Быть в РПЦ – не обязательно значит верить.

В категориях: Верующий в обществе – границы возможного и допустимого,Христианин и общество

рпц

Ответственные верующие не сторонятся политики.

Российские православные и мусульмане гораздо меньше участвуют в политике и общественной жизни, чем атеисты. В то же время большая религиозная активность верующих – посещение храмов, чтение молитв – способствует росту их общественной и политической активности. К таким выводам в ходе исследования пришла младший научный сотрудник Лаборатории политических исследований НИУ ВШЭ Анна Кулькова.

Вопреки положениям классической теории секуляризации, религия в XXI веке продолжает оказывать влияние на ценности и поведение людей. В США политики ищут поддержки у религиозных избирателей, в Европе популярностью пользуются христианско-демократические партии.

Состоять не значит верить.

Религиозность россиян рассматривается комплексно: как соотнесение себя с определенной религиозной традицией, религиозное поведение (посещение религиозных мероприятий и совершение молитвы), а также как степень религиозности, выраженная в оценке индивидом собственной религиозности. При этом стандартной для общероссийских опросов является ситуация, когда количество респондентов, отождествляющих себя с той или иной конфессией, превышает количество действительно верующих на 20–30%. «Исторически традиционные конфессии в массовом сознании занимают место культурообразующей составляющей в общей системе ценностей духовной жизни того или иного народа, – поясняет Анна Кулькова. – Иными словами, если человек считает себя русским, то отождествляет себя с православной культурной традицией, а если татарином, то с исламской».

Чтобы отделить влияние, которое религиозность оказывает на политическое участие, от влияния представлений о себе в качестве православного или атеиста, в статистическом анализе использовались количественные измерения религиозности. Например, частота посещения религиозных мероприятий показывает, является ли индивид в принципе религиозным.

Молиться и протестовать.

Результаты статистического анализа подтвердили: уровень религиозности и политическое участие россиян связаны между собой – в целом православные и мусульмане оказались менее активными политически, нежели условные атеисты. Мусульмане реже, чем атеисты, голосуют, а православные реже участвуют в работе партий и общественных организаций, реже подписывают петиции и не носят одежду, значки и т.п. с политической символикой. Принадлежность к православной религиозной традиции снижает шансы респондента на партийную работу на 44% в сравнении с атеистами. Мусульмане оказываются еще менее склонными к работе в общественных организациях, чем православные: в сравнении с атеистами у мусульман на 73% меньше шансов на сотрудничество с общественной организацией.

Однако активное религиозное участие для представителя конфессии – посещение храмов, молитва, участие в религиозных службах и пр. – напротив, увеличивает вероятность участия политического. Например, рост показателя посещения религиозных мероприятий на единицу дает 41%-е увеличение шансов на контакты с политиками, а посещение религиозных служб дает 50%-й рост шансов на работу в общественных организациях. Также люди, которые ходят на религиозные службы, больше склонны ходить и на митинги, изменение частоты посещения религиозных мероприятий дает 57%-е изменение шансов на участие в демонстрациях.

Что касается мусульман, то положительный эффект религиозного участия на участие политическое среди мусульман лидеры религиозных мусульманских общин также объясняют следствием вовлеченности в социальные отношения. Участие в мероприятиях общины дает чувство сопричастности с другими членами общины и может приводить к повышению гражданской ответственности. Низкие уровни политического участия мусульман в целом (религиозно активных и формально относящих себя к мусульманству) лидеры мусульманских общин объясняют ориентированностью на правильную религиозную жизнь, а не политический активизм. Полученный эффект может быть также следствием того, что значительная часть мусульман из выборки являются внутренними мигрантами, живут вдали от родственников, не чувствуя связи с происходящими социально-политическими событиями. Однако, как замечает автор, внутренней миграции подвержены все конфессиональные группы России и атеисты. «Возможно, что для мусульман отрыв от родных мест приводит к социально-политическому равнодушию», – предполагает Анна Кулькова.

Взгляд внутрь общины.

Интервью с православными священнослужителями показывают, что в православных общинах о политике говорят много и часто. Отношение к политике и политической активности в каждой общине сильно зависит от личности отца-настоятеля. Так, больше половины информантов из «центральных» приходов выразили одобрение политическому участию как проявлению гражданской ответственности, а также заметили, что в их общинах к политическому активизму относятся положительно. «Священник из ЦАО с ярко выраженной социально активной позицией сказал, что сам призывает прихожан, недовольных чем-то в стране, выражать свое мнение, поскольку “отношение к миру должно быть деятельным и не сводиться исключительно к получению услуг”», – приводит пример Анна Кулькова. Другой информант, по ее словам, также из «центрального» прихода, выразил сожаление, что так мало людей в России, в том числе и из его прихода, участвуют в протестных мероприятиях: «… такое чувство, что люди выходят только в Москве, в регионах все равнодушны, это неправильно».

Однако все остальные опрошенные священнослужители выразили мнение, что в их приходах «протестовать не принято». Вообще же православная религиозная традиция в понимании большинства опрошенных принципиально не приемлет протестов: «… православный человек не пойдет на митинг против чего-то, он может действовать только в защиту».

Вопросы, направленные на уточнение отдельных аспектов позитивного восприятия современной России, показывают, что удовлетворенность состоянием духовной сферы может сочетаться с негативным отношением к функционированию государства в сфере социальной и идеализированием прошлых побед. В прошлом России православные священнослужители склонны высоко ценить военные победы: среди неоднократно названных – Отечественная война 1812 года, Крымская война, Великая Отечественная война, «военная помощь братьям-славянам в период Российской Империи». В современной России гордость вызывает присоединение Крыма как «возвращение былого величия» и религиозное возрождение постсоветского периода. «Скорее, этот вид ностальгии можно охарактеризовать как тоску по абстрактной «Великой державе», символами которой могут быть как раз многочисленные военные победы и исполнение роли важного игрока на международной арене», – делает вывод Анна Кулькова.

Члены мусульманских общин также в целом положительно относятся к современной российской власти, поддерживают ее. Однако к возвращению Крыма мусульмане относятся более сдержанно. Для них скорее важна «возможность диалога между религиозными общинами и государством», появившаяся после распада СССР.

К демократии и у православных священнослужителей, и у мусульман отношение сдержанное: как форма правления демократия плоха, но альтернатив пока нет, поэтому верующим нужно быть ответственными и в политике участвовать.

iq.hse.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: