Культурное наследие мира времен Нового завета.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

парф

Дрейн. Д.

Наследие греков.

Культура не возникает из ниоткуда. Все мы — наследники прошлого. В мире, где жили первые христиане, внешние формы бюрократии и управления были созданы римлянами. А вот культурные корни современного Христу мира уходили в совершенно иную почву. Образ мыслей и речь, устремления и свершения этих людей, их страхи и надежды — все обусловливалось иной культурой, предшествовавшей римской. Римляне были сведущи в технике. Всюду, куда бы они ни приходили, они строили замечательные дороги и системы водоснабжения. Но идеологический строй империи зародился за три столетия до Рождества Христова. Основоположником его был Александр Македонский (356—323 гг. до н.э.).

Александр, можно сказать, проснулся знаменитым. Сын малоизвестного македонского правителя оказался настолько блистательным полководцем, что за короткое время сумел разбить армии, намного превосходившие его собственную, и сделаться единовластным правителем тогдашнего мира. Великая Персидская империя пала под натиском его воинов, за ней Египет, а потом и другие страны Востока. Через десять лет после триумфального похода против персов Александр умер — ему едва сравнялось тридцать три года. К тому времени его империя простиралась от Греции на западе до Индостана на востоке.

После смерти Александра его империя не сохранила политического единства. Разногласия между его полководцами привели к разделу территории, и лишь триста лет спустя земли империи Александра были объединены вновь. Это случилось, когда римский император Октавиан (63 г. до н.э. — 14 г. н.э.) благополучно присоединил к своей империи восточный берег Средиземного моря.

Эллинизм

Октавиан также был блистательным стратегом. Однако своим успехом он в значительной мере был обязан уже сложившемуся культурному единству народов, которые он покорил. Несмотря на различия в национальных традициях, народы Средиземноморья глубоко осознавали свою принадлежность к большему миру. Запад и Восток объединяли общие надежды, общий тип образования и во многом одинаковое отношение к жизни. Они даже говорили на одном языке — греческом.

Таково было порождение гения Александра Македонского. В отличие от многих диктаторов, Александр не стремился к власти ради власти, не был жестоким, бескультурным человеком. В молодости он учился у великого греческого философа Аристотеля и всегда помнил полученные от него уроки. Александр был фанатично предан родной культуре и искренне верил: греческий образ жизни представляет вершину развития человечества. Он хотел поделиться этими достижениями со всем миром, а потому заботился, чтобы греческие обычаи, религия, философия и даже язык сделались общепринятыми в его владениях. Повсюду строились города в греческом стиле, с греческими храмами, театрами и стадионами. Сложившийся образ жизни — эллинизм — сохранился почти на 1000 лет после смерти Александра и оказал глубочайшее воздействие на дальнейшее развитие всей западной цивилизации. На протяжении первых веков своего существования христианская Церковь не могла делать вид, будто этого выдающегося культурного и идеологического явления не существует вовсе. Руководители Церкви порой бывали вынуждены формулировать или даже переосмысливать свою веру в терминах эллинистического мировоззрения. Последствия такой переработки по-прежнему ощущаются в христианском мире.

Разумеется, каждый народ подвергался эллинизации в разной степени. Иногда перемены оставались поверхностными. Имена местных богов и богинь заменялись греческими эквивалентами, а культ оставался прежним. Простые люди не располагали ни свободным временем, ни возможностями вести философские диспуты или заниматься спортом. Подобным занятиям предавались правящие классы. И они, как правило, пользовались греческим языком. Этот язык облегчал международные контакты и избавлял правителей от необходимости изучать несколько местных наречий. В той или иной степени, эллинизация ощущалась повсюду, проникала во все слои общества.

В этом пронизанном духом эллинизма мире и провозгласили свою весть первые христиане. Их мир был велик и разнообразен, но распространять в нем Благую весть было нетрудно: отсутствовали языковые и культурные барьеры, в римскую эпоху были построены дороги, облегчавшие путь из одной части империи в другую. Однако в I веке н.э., в эпоху первых христиан, у многих людей имелись и другие заботы.

Дрейн. Д.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: