Суд над Иисусом: кто виноват в расправе.

В категориях: Библия говорит,Трудные места

суд

Джон Дрейн.

Политика и правосудие в Палестине под властью римлян

После смерти Ирода в 4 г. до н.э. и его семья, и страна были поражены хаосом. Иудея лишилась даже видимости автономии. Ирод оставил завещание, но его предстояло утвердить Августу, а тот разделил страну по своему усмотрению. После победоносного похода Помпея в 63 г. до н.э. Рим уже управлял Иудеей, но до смерти Ирода предпочитал делать это не прямо, а через своих ставленников. Теперь же стал делать это открыто. Сын Ирода Антипа попытался оспориМир в Богеть условия завещания и отправился в Рим вместе с братьями Архелаем и Филиппом. Пока шли переговоры, страну сотрясали мятежи, подавляемые римскими войсками. В подобных обстоятельствах Август счел за благо разделить страну между тремя претендентами. Архелай получил Самарию, Иудею и Идумею, все остальное было поделено между Филиппом и Антипой.

Это было компромиссное решение. Если бы Август отдал все царства одному из трех, это привело бы к полномасштабной войне, а ввести прямое римское правление означало спровоцировать мятеж зелотов и других националистов. Кончилось тем, что Архелай показал себя настолько некомпетентным правителем, что евреи и самаряне, забыв на время давнишние распри, объединились и послали в Рим жалобу на своего царя. В 6 г. н.э. Август вызвал Архелая в Рим и оттуда отправил в ссылку в Галлию. На его место он мог бы назначить кого-либо из его братьев, но император понимал, что обойденный претендент постарается сместить более удачливого. Не испытывая доверия ни к одному из отпрысков Ирода, он поручил Квиринию, легату Сирии, провести налоговый ценз в Иудее. С этого начиналась реорганизация ее как провинции в составе Римской империи.

Так Иудея стала одной из провинций Римской империи. Ее первым прокуратором из всаднического сословия стал человек по имени Колоний. О первых прокураторах и их полномочиях нам известно крайне мало. Неясно даже, верно ли называть их «прокураторами». Тацит называет Понтия Пилата прокуратором, но согласно другим свидетельствам правильное звание — префект. Иосиф Флавий в «Иудейской войне» сообщает, что Колоний «был облечен Августом всей полнотой властью и правом выносить смертный приговор» (2.8.1), то есть этот правитель имел такие же полномочия (imperium), как и проконсулы других провинций. Мы не знаем точного значения слова «империй», но, очевидно, под ним понималась высшая административная, военная и судебная власть и поддержание общественного порядка.

Поддержание порядка было главной заботой в такой провинции, как Иудея, из-за ее стратегического положения на границе империи и легко возбудимого населения. В качестве судьи прокуратор имел полное право даровать жизнь или смерть жителям своей провинции. Даже люди, имевшие римское гражданство, могли апеллировать к Цезарю только в особых обстоятельствах. Но в действительности лишь небольшая часть дел рассматривалась прокуратором. Менее значимые дела улаживались в местном суде или в иерусалимском Синедрионе. Только преступления, которые могли повлечь за собой смертную казнь, были в ведении прокуратора, потому что он единственный обладал правом подписывать смертный приговор. Синедрион занимался делами, относящимися к традиционному еврейскому Закону. Сюда включались административные и уголовные правонарушения, предусмотренные традиционным еврейским законом, а также имевшие отношение к религии. На территории Иудеи Синедрион мог подвергать аресту и допросу, а также выносить любые приговоры, кроме смертного, который оставался прерогативой прокуратора. Хотя порой этим требованием пренебрегали и толпа брала закон в свои руки, линчуя провинившихся сразу после вынесения приговора еврейским судом.

Суд у прокуратора следовал формальным правилам: любые частные лица имели право выдвигать обвинение, если по той или иной причине были задеты действиями подсудимого. Суд не располагал собственными следственными органами. Носитель империя выслушивал обе стороны, сидя на возвышении в окружении консилиума (совета) друзей и чиновников, которые выступали в роли консультантов, а не присяжных. Все это мы видим и в суде над Иисусом.

Для решения других дел существовала целая сеть местных судов. Иудея была разделена на одиннадцать топархий, то есть округов, и в каждом селении был свой совет, возглавляемый местным чиновником. Здесь разбирались административные правонарушения и мелкие уголовные дела. Вызывает удивление, что в Евангелиях мы не находим ссылок на местную официальную структуру, действовавшую в стране. Не упомянуты ни местные чиновники, ни начальники топархий, хотя сборщики податей могли быть частью этой же административной системы. Потеряв независимость, евреи тем упорнее держались за свои традиционные законы, даже если они не имели практического значения. В результате все с глубочайшим уважением относились к власти местной общины и старейшинам синагоги, хотя они не обладали официально признанными полномочиями.

Очень мало известно о том, как управляли своими территориями Филипп и Архелай. Мы знаем лишь то, что их земли не подпадали под юрисдикцию прокуратора. Они чеканили собственную монету, а Филипп вопреки иудейскими обычаям даже украсил их своим изображением. Однако земли Филиппа находились в стороне от центров еврейской жизни. Галилеей правил Антипа, вот почему Пилат отправил Иисуса к нему на суд (Луки 23:6-12). Видимо, он рассчитывал, что в законах Галилеи найдется уловка, которая позволит Антипе взять на себя ответственность за своего подданного. Однако Иисус не зря называл галилейского правителя «лисой» (Луки 13:32) — он не желал становиться крайним в столь щекотливой ситуации. Благодаря своим ловким маневрам, как в этом случае, так и в других, он сумел продержаться у власти вплоть до 39 г. н.э. — несколько лет спустя после отставки Пилата.

Виноваты ли евреи в смерти Иисуса?

Кто же действительности задумал и осуществил казнь Иисуса? Как распределяется ответственность между различными еврейскими предводителями, которых упоминает евангельское повествование, и Понтием Пилатом, вынесшим приговор? Это похоже на историческую головоломку, которая, казалось бы, интересна немногим. Но в действительности множество поколений, обсуждая смерть Иисуса, горячее всего интересовались именно этой темой. На протяжении веков вера, что вина за смерть Иисуса лежит на евреях, приводила к жестоким преследованиям и погромам. Даже нацистский Холокост в каком-то смысле имеет религиозные корни. При чтении книг, написанных ведущими библеистами Германии в предвоенную эпоху, нетрудно увидеть, до какой степени их, казалось бы, абстрактные исторические и богословские рассуждения возбуждали людей, и так уже ненавидевших евреев по политическим или расовым причинам. Утверждения, будто иудаизм — это мертвая, безжизненная религия, цель которой держать людей в оковах и не позволить им жить полной жизнью, так же подливали масла в огонь бушевавшего в Европе 1930–х годов антисемитизма. Уверенность в том, что еврейские предводители стояли во главе оппозиции Иисусу, еще более раздувала это пламя.

На самом деле Новый Завет нигде не говорит, что вина лежит на евреях или на римлянах. Если однажды сказано, что «жители Иерусалима и начальники их» (Деяния 13:27) были зачинщиками казни, то в другом случае вина возложена на Иуду, Пилата, дьявола или другие космические силы (1 Коринфянам 2:7-8). Дело в том, что для ранних христиан было неважно, кто именно из тех или иных участников драмы виноват. Им было совершенно ясно, что в смерти Иисуса отсутствуют национальные мотивы, а все споры вокруг Его учения не имеют под собой никакого националистического основания. Противостояние было порождено теми религиозными тенденциями, которые часто проявляются как в религиозных, так и в нерелигиозных обществах. Иисус противостоял ханжеству, узколобости, нетерпимости — все это никак нельзя назвать «национальными чертами» евреев. То безусловное благо, которое нес Иисус, заставляет нас всех чувствовать себя неловко. Многие люди, принадлежавшие иным эпохам и народам, могли бы отреагировать на Его весть точно так же, как некоторые из Его современников.

Помимо этих общих соображений, однако, существует много споров относительно исторических подробностей суда над Иисусом. Можно ли утверждать, что имел место еврейский суд? То есть, что была некая формальная процедура, осуществленная по всем правилам группой лиц, облеченной властью, например, синедрионом? Проблема в том, что мы не располагаем данными о еврейских обычаях и судебной практике того времени. Все сведения мы черпаем из еврейского юридического сборника — Мишны, который в своей нынешней форме датируется примерно 200 г. н.э. В нем зафиксированы и значительно более ранние традиции, но невозможно определить, в какой мере эти правила действовали во времена Иисуса.

С точки зрения позднейших установлений, тот суд, который описан в Евангелиях, выглядит абсолютно неправильно. Предводители синедриона были одновременно и судьями, и прокурорами, а до этого они поспособствовали аресту Иисуса. В начале суда не был вызван ни один свидетель защиты, не прозвучало никаких конкретных обвинений, хотя свидетели обвинения давали противоречивые показания. Два чрезвычайно важных положения еврейского права не были соблюдены вовсе. Во-первых, от вынесения смертного приговора до его исполнения должны были пройти сутки, а во-вторых, суд не должен был заседать накануне священного для евреев дня — субботы. (Суд также не должен был заседать в канун религиозных праздников.)

Эти нарушения (наряду со вполне естественным желанием очистить народ от обвинений антисемитской пропаганды, видевшей в евреях убийц Христа) побудили многих еврейских авторов усомниться в исторической достоверности этой части евангельского повествования. Однако с учетом социальных процессов в Палестине того времени трудно найти убедительные аргументы, которые бы рассматривали суд как вымысел. Хотя евреи имели очень мало влияния в политических вопросах, их предводители стремились применять Закон Моисея всюду, где можно. Приверженность Закону была хорошей психологической подпоркой с точки зрения поддержания власти над народом, это был лучший способ сохранить массовую поддержку еврейского народа. Смертный приговор, вынесенный Иисусу религиозным трибуналом по традиционному еврейскому Закону, должен был настроить против Него простых людей и оказать нравственное давление на римского судью, за которым оставалось последнее слово.

Но все же маловероятно, что этот суд проводился с такими грубыми нарушениями, какие становятся видны, если сравнить процедуру с Мишной. Не говоря о том, что мы не знаем точную процедуру судопроизводства того времени, важно, что среди всех обвинений, которые первые христиане выдвигали против своих религиозных властей, никогда не было обвинений в нарушении Закона. Кроме того, не надо думать, что все члены синедриона были людьми безнравственными. Ведь некоторые из них относились с симпатией к проповеди Иисуса. Вероятно, что большинство из них заранее были настроены против и поэтому не могли судить беспристрастно. Но даже эти люди были искренне убеждены в своей правоте, считая Иисуса лжемиссией и смутьяном.

Джон Дрейн.

Путеводитель по Новому Завету. Пер. с англ. / Джон Дрейн — М: Триада, 2007. — 620 с. John Drane. Introducing the New Testament by Lion Publishing pic, Oxford, England.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: