Сегодня ТВ-герой – это фальшивый утешитель, проводник бытовой веры в то, что все будет хорошо.

В категориях: Аналитика и комментарии,Возрастая в личной жизни,Созидая свой внутренний мир,Социология, культурология, история

tv

ТВ производит для общества «картонных» героев, черты которых взяты из предыдущих сериалов.

Владимир Рувинский.

Сейчас на ТВ наступило что-то вроде эпохи классицизма, считает Молчанов: "То, что раньше было конвенциями жанра, теперь стало очень жесткими рамками". Главная — мотив действия героя. "В американском кино герой, чтобы начать действовать, должен получить мандат от общества, — поясняет сценарист. — В наших сериалах герой должен получить некий символический мандат от государства. Исключения есть, но они редки".

Другой канон действует уже около 20 лет, отмечает Роднянский: бизнесмен — негодяй, а положительный герой — это "только человек в погонах". "Сыщик, конечно, может изменять жене, может бухать, но он всегда бывает за это наказан (жена ушла, убили друга), — говорит Молчанов. — Коммерсант — всегда вор, связан с незаконным обогащением или терпила, то есть неудачливый коммерсант, и в конце истории он может вернуться на работу в какое-то госучреждение".

Деньги — тоже укорененный шаблон, они в наших сериалах неприятный персонаж, который часто проходит под кличкой "бабло" и вынуждает героев действовать против совести, идти на компромиссы, предавать и убивать. Так происходит, например, в сериале "Высокие ставки" (аудитория, по данным TNS, 3 млн человек), рассказывающем о криминальном авторитете по кличке Космонавт, который зарабатывает на подпольных казино. Из-за денег одни проблемы, в то же время они все решают, только поэтому их терпят.

Единственный, кто может освободить персонажа от гнета денег, — государство. Как это и произошло с охранником Космонавта, который оказывается полицейским, действующим под прикрытием.

Силовики как положительные герои часто берут деньги "из тумбочки". Как, например, героиня "Тайн следствия" (14-ю и 15-ю части, по данным TNS, посмотрели 8 млн человек) Мария Шевцова: она, следователь Следственного комитета, ездит на своем Toyota RAV4 (цена — от 1,3 млн руб.), звонит по самому модному на момент съемок iPhone 5s, носит сумку а-ля "Шанель" (если не подделка). "Тумбочкой" в этом случае служит, видимо, муж — частный адвокат.

В сериале "Своя — чужая" начальница "убойного отдела" Петербурга, которую играет Мария Шукшина, просто тратит деньги с банковской карточки, стоимость ее покупок не упоминается.

"Деньги в наших сериалах, как правило, берутся из воздуха, — говорит сценарист Александр Молчанов. — Скажем, герой может ездить на хорошей машине, жить в большой квартире, ходить по ресторанам — происхождение денег не объясняется". Александр Акопов поясняет, что "в обществе разговор о деньгах лежит за гранью приличия — это тоже надо учитывать". Основная же причина, считает он, заключается в том, что их происхождение в сериалах "вторично по отношению к качествам героя": как он относится к другим персонажам, порядочный — непорядочный, способен или нет на любовь, предательство.

Это советская модель, считает Анна Гудкова: "В ней деньги тоже не участвовали, потому что важен был моральный облик героя. А любой моральный герой не интересуется низменными вещами и деньгами в том числе". "Если мы начнем разбирать, на какие деньги существует персонаж, нам придется рассказать о нем много такого, что жестко привязано к реальности, — замечает она. — Либо показать его нищий быт, который никто не будет смотреть".

Половина работающих россиян получает меньше 23,5 тыс. руб. в месяц. Конечно, деньги есть в Москве, но сериалы-то смотрят в провинции. "Поэтому зачем человеку в сериале рассказывать о том, как кто-то что-то тратит, когда ему тратить все равно нечего, — рассуждает главред Art Pictures. — Как только каналы покажут, что деньги есть и с ними как-то можно разбираться, то тогда у людей возникнет вопрос, а где их деньги. И тогда возникают вопросы про экономику, про политику..."

Богема, по словам сценариста, это "всегда разврат, наркотики и бухло". Зеки — о них, как правило, снимают с уважением: у них воровской закон, понятия. Им противопоставляются молодые беспредельщики. Заграница — символ загробного мира: уехал за границу — все равно что умер.

Для полицейских свои правила поведения. В сериале "Глухарь", например, который, впрочем, уже идеологически устарел, показаны неформальные экономические практики. Главные герои на уровне своего района полицейские и дэпээсники создают безденежную систему "услуга за услугу", отмечает Арсений Хитров из НИУ ВШЭ. Человек не платит штраф, например, а ремонтирует полицейскому машину по личной договоренности. Такая система обмена дарами действует во многих традиционных обществах, где нет денег, но при этом есть очень богатая экономическая деятельность.

Люди из этого социума предпринимателей недолюбливают и принять их в качестве положительных героев не могут. Это одна из причин, почему они почти всегда "плохие". Александр Акопов считает, что дело в сценаристах: "Мы на практике сталкиваемся с тем, что, когда авторы пытаются писать истории про богатых людей, но они или не знакомы с их образом жизни, мыслями, идеалами, как эти люди работают, и даже, может быть, в тайне их не любят. Потому что у нас среди, подчеркиваю, интеллигенции до сих пор очень распространены социалистические и даже коммунистические взгляды". К тому же сценаристы, по его словам, обычно знакомятся с богатыми людьми, когда просят у них деньги, которые им чаще всего не дают.

Сценаристы считают иначе. "Автор сценария — человек подневольный, — говорит Молчанов.— Напишет про коммерсанта-героя, принесет продюсеру, тот посмотрит, скажет: где ты таких видел, они же жулики все. Людям к тому же не понравится. Давай-ка сделаем его комичным персонажем, взорвем его Mercedes. Один раз так скажут, второй, а на третий сценарист принесет такого героя".

Молчанов уверен, что в российских сериалах есть два главных способа стать богатым: "Один — это заработать, то есть стать финансистом, продавать что-то. Опять же с советских времен считается, что это не очень... А другой вариант богатства — это богатство государственное, когда тебя миллионером как бы назначают. Государев человек не может быть бедным".

Откуда дровишки

Лекала и шаблоны, по которым кроятся сериалы, не спускаются сверху, как считают многие. Ирония в том, что это телевизионщики за рекламные доходы, т. е. деньги рынка, прививают людям отвращение к рынку.

В основе этой модели священная корова — аудитория, на которую ссылаются телеканалы, выставляя условия авторам и создателям сериалов. Однако каналы не только следуют за аудиторией, которая у нас возрастная и женская, но и создают у нее ожидания повтора. Это означает, что неприятие к предпринимателям, например, будет самовоспроизводиться.

"Человек всегда опирается на то, что он уже видел, и это позволяет многократно умножать уже использовавшиеся образцы", — говорит Гудкова. Поэтому, например, американцы пытаются создать то, что зрители хотят, но сами еще об этом не знают, как в случае с iPhone.

Для аудитории сериалы, по словам продюсеров, утешитель, истории о мечте, чтобы укрепиться в вере, что все будет хорошо. "Это способ спрятаться от насущных проблем, реальности как таковой, — замечает Роднянский. — Поэтому большинство российских сериалов эфирного телевидения представляет собой параллельную виртуальную реальность, имеющую чрезвычайно мало общего с тем, что происходит в реальной жизни".

Все это приводит к тому, отмечает Гудкова, что у нас все персонажи картонные: "У них нет конкретных социальных черт, эти персонажи вообще не из жизни взяты — они взяты из предыдущего сериала".

Получается, что квазирыночными механизмами на монопольном телерынке сейчас достигается то, чем в советское время в кино и на телевидении занимались худсоветы. Это что-то вроде цензуры, цель которой, по мнению историка Александра Некрича, в том, чтобы "создать новую коллективную память народа, начисто выбросить воспоминания о том, что происходило в действительности". Именно этим, по мнению Дондурея, телеканалы и занимаются: "Сейчас идет мощнейшее перекодирование нации".

Один из таких механизмов можно проследить на примере "Глухаря". В начале сериала, отмечает Арсений Хитров, действия милиционеров, применяющих насилие, маркируются как незаконные, а в конце — оправдываются. Для этого по ходу действия в сериале появляются такие категории, как закон, порядок, насилие, справедливость, власть, безопасность, преступление, мораль, норма и контроль, пишет он в статье "Representations of the Police in Contemporary Russian Police TV Series" (Образ полиции в современных российских телесериалах), опубликованной в Journal of Communication Inquiry в 2016 году. Затем происходит выборочное кодирование событий этими терминами. Вуаля.

Образ вымышленных милиционеров влияет на действительность. Обсуждая на форумах "Глухаря", пользователи в трети дискуссий оценивали поведение героев как взятое из реальной жизни, что в дальнейшем легло в оценку ее деятельности.

Героев сразу признали хорошими рядовые полицейские. А к концу сериала в 2011 году тогдашний глава МВД Рашид Нургалиев заявил, что сериал — единственный, который показывает "нашу жизнь и нашу психологию".

"По-видимому, сериалы влияют и на самих работников правоохранительных органов, — предполагает Хитров. — Это закольцованная система, которая сама себя подтверждает".

Вся эта система влияет на сценаристов и актеров. "Начинающие авторы пытаются создать идеальный мир из тех представлений (из других сериалов), которые, как они думают, нужны зрителям", — замечает Олег Богатов, преподающий сценарное мастерство. Но следы сериалов можно обнаружить и у прототипов героев.

Это же относится и к актерам, которые, получая слабый, шаблонный сценарий, пытаются оживать его, наполнить бытовыми мелочами, отмечает актер сериалов, пожелавший остаться неизвестным: "И чем хуже сценарий, чем меньше привязок к реалиям жизни, тем сложнее актеру уцепиться за роль, приходится больше додумывать".

Выйти из этого замкнутого круга помогают медиа, где публично обсуждаются социальные проблемы, герои. В США многие сериалы сняты на основе реальных событий, замечает Роднянский: "Подавляющее число фильмов и сериалов не просто экранизация книг, а книг документальных, газетных статей, а то и заголовков". Медиа тут выполняют важную роль, показывая, что происходит в реальности.

В РФ этот канал работает плохо: в СМИ очень мало реальных историй и настоящих дискуссий, новостные и аналитические передачи на телевидении сами превратились в политические сериалы об Украине, США, Сирии.

"Конечно, наша медийная среда не дает такого количества информационных поводов для создания новых продуктов, как раньше", — отмечает Богатов. И у нас очень мало качественной литературы, описывающей недавние события. "Если бы у нас на экране возникли деньги и вообще все, что с ними связано, это был бы величайший прорыв в настоящее", — заключает Анна Гудкова.

Журнал "Коммерсантъ Деньги" №37 от 19.09.2016, стр. 11.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: