Моральная катастрофа в российском паралимпийском спорте – как наживаются на спортсменах-инвалидах.

В категориях: Аналитика и комментарии,Верующий в обществе – границы возможного и допустимого,Социология, культурология, история,Христианин и общество

inval1

«Война за путевку в сборную идет не на жизнь, а на смерть».

Ирина Боброва

Мой собеседник, Алексей Шипилов, — старший тренер сборной Московской области по голболу. Голбол — спортивная игра для слепых. Суть игры — команда из трех человек должна забросить мяч со встроенным колокольчиком в ворота соперника. Шипилов, наверное, мог бы представлять на Паралимпиаде своих спортсменов по голболу. Но его даже близко не допускают до престижных соревнований. Почему?

— На Паралимпиаду уже много лет посылают одних и тех же спортсменов. Одни и те же тренеры годами занимаются сборными. Чужим на празднике спорта не место, — рассказывает Алексей. — Например, есть один человек, который является тренером аж шести сборных. Это нонсенс. Он старший тренер мужской и женской команд по голболу, также возглавляет мужскую и женскую команды по торболу — разновидности голбола. Помимо этого он еще тренирует команду слепых сборной России по футболу. Помимо всего прочего этот человек — чемпион мира по футболу среди слабовидящих. Выступает по классу b2.

— Класс b2 — это что?

— Человек, выступающий в этой категории, видит до 6 процентов. Спортсмен с таким зрением не считается тотально слепым. Такое зрение называют — «с остатком».

— Что видит такой спортсмен?

— Он может различать лишь силуэты. На расстоянии полтора-два метра он не в состоянии даже разглядеть лицо собеседника. Не может прочитать двадцатый шрифт на экране компьютера даже в упор. Но тем не менее среди наших спортсменов, выступающих в категории b2, есть такие, кто легко водит машину. Тот самый тренер по шести дисциплинам прекрасно чувствует себя за рулем…

— Насколько я понимаю, мошенничество в инвалидном спорте существует достаточно давно?

— Это появилось, когда за медали стали платить приличные призовые. Такая ситуация характерна не только для России. Не брезгует подобными аферами и Украина. Их спортсменам платят приличные призовые, а финансовые условия в стране гораздо хуже, чем у нас. Поэтому попасть здоровому человеку на Паралимпиаду там гораздо важнее: надо думать, за путевку в паралимпийскую сборную там идет война не на жизнь, а на смерть.

— Как обстоят дела в других странах?

— В других странах нет призовых. Поэтому там здоровому человеку нет смысла прикидываться инвалидом. Ради чего? И когда наши псевдопаралимпийцы приезжают на международный старт, то врачам-классификаторам, которые допускают спортсменов до игр, не может прийти в голову мысль, что здоровый человек станет выдавать себя за инвалида.

— Перед началом игр со спортсменов требуют медсправки?

— Справку никто не показывает.

— Врачи-классификаторы проверяют зрение?

— Поймите, по зрению существует много разных диагнозов. Эта такая область, где даже хорошему специалисту порой трудно определить, видит человек или нет. У спортсмена может быть внешний дефект самого глаза, а может быть дефект на уровне нервной проводимости — сам глаз при этом выглядит абсолютно здоровым. Последнее часто происходит в результате травмы — нарушается проводимость зрительного нерва к головному мозгу. И при абсолютно здоровом глазе человек «на выходе» не будет иметь вообще зрения. Врач эти тонкости быстро не может определить. Доктора на соревнованиях только констатируют факт — есть диагноз или нет. Но даже при отсутствии диагноза может найтись масса причин, по которым человек не будет видеть. На Паралимпиаду спортсмены приезжают с диагнозами, которые выписывают им российские медики.

— Еще проще прикинуться глухим?

- Там сложнее. Глухих проверяют на специальной аппаратуре, которая не зависит от человека. Делается аудиограмма, которая показывает, поступает звук или нет.

В Европе есть аппараты, с помощью которых можно вычислить обманщика и по зрению. Перед Паралимпиадой в Ванкувере таким образом сняли нашего сильнейшего лыжника. Там как раз для проверки зрения французским врачом была применена уникальная методика. Перед глазом шли мерцания, а на голове спортсмена был зафиксирован датчик, который считывал, воспринимает зрачок информацию или нет. При вспышке зрачок менялся, шли колебания. После той проверки нашего лыжника, который считался фаворитом в эстафете, сняли. Причину вслух не озвучили. Сказали: «Не прошел квалификацию». Но это единичный случай. Больше таких проверок не проводили.

— Получается, сейчас спортсменов проверяют только на допинг?

— Конечно. Но мне кажется, что ситуация с допингом наших паралимпийцев — надуманная. Паралимпийцам не надо принимать допинг. Это не спорт высших достижений. К тому же смысл здоровому человеку, который заменяет инвалида, принимать допинг, если он и так на голову физически сильнее слепого?..

— Слабое зрение заметно влияет на физическую подготовку?

— Чтобы более-менее подготовить слепого спортсмена к соревнованиям, нам надо заниматься с раннего детства, с 7–8 лет. Координацию движений можно развить у слепого, если поставить такую задачу. Но в нашей стране нет возможностей воспитать команду голболистов с нуля.

— Во время игры голболисты натягивают на глаза темные повязки. Выходит, шансы слепого и зрячего на площадке уравниваются?

— В любом случае координация и ориентировка в пространстве лучше у зрячих, даже если они закрывают глаза повязкой. Тем более, здоровые спортсмены получает за обман зарплату, у них есть мотивация научиться бегать в полной темноте. Кстати, тренируются зрячие тоже в повязках. Здоровому спортсмену достаточно пары месяцев, чтобы он научился ориентироваться в темноте. А вот в плавании и легкой атлетике никаких повязок нет. Хотя насчет легкой атлетики ничего не могу сказать, там достойные тренеры. В плавании же такая проблема стоит очень давно.

— Каков процент здоровых людей на Паралимпиаде?

— Сложно сказать. Какие-то имена нам известны, какие-то нет. Появляются и новые люди. В этом году состав сборной до последнего держали в секрете. Я как тренер тоже не мог его получить.

— Вы думаете, об этих махинациях известно членам МОК?

— Думаю, известно. И когда наших паралимпийцев отстранили от Игр в Бразилии, наверняка этот момент тоже обсуждался.

— Почему же об этой проблеме умалчивают?

— МОК не знает, как с этим бороться. Ситуация безвыходная еще и потому, что все руководство Федерации спорта слепых в курсе того, что происходит, но ничего не предпринимает. Я ответственно могу заявить, что президент федерации Лидия Абрамова была поставлена в известность мною, и не только, что у нас среди инвалидов много подставных. Но воз и ныне там.

— Если бы из российской сборной убрали всех лжеинвалидов, мы бы на Паралимпиадах не завоевывали столько медалей, не вырывались бы в лидеры?

— Такое количество медалей нашим настоящим инвалидам абсолютно точно никогда не получить.

— Странно, что одни и те же подставные лица из года в год становятся участниками Игр. Возрастного ценза на Паралимпиаде не существует?

— Возрастной ценз есть. И одни лжеинвалиды спустя какое-то время сменяются другими. Но те, кто давно выступает, будут биться до последнего. Вы представляете, о каких деньгах идет речь? Паралимпийцы получают такие же призовые, как обычные олимпийцы. За «золото» им выплачивают 4 млн рублей, за второе место — 2,5 млн, за «бронзу» получают больше миллиона. «Сверху» спортсменам доплачивают региональные призовые. Москвичи за «золото» получают еще 4 миллиона, администрация Мособласти выделяет своим квартиры. Плюс еще им дарят автомобили…

— Зачем инвалидам, например слепым, машина?

— Видимо, предполагается, что кто-то будет их возить. Но некоторые и сами прекрасно справляются с вождением. Когда пловец, чемпион Паралимпиады Александр Неволин-Светов, инвалид первой группы по зрению, попал в ДТП, к ответственности привлекали даже врача, который ставил ложные диагнозы спортсмену. Но тем не менее Неволин-Светов снова в составе нашей сборной. Чемпион мира по футболу среди слепых и чемпион России Илькам Набиев тоже является слабовидящим, выступал в футболе в категории b2. Однако спокойно водит автомобиль, приезжает за рулем на совещания. Или Оксана Савченко, тоже паралимпийская чемпионка, была замечена за вождением машины… Ситуация настолько безнаказанная, что люди даже перестали чего-либо стесняться и скрывать.

— Вы пытались пробиться со своими спортсменами в состав сборной?

— Я могу предположить, что в сборной существуют коррупционные схемы. Тренеры ведь тоже получают призовые, поэтому на Паралимпиаду попадают только свои. Кто в обойме. Возможно, по окончании соревнований все делятся с кем нужно. Я в этой компании далеко не свой.

— Тотально слепые в российской сборной есть?

— Их минимальное количество. Я знаю тотальницу, дзюдоистку Викторию Потапову, которая чудом попала в состав сборной. Думаю, ее включили, чтобы прикрыться. В основном все российские спортсмены проходят по категории b2. Хотя другие страны, все без исключения, везут на Игры тотально слепых ребят. И знаете почему? Потому что их тотальники — конкурентоспособные. Например, команда Турции по голболу, где большинство спортсменов как раз тотальники, стала чемпионами Европы. За границей занимаются такими инвалидами с детства. А у нас инвалиды никому не нужны. Минспорт выделяет лишь определенному кругу людей сумасшедшие деньги на сборы. А обычные инвалиды не могут найти средства, чтобы оплатить поездку на чемпионат России. Слепые в регионах никому не нужны.

— Вы пытались бороться с этим?

— Я пытался вывести на чистую воду тренера, который уже 10 лет обманывает народ и внутри страны, и на международной арене. Донес информацию до президента Федерации слепых. По тренеру никаких мер не вынесли, но начались карательные санкции в отношении меня. В итоге меня вообще хотят отстранить от тренерской работы и грозят аннулировать мои заявки на участие в чемпионатах России.

— Вы говорите, что в Европе подобное невозможно представить. А ведь несколько лет назад от Игр отстранили всю испанскую сборную, где принимали участие якобы умственно отсталые. На деле оказалось, что инвалидов в команде не было.

— Я помню. Тогда случился большой скандал с испанцами, после чего инвалидов с диагнозом «умственная отсталость» вообще исключили из программы Паралимпиады. Только в последний год их вроде снова решили допустить до Игр. Но это единичные случаи.

— Как бы то ни было, настоящих инвалидов в нашей сборной тоже хватает?

— Конечно. У нас много достойных опорников, колясочников. Но большинство честных инвалидов по зрению, которые тренировались и хотели участвовать в Паралимпиаде, оказались в пролете.

— Неужели наши зрячие спортсмены, которые притворяются слепыми, ни разу не прокалывались?

— Им, похоже, все равно. Когда столько лет царит полная безнаказанность, все в курсе происходящего, руководство прикрывает мошенничество, о каком страхе может идти речь? На самой Паралимпиаде эти ребята ведут себя грамотно — везде ходят с сопровождающими.

— Сложившуюся систему можно победить?

Единственное, что может сломать эту систему, — большой международный скандал. Другого выхода я не вижу.

Оборотная сторона паралимпийской медали.

"Московский комсомолец" №27199 от 9 сентября 2016.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: