В России учатся не на тех, кто требуется.

В категориях: Аналитика и комментарии,Возрастая в личной жизни,Обучение и навыки,Социология, культурология, история

учеба

Специалист ненужного профиля: многие студенты ищут зарарабок, а не квалификацию.

Мария Глушенкова

В России профессия может одновременно быть и дефицитной, и малооплачиваемой. Абитуриенты в попытке угадать со специальностью рассылают документы по вузам широким веером и больше озабочены поиском работы, чем получением знаний. А эксперты утверждают, что пропасть между спросом на высококлассных профессионалов и низкоквалифицированных работников в ближайшие годы будет расти ускоренными темпами.

В конце июля Минэкономразвития и ЦБ обратили внимание на дефицит кадров на отечественном рынке труда. Согласно оценкам ведомств, это один из факторов, способных помешать экономическому росту в стране. В Минэкономразвития и Банке России считают, что дефицит кадров может привести к опережающему по сравнению с производительностью труда увеличению зарплат. А это, в свою очередь, грозит ускорить темпы инфляции. В случае же более заметного экономического роста рынок рискует и вовсе столкнуться с нехваткой рабочих рук, что этот самый рост ограничит или даже остановит.

Сложности объективные и рукотворные

Нельзя сказать, что дефицит трудовых ресурсов стал новостью для рынка труда: если верить Росстату, уровень безработицы в нашей стране уже находится на исторических минимумах. В июле этого года он, по сообщению ведомства, достигал 5,1% против прошлогодних 5,3% — тогда безработных было на 220 тыс. человек больше.

Сенсацией стоит признать комментарий ЦБ, который, отвечая на вопрос газеты «Известия» о том, каких именно специалистов сейчас не хватает, сообщил, со ссылкой на данные Роструда, что в России недостает кадров в числе прочего в сфере здравоохранения. И это при том, что всего несколько лет назад правительство проводило реформу системы здравоохранения, в процессе которой медработников массово сокращали. В частности, в 2015 году только в Москве ликвидировали 28 медучреждений, включая 15 больниц, а около 7,5 тыс. медиков были уволены — большинство с компенсацией. В результате на то, чтобы уволить «лишних» врачей, из московского бюджета было потрачено около 3 млрд руб. (Это единственное отличие столичной реформы от той, которая проводилась в целом по стране и в рамках которой ликвидировали различные медучреждения, увольняли врачей.) Не прошло и двух лет, как заговорили о нехватке кадров в сфере здравоохранения.

В соответствии с анализом, проведенным Всероссийским научно-исследовательским институтом труда российского Минтруда и подготовленным на основе обследований Росстата (по данным на конец октября 2016 года), «самая высокая относительная неукомплектованность кадрами отмечалась в сфере здравоохранения, прежде всего по врачам скорой медицинской помощи и парамедикам — 23,8%». А эксперты ВНИИ труда в своем обзоре указывают: «Высок также неудовлетворенный спрос на врачей общей практики — 11,8%, а также на врачей-специалистов — 8,6%, специалистов по медицинскому уходу, по акушерству, физиотерапевтов, офтальмологов-оптиков — от 5,9% до 6,3%».

И самое интересное, что дефицит медиков существенно не сказался на уровне их зарплат. По крайней мере, в Минтруда заметили, что при нехватке в стране врачей, учителей и специалистов рабочих профессий заработная плата в данных секторах растет гораздо медленнее, чем, например, в финансовой сфере. Так, в 2016 году в финансовом секторе среднемесячная зарплата превысила среднероссийский уровень в 2,1 раза, а ее рост в том же 2016 году составил 12,7% по сравнению с 2015-м, что также выше среднего по РФ (7,8%). Для сравнения: в образовании среднемесячная заработная плата составляет 0,76 от среднероссийской (рост к 2015 году — 4,5%), а в здравоохранении и сфере предоставления социальных услуг — 0,81 (рост к 2015 году — 6,5%).

Избирательный дефицит

Реальная ситуация на рынке труда драматичной при всем том не выглядит: дефицит отдельных специалистов действительно существует, но он вполне обычный. «Медики и фармацевты традиционно попадают в категорию дефицитных специалистов. Сейчас, например, там конкуренция 1,6 человека на место. Почти как в рабочем персонале»,— рассказывает руководитель службы исследований HeadHunter Мария Игнатова.

По оценкам компании HeadHunter, которая ежемесячно проводит мониторинг рынка труда и публикует соответствующий индекс, наиболее комфортные значения и для работодателей, и для соискателей — четыре-шесть претендентов на место.

Перекос в меньшую сторону снижает уровень конкуренции среди соискателей. «По нашим данным, в категорию дефицитных уже довольно долго попадают представители профессий, которые мы называем "рабочий персонал",— это слесари, сантехники, электрики»,— перечисляет ценных работников Мария Игнатова.

Но, поясняет Мария, речь идет не об обычных электриках и сантехниках «из ЖЭКов», а именно о высококвалифицированных специалистах, которые требуются на производствах. Найти хорошего электрика, знающего все современные технологии, очень сложно, говорят рекрутеры. По словам Марии Игнатовой, даже многие западные компании ищут таких специалистов и переманивают самых квалифицированных. «Подобрать специалиста, который будет обслуживать целое современное здание,— проблема. Как и специалистов по вентиляции, по коммуникациям, по сетям — эти позиции давно уже в дефиците на нашем рынке»,— рассказывает Мария Игнатова.

В дефиците хорошие консультанты, перечисляют в HeadHunter, похожая история и с менеджерами по продажам. «Хоть их и немало на рынке, но и вакансий там много»,— говорят рекрутеры. В банковской сфере, несмотря на чистку рядов, тоже, оказывается, много вакансий. Дело в том, что, по данным хедхантеров, банковская сфера — одна из тех отраслей, где открыты двери для молодежи. «Молодые специалисты быстро устраиваются в банк — и быстро разочаровываются, поскольку зарплаты для таких сотрудников невелики. Поэтому у банков высокая текучка»,— объясняет Игнатова.

Hh.индекс в профессиональных областях (Hh.индекс показывает, сколько человек в данный момент претендует на одну вакансию).

Страхование         0,5
Консультирование 0,6
Инсталляция и сервис     1,2
Банки, инвестиции, лизинг        1,4
Рабочий персонал 1,6
Медицина, фармацевтика         1,6
Продажи      2,1
Автомобильный бизнес   2,6
Информационные технологии, интернет, телеком  2,9
Туризм, гостиницы, рестораны  3,1
Маркетинг, реклама, PR  3,3
Строительство, недвижимость  3,7
Производство        4
Управление персоналом, тренинги     4,3
Закупки        4,3
Спортивные клубы, фитнес, салоны красоты         4,7
Безопасность        4,9
Домашний персонал       5,1
Транспорт, логистика      5,2
Наука, образование        5,5
Административный персонал    6,1
Бухгалтерия, управленческий учет, финансы предприятия       6,3
Добыча сырья       6,8
Начало карьеры, студенты        7,4
Юристы       8,9
Искусство, развлечения, массмедиа  9,1
Высший менеджмент      12,4
Государственная служба, некоммерческие организации 14,4

Источник: HeadHunter.

Особая история — IT-специалисты: из-за повсеместной цифровизации бизнес-процессов они сегодня в большом дефиците. Более других востребованы, по данным Superjob, мобильные разработчики, веб-разработчики, специалисты по информационной защите, по кибербезопасности, аналитики Big Data со знаниями в других предметных областях. «Недавно мы столкнулись с парадоксальной ситуацией: не могли найти резюме выпускников IT-специальностей одного из ведущих технических вузов. И никак не могли понять, почему выпускников именно IT-профиля из этого вуза нет на рынке. Как выяснилось, эти люди просто не успевают создавать резюме: их трудоустраивают со второго-третьего курса»,— рассказывает Мария Игнатова.По словам хедхантеров, IT-специалисты сейчас одна из самых проблемных позиций и головная боль для рынка труда: поиск очень трудоемкий. Правда, когда соискателей слишком много, для работодателя это тоже плохо — есть риск пропустить того самого, подходящего кандидата. Ценному профессионалу компании сегодня готовы платить — но не любые деньги.

Эксперты проекта «HR Lab.— Лаборатория HR-инноваций» провели исследование для аналитического центра «АльфаСтрахование» и выяснили, что в 71% случаев сотрудники, занимающие одинаковые или схожие должности, получают разную зарплату и разница может превышать 30%. На это влияет стаж работы в компании (56%), опыт в конкретной области (47%), знание иностранных языков (33%) и даже пол (9%). Ну и кризис со счетов сбрасывать нельзя: он продолжает влиять и на зарплаты работников, и на оптимизации процессов в компаниях. «Этот кризис отличается от прошлого, 2008 года, тем, что компании подошли к нему уже достаточно оптимизированные. Сокращения были, но не такие катастрофические, как в 2008-м. Всех, кого могли сократить, в свое время уже сократили. Тем не менее сейчас компании пытаются оптимизировать команду за счет какой-то кросс-функциональности, когда один человек выполняет несколько функций. Если эта тенденция сохранится, возможно, кому-то на рынке придется отвоевывать место под солнцем»,— считает Мария Игнатова.

Для кого совершенно точно ситуация будет ухудшаться, так это для людей, чьи специальности подвержены автоматизации,— об этом говорят все без исключения эксперты. Спрос будет падать на работников колл-центров, кассиров, водителей, бухгалтеров с минимальным опытом работы и на другие массовые специальности, не требующие высокой квалификации. Уже сейчас, по данным Superjob, должности, по которым отмечается нулевой прирост или падение зарплат, это: курьеры, переводчики и бухгалтеры.

Как считают в компании Superjob, с 2018 года начнется сокращение предложений для сотрудников низкой квалификации на 5% в год. Безработица будет расти аналогичными темпами. Таким образом, при существующих тенденциях общий уровень реальной безработицы в России к 2022 году может увеличиться в несколько раз. При этом на специалистов высокой квалификации спрос будет только расти, а вот остальным придется проявлять гибкость. «Зачастую люди не готовы к изменениям, поэтому им проще отказываться от чего-то, а не переучиваться или как-то адаптироваться. Хотя все равно появятся новые функции, новые обязанности — просто это надо мониторить, и тогда у человека не будет проблем на рынке»,— говорит Игнатова.

Рынок образования vs рынок труда

По мнению экономистов, проблемы отечественного рынка труда заключаются в том, что ему нужны инженеры и медики, а на рынок выходят экономисты, юристы и менеджеры. Но дело не только в этом: проблема еще и в демографии. Так, по словам проректора по маркетингу и работе с абитуриентами Финансового университета при правительстве РФ Светланы Брюховецкой, за 12 лет число выпускников российских школ сократилось почти вдвое. «В 2005 году выпускников было 1,319 млн, а в этом — 716 тыс.»,— отмечает Брюховецкая.

Три года назад Минобрнауки на основе данных, представленных ПФР, начало публиковать мониторинг трудоустройства выпускников. В этом году, в частности, в ходе мониторинга были обработаны данные о более 1,267 тыс. выпускников 2015 года по итогам их трудоустройства в 2016-м. Как следует из результатов, несмотря на то что средний процент трудоустройства, как и в прошлогоднем мониторинге, сохранился на уровне 75%, есть несколько специальностей, у которых этот показатель неизменно оказывается выше.

Так, по данным Минобрнауки, перечень наиболее востребованных специальностей практически не изменился за последние несколько лет, лучшие результаты показывают выпускники, окончившие инженерные и медицинские направления подготовки (доля трудоустройства — выше 80%). Среди ведущих специальностей и направлений по данному показателю — сестринское дело, фармацевтика, ядерная энергетика и технологии, электро- и теплоэнергетика, химические технологии.

Светлана Брюховецкая говорит, что спектр интересов и перечень специальностей, которые выбирают нынешние выпускники школ, заметно расширились в последние годы. Очень популярны факультеты, связанные с экономической и информационной безопасностью и сферой IT, а также все коммуникационные факультеты — иностранные языки, журналистика, PR и маркетинг. Официальной статистики по количеству платных и бюджетных мест в вузах в этом году еще нет. Однако ректоры ведущих университетов не без гордости констатируют, что число студентов, получающих образование на коммерческой основе, выросло у них до 50%. Это, пожалуй, стоит признать одним из самых заметных результатов реформы системы образования.

Интересно и то, как по-разному оценивают результаты внедрения ЕГЭ на рынке труда и в самих вузах. Например, Светлана Брюховецкая считает, что расширение списка специальностей, которые выбирают сегодняшние выпускники, это положительный результат введения ЕГЭ. Но хедхантеры видят ситуацию иначе. По их оценкам, после введения ЕГЭ, поскольку стало не нужно сдавать вступительные экзамены, многие абитуриенты начали отправлять документы в десятки вузов одновременно и ждать, какой из них откликнется.

«Люди даже не точечно учиться идут! Если раньше учились и подрабатывали, то теперь работают и подучиваются. К сожалению, это очень заметная тенденция»,— отмечает Мария Игнатова.

Абитуриенты, выбирающие профессию, редко представляют свою будущую работу.

Дело, конечно, не только в ЕГЭ — рынок образования просто не успевает подстроиться под рынок труда, где очень быстро появляются новые востребованные специальности. Именно поэтому хедхантеры отмечают, что студенты последних курсов очень часто переквалифицируются в SMM-маркетологов.

"Коммерсантъ" от 02.09.2017.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: