Апокалипсисы и апокалиптики Израиля накануне евангельской вести.

В категориях: Слово Божье к человеку,Спаси и сохрани

apokali

Джон Дрейн.

Заглянуть в религиозные ожидания эпохи, на фоне которых, вероятно, проходила жизнь и проповедь Иисуса, нам помогают так называемые апокалипсисы. Это собрание разрозненных произведений, составлявшееся на протяжении достаточно значительного периода времени. Апокалипсисы — это видения грядущего. Сам термин буквально означает «открытие тайны».

Трудно сказать, принадлежали ли авторы этих произведений (апокалиптики) к конкретной религиозной группировке или же к разным религиозным группам, перечисленным Иосифом Флавием. Поскольку об авторах апокалиптических произведений не сохранилось никакой информации, кроме самих текстов, ответить на этот вопрос практически невозможно, хотя вряд ли они могли быть саддукеями, ведь апокалиптики притязали на новое откровение от Господа, чего саддукеи не признавали по определению, ибо считали Моисея единственным пророком, получившим откровение от Бога. Легче предположить, что апокалиптические писания были как-то сведены фарисеями, ведь фарисеи делали упор на предначертанном Богом замысле мировой истории.

К какой бы группировке ни принадлежали апокалиптики, их творениям присущ ряд характерных особенностей, благодаря которым они выделяются из общей массы:

  • Апокалиптики большее внимание уделяют небесному существованию, нежели повседневному человеческому опыту. Они упоминают земные события, но лишь постольку, поскольку они раскрывают иной, духовный план бытия. Один апокалиптический автор утверждает, что «Высочайший создал не один мир, а два» (2 Ездры 7:50). Этой точки зрения, насколько можно судить, придерживались все апокалиптики. Они видели свое призвание в том, чтобы раскрыть события Божьего мира и убедить читателей, что им отводится центральная роль в Божьем замысле.
  • Апокалиптические сочинения полны снов, видений и сообщений, переданных ангелами. Поскольку Бог находится в ином мире (на небесах), ключевую роль в общении между людьми и Богом играют посредники. Типичный апокалипсис — это подробный рассказ о том, как автору было особое видение или как он получил сообщение о небесных делах.
  • Такому содержанию вполне соответствует необычная жанровая форма. Видения описываются не напрямую, а с помощью особого «шифра». Часто встречаются ссылки на эзотерические места из книг еврейских пророков. Мифологические существа и символические числа обозначают народы или отдельных персонажей.
  • Авторство апокалипсисов традиционно приписывали великим фигурам прошлого, в том числе Еноху, Ною, Адаму, Моисею и Ездре. Отчасти это делали для того, чтобы сохранить анонимность подлинного автора, поскольку апокалипсисы обычно составлялись в пору гонений. Возможно также, что новые пророки, желавшие обратить внимание на свою весть, были вынуждены вкладывать ее в уста людей, живших в эпоху, когда корпус еврейских Писаний только формировался: бытовало мнение, будто времена истинного пророчества уже миновали. В этом смысле Откровение Иоанна — единственная книга Нового Завета, прибегающая к последовательной апокалиптической образности, — уникально. Споры о его авторстве продолжаются. Но в любом случае автор предстает как современник первых читателей, знакомый им лично, а не как персонаж из далекого прошлого (Откровение 1:1-9).

Почему этот жанр приобрел такую популярность в столетия, предшествовавшие рождению Иисуса? Проще всего ответить, что апокалипсисы стали реакцией на нелегкую жизнь обитателей Палестины того времени. Пророки не раз говорили, что ход истории Израиля обусловлен духовным состоянием народа. Подчас обнаруживалась прямая причинно-следственная связь между верой и политической судьбой Израиля: пока люди соблюдали Закон, они процветали, а когда нарушали его, начинались трудные времена. Болезненной кульминацией «плохих времен» стал захват Иерусалима Навуходоносором в 586 году до н.э. и переселение населения в Вавилон. Правда, после недолгого изгнания евреям было разрешено вернуться на родину. Былые изгнанники преисполнились решимости не повторять ошибок своих предшественников.

Одной из главных причин возрождения нации после пленения считалось строгое истолкование Закона, бескомпромиссное его применение во всех сферах общественной и личной жизни. Однако и это не привело к преуспеянию. Со временем стало ясно, что, благодаря компромиссу с чужаками (в частности, с римлянами), можно достичь большего, чем соблюдением верности старинным религиозным традициям. Люди, пытавшиеся оживить древнюю веру, оказались в меньшинстве, а высшие и преуспевающие слои общества все дальше отходили от веры, а то и вовсе порывали с ней.

Жанр апокалипсисов зародился, скорее всего, в попытках решить эти проблемы. Почему вера не ведет к процветанию? Отчего добрые люди страдают? Когда Бог положит конец засилию зла? На эти вопросы апокалипсисы отвечали: нынешние трудности преходящи. В свете Божьих дел на протяжении истории мы видим, что добро в итоге торжествует и тяжкое иго зла будет вскоре низвергнуто.

Часто возникает вопрос, имел ли Иисус какое-либо отношение к апокалиптическим произведениям и представленному в них видению небес. Несомненно, Иисус был знаком с идеями, которые пропагандировали апокалиптики, и часто прибегал к тем же образам и выражениям в Своем учении (Марка 13; Матфея 24-25; Луки 21). Однако между ними есть и весьма существенные различия, которые должны предостеречь нас от упрощенного понимания вопроса: дескать, Иисус — всего лишь один из апокалиптических провидцев.

  • Апокалиптическая литература всегда представляет собой описание видений или иных проникновений в потусторонний мир. Причем смертный автор получает эти видения каким-либо необыкновенным способом. Иисус же не опирался в Своей проповеди на такого рода видения и откровения. Он ссылался исключительно на собственный авторитет. Более того, Его главным образом интересовал не иной мир, а жизнь в этом, земном мире. Он не раскрывал Божественные тайны — Он собирал учеников и наставлял их, напоминая им об ответственности человека перед Богом, которая включает в себя не только веру, но и нравственные и социальные обязанности.
  • Апокалиптики старались ободрить и утешить читателей, обещая скорое уничтожение врагов. Иисус даже в тех контекстах, которые получили наименование апокалиптических речей, отнюдь не старался успокоить учеников. Он не говорил, что победа над врагами уже выиграна. Напротив, в наставлениях о будущем Иисус подвергает критике образ жизни Своих учеников и предупреждает: час вмешательства Бога в дела людей станет часом суда не только над неверующими, но и над самими учениками.
  • Проповедь Иисуса не предлагает систематического учения о будущем. Этим она принципиально отличается от апокалиптического жанра, в котором заранее изображены все подробности будущего: грядущее уже существует в Божьем предопределении, и те, кто получил доступ к тайному языку, могут в точности узнать, что уготовано им в будущем. Разумеется, христиане тоже порой создавали подобные системы на основании одних лишь намеков Нового Завета. Но огромное разнообразие противоречивых и несогласующихся версий лишь доказывает, насколько бессмысленно подобное предприятие. Сам Иисус говорит: человеку невозможно запросто проникнуть в Божий замысел. Он категорично утверждает, что и Сам не знает его (Матфея 24:36; Марка 13:32). Ничего подобного не говорил ни один апокалиптик.
  • Апокалиптические авторы в большинстве своем скептически относятся к этому миру и его истории. В отличие от ранних пророков они утратили надежду на вмешательство Бога в ход истории. Силы зла слишком могущественны, мир стремглав мчится к трагическому финалу. Нет смысла исследовать труд Бога, когда в мире столько зла: Бога здесь нет. Этой концепции решительно противостоит учение Иисуса. Он ясно дает понять, что «Царство Божье», начало которому Он положил Своим приходом на землю, изменит повседневную жизнь людей, живущих в этом мире (Луки 4:16-21). Наставлением и примером Он учит, что Божья воля свершается не только на небесах. Она проявляется в социальных и политических событиях здесь и теперь (Матфея 6:10).

Можно отметить и другие фундаментальные различия между Иисусом и апокалиптиками. Иисус не разделяет апокалиптического взгляда на жизнь. Иногда Он формулирует Свою проповедь с помощью языка и образов апокалиптиков, точно так же, как в другом случае ссылается на «золотое правило» раввинов (Матфея 7:12). Хороший учитель должен говорить к слушателям на их языке, а большая часть населения тогдашней Палестины была хорошо знакома с языком апокалиптиков. Но — и это наиболее существенно, — повторяя знакомые понятия, Иисус придает им новое значение.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

Мир в Боге.ру 

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: