. За уклонение от голосования налагаются штрафы, ограничивается предпринимательская деятельность, поступление на госслужбу и т.д. В Австрии за уклонение от голосования граждане даже подвергаются четырехнедельному тюремному заключению. Участие в голосовании рассматривается в перечисленных странах как важный гражданский долг. Но, как говорится, насильно мил не будешь!

Выборы важны как возможность выбрать позитивный сценарий будущего; выбрать с достоинством и честью; увидеть, оценить и применить действительно новые и емкие социальные технологии [Чернышов 2007]; выбрать по справедливости.

Список литературы

Ильин И.А. 2007. Национальная Россия: наши задачи. М.: Алгоритм. 464 с.
Чернышов А.Г. 1999. Регион как субъект политики. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. 228 с.
Чернышов А.Г. 2007. Выборы в России – выбор для России. М.: Глобулус. 232 с.

«Власть», Институт социологии РАН, 2016’05.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: