Чтобы попасть в “европейский рай” многие мигранты меняют мечеть на христианский храм.

В категориях: Личность, обращенная к Богу,Общество, Церковь и власть

храм1

Беженцы-мусульмане, ради убежища в ЕС, переходят в христианство.

Ольга Позняк, Магистр религиоведения

Германское издание Donau Kurier сообщило об ужасном преступлении. В Верхнем Пфальце 5 июня с.г. был убит мальчик пяти лет, также пострадала его мать. Убийцей оказался 41-летний афганец, который имел судимость за поджог в Мюнхене в 2009 году и вышел на свободу спустя шесть лет.

Общественность задается вопросом: почему же этот беженец не был выслан на родину еще в 2015 году? Вероятный ответ на него дал начальник криминальной полиции Брауншвейга Ульф Кюх. Полиция выяснила, что будущий преступник сменил свою религиозную принадлежность, перейдя из ислама в христианство. Кюх сказал, что если именно из-за перехода в христианство депортация беженца не удалась, то следует сложить дважды два, отмечая, что некоторые лица, ищущие убежища, использовали переход в христианство, чтобы остаться в Германии.

Этот случай с обращенным в христианство нарушителем закона заставил вновь вернуться к вопросам, касающися предоставления убежища по мотивам религиозного преследования и крещения мигрантов. Епископ Евангелическо-лютеранской церкви Ганновера Ральф Мейстер заявил, что подобное крещение ради убежища недопустимо, необходимо разбираться в каждой подобной ситуации. По его мнению, государственные суды должны принять меры против подобных злоупотреблений, однако, как выявить, что человек становится христианином ради проживания в Германии, священнослужитель не сообщил. Виктор Пфафф, соучредитель правозащитной организации PRO ASYL, полагает, что дело мигранта, убившего пятилетнего мальчика, является исключительным.

Согласно Европейской конвенции по правам человека, никто не должен быть депортирован на родину, если он там может столкнуться с угрозой жизни. Действительно, ранее СМИ сообщали, что в последние несколько лет просители убежища в Германии все чаще принимают христианство, в основном новообращенные христиане – это граждане Ирана, Афганистана и Сирии. Некоторые переходят в христианство еще на пути в Европу, как признался Christian Times беженец из Сирии Ибрагим Али, который знает сотни людей, крестившихся лишь для того, чтобы их не депортировали из ЕС. Вероотступничество считается тяжким грехом в исламе. Правозащитники утверждают, что изменившим веру может грозить смертная казнь, если они вернутся в такие страны, как Афганистан и Иран. Правозащитники обращают внимание и на их непростое положение в самой Германии. Согласно докладу международной благотворительной христианской организации «Открытые двери» (Open doors), многие мусульмане, ставшие христианами, даже в лагерях беженцев подвергаются нападению со стороны своих бывших единоверцев.

Впрочем, сами крестившиеся уже в Европе или на пути туда беженцы не признаются журналистам, что приняли христианство ради того, чтобы избежать депортации. Большинство беженцев утверждают, что приняли решение искренне. Одним из мотивов они указывают благодарность, так как многие христианские общины проникаются сочувствием к беженцам и предоставляют им материальную и моральную поддержку, что также приводит некоторых беженцев к крещению. При этом христианские религиозные организации в Германии, особенно протестантские, обнаруживают рост численности своей паствы именно благодаря беженцам, а некоторые и вовсе идут навстречу беженцам: так, пастор независимой Церкви Святой Троицы в Берлине Готфрид Мартенс организовал ускоренный трехмесячный курс катехизации для беженцев, на который он теперь берет 250 человек вместо 30, помогает им составить ходатайство о предоставлении убежища. Для Мартенса мотивация обращаемых не имеет значения.

Но насколько в действительности переход в христианство может повысить шансы остаться в Германии? По данным Федерального ведомства по делам миграции и беженцев, лица, которые принимают решение о предоставлении убежища, должны самостоятельно оценить, изменил ли беженец свою веру на основании искреннего убеждения или нет, грозит ли ему преследование на родине. Сам пастор Мартенс заявил Deutsche Welle, что, по его мнению, крещение не повышает шансы на предоставление убежища, наоборот, подобное может скорее их понизить, и некоторых из тех беженцев, которых он крестил, уже депортировали.

Крещение мигрантов распространилось и в других странах Европы. Так, в марте с.г. в  Австрии в католической архиепархии Вены было зафиксировано увеличение числа кандидатов на крещение более чем в два раза, чем в прошлом году, за счет  мигрантов из Ирана и Афганистана. При этом священники действуют согласно специальному руководству для них, изданному Конференцией епископов Австрии. Крещению предшествует подготовительный годичный период катехизации, в ходе которого священники должны оценить, заметен ли у кандидатов интерес к вере, наблюдаются ли какие-то изменения у них за время подготовки к крещению. Похожая ситуация в Великобритании: беженцы также переходят в христианство, но священники и власти по возможности стараются избегать обмана со стороны новообращенных. Для этого чиновники, решающие вопрос о предоставлении убежища, могут запросить у прихода сведения о посещаемости храма. К примеру, англиканский собор Ливерпуля предоставляет «листок посещаемости» иммиграционным властям.

Свой метод определения искренности беженцев, перешедших в христианство, представили и миграционные власти Швеции, чем заслужили критику в СМИ. Миграционные власти полагают, что просители убежища по религиозным причинам должны правильно ответить на вопросы, касающиеся основ веры. Беженцев просят назвать 10 заповедей, книги Библии, объяснить значение Пасхи и т.д. Адвокаты и представители Церкви Швеции подвергли эту практику критике, по их мнению, задавая подобные вопросы, можно только оценить уровень знаний о христианстве опрашиваемого, а не его веру. Тем не менее агентство по миграции полагает, что требовать наличие знания о Библии у новообращенных христиан – разумное требование, помимо этого чиновники интересуются, при каких обстоятельствах беженцы приняли христианство и исповедуют свою веру.

В итоге сотрудникам миграционных служб Европы по-прежнему приходится искать пути решения проблемы предоставления убежища новообращенным христианам, пытаться определить истинные мотивы обращения их в христианство. При этом адвокаты, помогающие мигрантам, вряд ли дадут чиновникам забыть о существовании Европейской конвенции по правам человека, согласно которой каждый имеет право менять свою религию и не должен подвергаться дискриминации по религиозному признаку. Да и существует ли безошибочный способ определения истинности религиозных убеждений?

НГ-Религия, 21.06.2017.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: