Социальные угрозы экономического кризиса в России и риски роста бедности: 2014–2015 годы.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

бедн

Малева Татьяна Михайловна — к.э.н., Директор Института социального анализа и прогнозирования

Начавшийся в 2014 году экономический кризис чреват повышением уровня бедности и ухудшением социальной структуры российского общества.

Снижение доходов и рост рисков бедности. В 2015 году наблюдалось снижение реальных денежных доходов населения и самооценки его материального положения. В связи с пониженной индексацией (ниже реального уровня инфляции) многих социальных выплат сократилась их доля в общей структуре денежных доходов населения. Растущие цены на товары и услуги существенно снизили покупательную способность населения и стимулировали его переход к экономному режиму потребления. В то же время пока снижение реальных доходов относительно невелико, особенно на фоне более глубокого падения реальной заработной платы.

Исходя из анализа распределения общего объема денежных доходов населения по квинтильным группам, данное снижение касается в большей степени наиболее обеспеченных слоев населения, что ведет к некоторому сокращению доходного неравенства. В то же время в условиях дальнейшего роста цен, в том числе на жилищные и коммунальные услуги и товары первой необходимости, реальные денежные доходы населения могут продолжить свое снижение и в еще большей степени ухудшить материальное положение населения.

Что удерживает реальные денежные доходы от более быстрого падения? Одним из возможных факторов могла стать продажа населением иностранной валюты, особенно в крупных городах. По данным опросов населения фондом «Общественное мнение»113, если в ноябре 2014 г. 23% населения предпочло бы хранить свои сбережения в иностранной валюте, то в феврале–марте 2015 г. — лишь 15–16%. Данные по обороту розничной торговли подтверждают, что потребление товаров и услуг населением сократилось (см. главу «Потребление населения в условиях экономического спада»).

По сравнению с началом 2014 года в 2015 году в структуре использования денежных доходов населения увеличилась доля расходов на сбережения и сократилась доля расходов на покупку валюты.

Данные Обследования потребительских ожиданий населения Росстата в I квартале 2015 г. свидетельствуют о снижении доли населения, оценивающего свое материальное положение как хорошее, и увеличении доли населения, оценивающего свое материальное положение как плохое или очень плохое.

В 2015 году существенно выросли цены на продукты питания и на непродовольственные товары, особенно на электротовары и другие бытовые приборы, медикаменты, жилищные услуги. Стоимость минимального набора продуктов питания, определяемая Росстатом, выросла почти на 15%.

На фоне происходящего роста цен снижалась покупательная способность денежных доходов населения, в том числе в отношении тех продуктов, которые составляют основу потребления бедных групп населения.

С конца 2014 года наблюдается сокращение реального размера назначенных пенсий. И хотя после индексации страховых пенсий в феврале 2015 г. реальный размер назначенных пенсий несколько увеличился по сравнению с предыдущим месяцем, далее реальный размер назначенных пенсий продолжил свое снижение. В итоге наблюдается сокращение среднего размера назначенных пенсий относительно прожиточного минимума пенсионера.

Итак, в ближайшей перспективе уровень благосостояния населения и его различных социальных групп будет находиться под влиянием ряда неблагоприятных экономических факторов. Инфляция влечет за собой снижение реальных доходов населения и охватывает все группы населения; однако инфляционное бремя по-разному коснется групп, различающихся по уровню доходов, и наибольший инфляционный налог заплатят низкообеспеченные и бедные.

Удешевление рубля по отношению к доллару и евро означает рост цен на импортные товары, но этот рост по-разному проявится на потреблении и доходах различных социальных групп. В части продуктов питания и непродовольственных товаров в наибольшей зоне риска снижения уровня и качества жизни, достигнутого в предыдущие годы, находятся средне- и высокообеспеченные группы населения, в структуре потребления которых импорт занимает значительную долю. Низкообеспеченные и бедные слои могут изменить структуру своего потребления в пользу товаров отечественного производства и в меньшей степени будут ощущать потери в связи с ростом цен на импорт.

Однако для некоторых низкообеспеченных групп (пенсионеры, инвалиды, семьи с детьми) характерна относительно высокая доля расходов на лекарственные препараты.

Если цены на питание будут расти темпом, наблюдаемом в 2014 году, то при росте цен на лекарственные препараты на 25% суммарные расходы населения на эти две статьи возрастут с 32 до 36%, на 50% — до 37%, на 75% — до 39%.

Самый высокий рост доли расходов на питание и лекарства коснется пенсионеров — при максимальном росте на лекарственные препараты (75%) в семьях, состоящих только из пенсионеров, эта доля возрастет с 36 до 45%. В других семьях, в состав которых входят пенсионеры, с 33 до 41%. Также весьма существенной станет доля расходов на питание и лекарства для домохозяйств с инвалидами — рост составит с 34 до 43%, а также для семей с детьми — с 30 до 36%. С точки зрения социальной политики критически важно не допустить значительного роста бедности этих групп населения.

При этом немаловажно следующее. В соответствии с методикой определения прожиточного минимума рост цен не на все группы товаров можно учесть прямым образом (лишь на продукты питания). В этой связи рост цен на лекарственные препараты учитывается только косвенно (в составе более общей статьи расходов — «расходы на непродовольственные товары»). В этой связи предполагаемый более быстрый рост цен на лекарственные препараты не будет отражен в статистике бедности, хотя реально именно пенсионеры и инвалиды в максимальной степени будут затронуты этими неблагоприятными факторами.

Предварительная оценка роста рисков бедности показывает, что уровень бедности среди всего населения страны с учетом перечисленных угроз возрастет на 3%. Наиболее высокий рост будет наблюдаться среди семей с детьми — на 5,5%.

Социальная защита и социальные пособия. До 2016 года федеральным законом115 были приостановлены статьи, регламентирующие индексацию различных социальных выплат. Выплаты федеральным льготным категориям были проиндексированы с отставанием от реального уровня инфляции (на 5,5%).

Размер нижеперечисленных пособий в целом составил 94,7% от величины пособий в предыдущем году:

  • ! единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинские учреждения в ранние сроки беременности (до 12 недель);
  • ! единовременное пособие при рождении ребенка;
  • ! единовременное пособие при передаче ребенка на воспитание в семью по уходу за первым ребенком;
  • ! пособие по уходу за вторым и последующими детьми;
  • ! ежемесячное пособие по уходу за ребенком в двойном размере до достижения ребенком возраста трех лет;
  • ! пособие гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС;
  • ! государственный сертификат на материнский (семейный) капитал;
  • ! социальное пособие на погребение.

Величина следующих пособий в целом составила 89,8% от размера пособий в предыдущем году:

  • ! родовой сертификат;
  • ! ежемесячная выплата на содержание ребенка в семье опекуна;
  • ! ежемесячные выплаты на вознаграждение, причитающееся приемному родителю;
  • ! ежемесячные выплаты неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за ребенком-инвалидом в возрасте до 18 лет или инвалидом с детства I группы: родителю (усыновителю) или опекуну (попечителю).

Размеры стипендий получающих высшее и среднее профессиональное образование были повышены с 1 января 2014 г. впервые за несколько лет. Однако планируемая индексация на уровне инфляции в связи с экономической ситуацией была приостановлена, а повышение в 2015 году произведено также на уровне 5,5%, что привело к их снижению в реальном выражении — 94,7% к уровню на 1 января 2014 г.

Размер ежемесячных денежных выплат (далее — ЕДВ) также был проиндексирован в 2015 году лишь на 5,5%. В целом с 2013 года идет снижение реальных размеров ЕДВ всем категориям федеральных льготников, и на 1 января 2015 г. их размер по отдельным категориям составил от 93,1 до 94,4% по отношению к 2014 году.

Российские регионы, адаптируясь к условиям экономического кризиса, начали постепенно сокращать социальные обязательства перед населением. Среди основных стратегий действий:

  • ! приостановка индексации размеров выплат;
  • ! внедрение механизмов адресности;
  • ! сокращение объемов социальной поддержки;
  • ! отмена некоторых мер поддержки;
  • ! расширение или принятие новых мер поддержки определенных категорий граждан.

На протяжении последнего десятилетия, несмотря на декларации о необходимости адресного подхода в социальной защите, адресность плохо проникала в реальную жизнь. Начало нынешнего кризиса, казалось, стало катализатором для активизации этого процесса — многие регионы заявили об отходе от привычного категориального подхода и широкого охвата льготами и выплатами массовых категорий населения и переходе к адресному принципу оказания помощи лишь нуждающимся слоям населения. В каком направлении идет этот процесс? Переход на адресность может существенно сократить объем получателей социальных пособий. В случае если возникающая экономия (хотя бы частично) будет использована для повышения размера помощи, это будет реальным шагом в сторону повышения эффективности социальной политики. В случае же, если размер выплат не будет пересмотрен, это чревато рисками снижения реальных доходов социально уязвимых групп населения и роста зоны бедности. Пока реакция российских регионов на кризис в большей мере соответствует второму сценарию. В условиях существенного бюджетного дефицита регионы начали сокращать социальные обязательства перед населением. Эти действия в условиях высокой инфляции приводят и далее будут приводить к снижению реальных денежных доходов населения и повышению рисков бедности наиболее уязвимых слоев населения.

В итоге кризис охватывает все большее количество регионов. Реальные доходы населения в течение I полугодия 2015 г. сократились в 67 регионах всех федеральных округов. Многие регионы осуществили резкое сокращение расходов, в том числе и на социальные программы.

За последние 15 лет в период действия Декларации Целей тысячелетия ООН в России удалось значительно сократить масштаб и уровень бедности по сравнению с теми значениями, с которыми страна вошла в новое тысячелетие после затяжного и глубокого кризиса трансформации. Показатели уровня бедности согласно официально принятому методу исчисления бедности сократились вдвое, а уровень крайней бедности, которая сопровождается голодом и недоеданием, — почти в четыре раза.

Однако альтернативные официальному подходу методы измерения уровня бедности, в частности основанные на относительной концепции, не показывают сколько-нибудь заметного сокращения уровня бедности.

В современном мире в контексте перехода в постиндустриальную стадию развития монетарные методы измерения бедности, вне зависимости от того, на какой концепции они основаны — абсолютной или относительной, — не дают исчерпывающего представления о реальном распространении феномена бедности и причинах ее воспроизводства. Все большее значение приобретает многокритериальная оценка уровня бедности, которая помимо монетарных характеристик измеряет ограничения в доступе к основным социальным благам, в первую очередь к образованию и занятости. Доля социальных групп, у которых все характеристики — материально-имущественные (доходы, сбережения, движимое и недвижимое имущество), социально-профессиональные (образование и наличие регулярной занятости), субъективные (самооценка социального самочувствия) — находятся на минимальном уровне, в России составляет около 10%, причем эта доля практически не менялась на протяжении 15-летнего периода.

Достижения в сокращении официального уровня бедности были обусловлены, главным образом, продолжавшимся в течение 7 лет экономическим ростом, благодаря которому устойчиво росли доходы населения в целом и доходы низкообеспеченных групп, в частности.

Политика в области регулирования доходов и социальная защита населения лишь частично способствовали этому результату. Наиболее мощное влияние на сокращение уровня бедности российского населения оказало введение доплаты к пенсии до уровня регионального прожиточного минимума, что действительно существенно сократило бедность в самой многочисленной социальной группе, которая определяет профиль российской бедности, — среди пенсионеров.

Одновременно практически не сократился уровень бедности среди семей с детьми даже несмотря на масштабную программу поддержки семей с двумя и более детьми, которая реализуется в стране с 2007 года в контексте демографической программы.

Адресность в государственной социальной политике, несмотря на неоднократные декларации, по-прежнему не играет заметной роли в системе социальной защиты, что заметно снижает ее эффективность и не позволяет целенаправленно сокращать уровень бедности в стране и в ее регионах.

Наступивший в 2014 году экономический кризис незамедлительно отразился на динамике доходов населения и росте рисков бедности. Это свидетельство того, что значительного «запаса прочности» сложившийся в последние годы тип социально-экономического развития не создал. Об этом говорит не столько глубина падения среднедушевых доходов населения, сколько высокая скорость реакции этого показателя на негативную макроэкономическую динамику. В случае продолжения экономического кризиса значительных рисков роста бедности избежать не удастся. Согласно многокритериальной оценке в случае затяжной рецессии почти 30% российских домохозяйств имеют высокие риски бедности и при неблагоприятных социально-экономических сценариях могут пополнить ряды бедных. Борьба с бедностью вновь займет прочное место в социально-экономической повестке российского государства.

Более того, в случае воспроизводства прежнего типа экономики — восстановление цен на нефть, отмена международных санкций, восстановление доверия к национальной валюте — по всей вероятности уровень бедности сможет лишь возвратиться к значениям благоприятных периодов, но массовые социальные группы не смогут покинуть зону бедности и войти в состав средних классов.

Масштабный переход в средний класс возможен лишь при условии глубокой экономической реструктуризации и создания новых рабочих мест в новых секторах и отраслях экономики, а также институтов, которые содействуют приращению человеческого капитала и реализации человеческого потенциала в России.

Доклад о человеческом развитии в Российской Федерации за 2015 год / под ред. Л.М. Григорьева и С.Н. Бобылева. — М.: Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации, 2015. 260 с.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: