Саудовская Аравия: от религии – до тупиков совремнности.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

сарабия

АЛЕКСАНДР ЗОТИН

Большие деньги могут быть не только катализатором инноваций и технического прогресса, но и консервантом традиционного общества.

Саудовская Аравия яркий пример. Закон страны образуют нормы исламского права — шариат, причем в самом радикальном толковании, восходящем к идеологическому союзнику основателя династии Саудитов Мухаммеду ибн Абдель-Ваххабу. Официальную трактовку ислама в Саудовской Аравии — суннитский ваххабизм ханбалитского мазхаба (одна из самых ортодоксальных школ исламского права) — иногда называют протестантизмом ислама. В его основе простота и возвращение к корням религии. В практическом смысле это ультраконсервативная пуританская исламская идеология, неприятие простонародного поклонения реликвиям и святым, резкая оппозиция всем западным влияниям современного мира.

Впрочем, не только западным. Некоторые саудовские богословы воспринимают как еретиков мусульман-шиитов (большинство населения Ирана). Диаспора шиитов есть и в Саудовской Аравии (около 10% населения) — они живут в основном в нефтедобывающей Восточной провинции и уже поднимали восстание в 1978 году.

Консервативная идеология имеет много социально-экономических проявлений. Например, резкая оппозиция женскому труду и участию женщин в общественной жизни. В нынешней Саудовской Аравии модернизация и открытость заключаются в обсуждениях, позволительно ли женщинам водить автомобиль или работать вместе с мужчинами (женщины не могут появляться в общественных местах без сопровождения мужчин-родственников).

Работа женщин регламентируется многими ограничениями. Безработица среди женщин достигает 32,8%, притом, что общий уровень безработицы — 11,6%.

Стабильность посреди арабской весны

Безработица, особенно среди молодежи, тревожный фактор, особенно если учитывать, что королевство — одна из самых быстрорастущих в демографическом отношении стран. «В отличие от других арабских стран Саудовская Аравия смогла грамотно абсорбировать избыток образованной молодежи, — отмечает востоковед Андрей Коротаев. — Ее поток — следствие демографического бума 1980-х, подпитанного нефтедолларами. Они были инвестированы в том числе в перинатальную медицину, что резко снизило младенческую смертность. Впоследствии власть использовала многие методы социальной адаптации молодежи, например, стала трудоустраивать молодежь учителями в школах, так что сейчас на одного учителя в классах приходится 10–11 учеников».

Пока это работает: монархия избежала беспорядков, аналогичных «арабской весне». В 2011 году, впрочем, отмечались небольшие волнения — и власть решила направить дополнительно 130 млрд долларов на нужды населения. Деньги тратятся с умом. «Другая политика — субсидирование женитьбы молодых людей, помощь с покупкой жилья,— говорит Коротаев.— Власть справедливо полагает, что остепенившийся семьянин, с женой, детьми и домом, менее склонен к бунтам, чем сексуально и имущественно озабоченная молодежь».

НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ КОНТИНЕНТАЛЬНОГО МАСШТАБА

Впрочем, далеко не все ресурсы используются с умом. В 2000-е цены на нефть повысились, и к 2014 году ВВП на душу населения поднялся на уровень 25,2 тыс. долларов (в России в 2014-м — 15 тыс. долларов) — уровень небогатой западноевропейской страны или, например, Южной Кореи. За эти же годы (с 2003-го по 2013-й) стране удалось снизить госдолг с 82 до 3% ВВП. До 90% всех бюджетных доходов нефтяные, на оставшиеся 10% приходятся налоги на прибыли иностранных корпораций, плата за лицензирование и закят — религиозный налог в пользу бедных. Ненефтяной дефицит бюджета к ненефтяному ВВП в 2013 году составил 56,6%, в то время как, по оценкам МВФ, устойчивый ненефтяной дефицит — не более 30% ненефтяного ВВП.

Однако в те же годы усилилось неэффективное использование основного природного богатства — нефти. В период с 2000 по 2010 год в монархии отмечались высочайшие темпы роста внутреннего потребления нефти — на 78% за десятилетие. Больше только у быстро индустриализировавшегося Китая — 90%35. В 1973 году потребление нефти составляло лишь 0,5% от мирового, а 42 года спустя — уже 3,9%. В 2015 году страна с населением всего в 31 млн человек поднялась на 5-е место в мире по потреблению нефти и превысила уровни Германии и Бразилии или всей Африки, несмотря на скромные размеры экономики и населения по сравнению с ними. Потребление Саудовской Аравии оказалось более чем в пять раз большим, чем у более населенной России: 3,89 и 3,11 млн б/д соответственно. Как такое возможно?

Все дело в огромных субсидиях и почти бесплатной энергии внутри экономики. В 2014 году литр бензина стоил всего 0,12 доллара. Почти бесплатной до последнего времени была электроэнергия — 0,015 доллара за кВт·ч для населения (до 2000 кВт·ч в месяц) и 0,03 доллара для промышленности (в США, для сравнения, около 0,12 доллара). Вода фактически остается бесплатной и сейчас.

Почти бесплатный ресурс нет мотивации экономить, отсюда и чудовищные уровни потребления. Проблема усугубляется тем, что до сих пор в электрогенерации Саудовской Аравии заметную долю составляет прямое сжигание нефти (35% от всей генерации, 26% — мазут, 39% — природный газ). А это аналогично «растопке печи ассигнациями»: электричество, полученное от сжигания нефти, более чем в три раза дороже, чем от сжигания угля или природного газа. В среднем в год около 0,6 млн б/д нефти сжигается только для генерации электричества, а в жаркие летние месяцы, когда работает много кондиционеров, эта цифра подскакивает до 0,9 млн б/д. Помогают фантастически низкие внутренние цены на нефть — до небольшого повышения в 2016-м они составляли всего 4,23 долл./барр. (для сравнения: в России внутренние цены на нефть также субсидируются за счет налогового режима, но все равно они гораздо выше саудовских — около 33 долл./барр. при мировой цене Urals 45 долл./барр.).

Кроме трат на энергетические субсидии Саудовская Аравия направляет огромные деньги на ВПК. За последние 30 лет монархия — мировой лидер40 по тратам на вооружение на душу населения. В 2015 году монархия потратила на армию 2774 доллара на душу населения, или 13,6% ВВП (в США 3,3%, в России 5,4%), или 27,4% бюджетных расходов (в США 9,2%, в России 13,7%). Всего с 1988 по 2015 год монархия потратила на вооружение 1,16 трлн долларов — это примерно половина трат на вооружение Китая, с населением в 43 раза большим, чем в Саудовской Аравии, за аналогичный период времени (2,4 трлн долларов).

Основным региональным соперником Саудовская Аравия считает шиитский Иран. Cудя по дипломатической переписке 2008 года, обнародованной WikiLeaks, монархия призывала США атаковать Иран. Текущие войны в Сирии и Йемене, а также гражданское противостояние в Бахрейне, где наблюдается столкновение шиитских и суннитских диаспор, некоторые исследователи рассматривают как войну на территории третьего государства — так называемую proxy war между Саудовской Аравией и Ираном, где первая поддерживает суннитов, а второй — шиитов.

Эффективность военных расходов, однако, вызывает сомнение, учитывая не особо успешную военную операцию монархии в соседнем Йемене (с 2014-го до сих пор). В рейтинге боеспособности Global Firepower армия Саудовской Аравии занимает 24-е место, уступая Ирану (21-е место), Израилю (16-е место) и Турции (8-е место).

Островки эффективности

Впрочем, несмотря на многочисленные неэффективные расходы, есть и некоторые успехи. В период высоких цен монархия попыталась хоть как-то диверсифицировать свою экономику, прежде всего в сторону углубления переработки нефти. Прямо к периоду спада цен на нефть Саудовская Аравия успела модернизировать и построить несколько крупных и высокотехнологичных нефтеперерабатывающих заводов, среди них три гигантских, по 0,4 млн б/д каждый. Первый — SATORP, в сотрудничестве с Total, в Эль-Джубайле, введенный в эксплуатацию в 2014 году. Второй — YASREF, в сотрудничестве с Sinopec, в Янбу. Наконец, собственный комплекс Saudi Aramco в Джизане, планирующийся к запуску в 2017 году.

Эти НПЗ относятся к крупнейшим и самым технически совершенным в мире. В целом нефтепереработка — одна из сфер успешной индустриализации в стране в 2000–2010 годах. По словам экс министра нефти Саудовской Аравии Али аль Наими, монархия к 2017 году собирается довести совокупную мощность НПЗ до 3 млн б/д и стать вторым в мире экспортером нефтепродуктов после США.

Саудовская Аравия - страна несметных богатств и медленных реформ.

Саудовская Аравия достаточно спокойно переносит падение цен на нефть. Национальная валюта, риал, пока устойчива к доллару, в отличие от многих валют стран-нефтеэкспортеров, испытавших в 2014–2016 годах масштабные девальвации. Курс риала к доллару был закреплен на уровне 3,75 к одному в 1986 году и с тех продержался неизменным, хотя внутренняя инфляция была выше, чем в США. Поддерживать курс риала помогают огромные резервы центробанка монархии, которые хоть и упали на 191 млрд долларов с рекордного уровня в 745 млрд в конце третьего квартала 2014-го, все же остаются огромными: 554 млрд (уровень начала 2012-го). За их счет финансируется громадный дефицит бюджета, сложившийся из-за резкого падения нефтяных доходов на фоне косметического сокращения расходов королевства, — в 2015 году он составил 98 млрд долларов (15% ВВП), в 2016-м вряд ли будет сильно меньше.

Традиционный двузначный профицит счета текущих операций сменился дефицитом в 2015 году (8,3% ВВП). Прогноз на 2016-й — 6,6% ВВП. Учитывая высокую волатильность счета текущих операций в стране в зависимости от цен на нефть, дефицит текущего счета в последние два года пока опасений не вызывает.

Впрочем, беспокойство нарастает: бесконечно финансировать бюджет из резервов не под силу даже Саудитам. Поэтому нужны реформы.

Пока они идут медленно. В 2016 году начали осторожно убирать некоторые энергосубсидии. Однако успехи здесь ограниченные. В 2016 году цена литра бензина поднялась с 0,12 доллара в 2015-м до 0,24, дизтоплива — с 0,07 до 0,21 доллара. Внутренние цены на нефть выросли до 5,87 долл./барр. Незначительно повысились цены на электричество — и то только для высоких уровней потребления, например, для 4000–6000 кВт·ч в месяц с 0,03 до 0,05 долл./кВт·ч. Попытка поднять цену на воду до 0,4–2,4 доллара только для потребления от 30 м3 и выше пока не увенчалась успехом — недовольство реформой просочилось в социальные сети, и министр водных ресурсов был отправлен в отставку. Впрочем, программа ликвидации энергосубсидий рассчитана на пять лет, за это время планируется довести цены до среднемировых.

Монархия озаботилась и сбережением нефти. Весной 2016 года стартовала добыча с газового месторождения Васит. Это помогло сэкономить: для электрогенерации летом 2016-го сожгли 0,7 млн б/д нефти вместо 0,9 млн б/д в прошлом году. Но пока успехи тут не так уж заметны, страна продолжает тратить энергии столько же, сколько целый континент — Африка.

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ: 2030

Впрочем, скромность текущих успехов компенсируется амбициозностью планов на будущее.

«Саудовская Аравия сможет жить без нефти уже к 2020 году, — заявил наследник наследника престола, министр обороны и глава Совета по экономике и развитию принц Мухаммед бен Сальман в интервью агентству „Аль-Арабия“ в конце апреля 2016-го52. — Король Абдул-Азиз и люди, которые работали под его руководством над созданием государства, не зависели от нефти и создали королевство без нефти, управляли им без нефти и жили без нефти». Предпосылки к экономической трансформации содержатся в программе по экономической диверсификации монархии «Видение Королевства Саудовская Аравия: 2030»53. Документ был принят кабинетом министров 25 апреля 2016 года.

Программа реформ обширна, но главный элемент — масштабная приватизация. Ее первым этапом станет продажа менее 5% акций основной нефтяной компании королевства — Saudi Aramco, после чего возможна продажа дополнительных пакетов и акций ее дочерних компаний. Aramco — самая дорогая компания в мире, если считать и непубличные, чьи акции не котируются на биржах. Рыночная цена активов Aramco неясна — оценки варьируются от 0,7 трлн до 10 трлн долларов54. Но даже при консервативной оценке Aramco (Bloomberg называет 2,5 трлн долларов при цене нефти в 10 долл./барр.) размещение 5% акций будет крупнейшим IPO в истории.

Доходов от продажи даже 5% Aramco с лихвой хватит на покрытие всего дефицита бюджета-2016. Однако деньги планируется направить в государственный инвестиционный фонд, который будет управлять и приватизацией Aramco, и долей акций государства, а также инвестировать средства от приватизации в активы по всему миру. По словам принца Мухаммеда, фонд станет контролировать 3% всех активов на планете.

Впрочем, монархия не собирается ограничиваться только приватизацией. Список реформ в «Видении» внушителен.

Во-первых, географическое положение монархии должно быть монетизировано: страна имеет выход к морям, через которые проходит 30% мировых коммерческих потоков. Среди логистических проектов выделяется транспортная магистраль из Египта в Саудовскую Аравию; предполагается, что она оживит торговые и людские потоки по Суэцкому каналу. В числе целей на 2030 год — подняться до 25-го места в World Bank Logistics Performance Index с нынешнего 49-го (Россия — на 90-м).

Во-вторых, королевство окажет поддержку малому бизнесу: к 2030 году его долю в ВВП предполагается поднять с нынешних 20 до 35%. В числе мер помощи — сокращение административного давления и упрощение доступа к кредитам.

В-третьих, планируется развивать сырьевой ненефтяной сектор. По словам принца Мухаммеда, до сих пор на него вообще не обращали внимания. Монархия имеет запасы золота, серебра и фосфатов, да и запасы урана весьма существенны: 6% от мировых. При этом, как отметил принц, только 3–5% запасов ненефтяного сырья разрабатывались, «и то неправильно». В «Видении» указывается на необходимость привлечения частного бизнеса в сырьевой ненефтяной сектор и упрощения лицензирования.

В-четвертых, намечено повысить доходы от паломничества в Мекку и Медину. Ожидается, что число паломников вырастет с сегодняшних 8 млн в год до 30 млн в 2030-м. Для них нужно строить соответствующую сервисную инфраструктуру, например, метро в Мекке.

В-пятых, монархия собирается развивать возобновляемую энергетику. Ее мощности к 2030 году будут доведены до 9,5 ГВт, 8% от всех мощностей.

В-шестых, планируется развивать туризм: государственные земли на побережье, в том числе участки Красного моря, знаменитого своими красивейшими кораллами и морской фауной, будут отведены под создание туристических зон.

В-седьмых, в числе важных целей — инвестиции в науку и образование. К 2030 году число саудовских университетов, входящих в топ-200, планируется довести до пяти. Ожидается, что развитие ненефтегазовых секторов приведет к дополнительному спросу на рабочие места, безработица к 2030 году должна снизиться с 11,6 до 7%.

В-восьмых, будет увеличена эффективность госуправления, в том числе за счет внедрения онлайн-сервисов. Здесь уже имеется значительный прогресс: с 2004 года страна поднялась в рейтинге ООН e-Government Development Index с 90-го места до 36-го, цель к 2030 году — быть в пятерке лучших.

За последние полвека Саудовская Аравия сумела сохранить традиционные политические институты, финансируя их за счет нефтяной ренты, которая также позволяет экономике оставаться неэффективной. Тем не менее, в экономической политике монархия доказала способность к трансформации и исправлению ошибок, хотя и медленному. «Островки эффективности» в экономике позволяют надеяться на позитивные тенденции в будущем. Однако эти островки сами зависят от нефтяной ренты, а серьезное снижение зависимости экономики от нефти даже в среднесрочной перспективе вряд ли осуществимо.

«Сравнительная история нефтезависимых экономик конца XX — начала XXI века». АНДРЕЙ МОВЧАН,  АЛЕКСАНДР ЗОТИН,  ВЛАДИМИР ГРИГОРЬЕВ. Москва, 2017.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: