Проповедь – это благодатное Божье творение и центральная часть Его открытой воли для церкви.

В категориях: Наставь и научи,Слово Божье к человеку

проповед

Мы проповедуем, чтобы возвещать Евангелие.

Альберт Молер.

Проповедуй Слово! Это простое повеление показывает, что проповедь — вопрос послушания. С этого и должно начинаться любое богословие проповеди.

Проповедь появилась не в результате того, что церковь испробовала разные методы коммуникации. Проповедь используют в церкви не потому, что ее считают хорошей идеей или эффективным методом. Проповедь занимает свое место в христианском поклонении не благодаря тому, что она оказалась полезной по сравнению с другими средствами коммуникации или аспектами поклонения. Но мы проповедуем, потому что нам дано повеление проповедовать.

Проповедь — это поручение, предписание. Павел четко выразил задачу каждого служителя Евангелия: «Проповедуй Слово… вовремя и не вовремя» (2 Тим. 4:2). Богословие проповеди начинается со смиренного признания, что проповедь — не человеческое изобретение, а благодатное Божье творение и центральная часть Его открытой воли для церкви. Более того, проповедь имеет сугубо христианское происхождение и практику. В других религиях бывает наставление, или даже публичное выступление и призывы к молитве. Однако проповедь — единственная в своем роде, это функция церкви, установленная Иисусом Христом.

Джон А. Бродес писал: «Проповедь характерна для христианства. Ни в какой другой религии регулярные и частые собрания людей с той целью, чтобы слушать религиозное наставление и увещание, не стали неотъемлемой частью поклонения». Важность проповеди вытекает из Писания и прослеживается в дальнейшей истории церкви. Церковь не могла хранить свою веру, если теряла верность проповеди. Говоря словами П. Т. Форсайта: «Расцвет или упадок христианства напрямую связан с проповедью, потому что проповедь — это возвещение Евангелия».

Церковь не может не проповедовать, иначе она перестанет быть собой и отречется от своего предназначения. Проповедь — это сообщение, но не просто сообщение. Это человеческая речь, но и намного больше, чем речь. Как отметил Иэн Питт-Уотсон, проповедь — это даже не «такое речевое сообщение, в котором есть что-нибудь о Боге». Ее основание, ее цель и ее слава — все это восходит к суверенной Божьей воле.

В проповеди сочетается разъяснение текста, свидетельство, увещание и учение. Тем не менее, проповедь невозможно свести к чему-то одному из перечисленного, ни даже к общей сумме ее составных частей.

Основная форма греческого слово «проповедовать» (kerusso) показывает, что в его корне лежит kerygma — само Евангелие. Проповедь непременно будет богословским действием, ведь проповедник осмеливается говорить о Боге и, по сути дела, за Бога. Богословие проповеди должно принимать тринитарную форму, отражая саму природу Бога, открывающего Себя. Таким образом, проповедь свидетельствует о Боге, Который говорит, о Сыне, Который спасает, и о Духе, Который просвещает.

Бог, Который говорит

Настоящая проповедь начинается со следующего признания: мы проповедуем, потому что Бог говорил. Это фундаментальное убеждение и есть точка опоры христианской веры и христианской проповеди. Бог, Творец вселенной, всеведущий, всемогущий и вездесущий Господь по Своей суверенной воле решил открыть нам Себя. Наивысший и совершенный в Своей святости, ни в чем не нуждающийся и недоступный нашему взору, Бог снизошел до того, чтобы говорить к нам и даже открыть нам Себя.

Как указывает Карл Ф. Х. Генри, откровение — это «предпринятое Богом действие, Его добровольное сообщение, лишь благодаря которому доступное только Богу становится намеренной демонстрацией Его реальности». По Своей святой милости Бог оставил Свою всеобъемлющую таинственность, чтобы мы могли познавать Его. Божье откровение — это радикальное основание, на котором мы осмеливаемся говорить о Боге — Он говорил!

Поэтому наши речи о Боге и должны от начала до конца быть о том, что Бог сказал о Себе. Задача проповеди — не делать предположения о Божьей природе, воле или путях, а свидетельствовать о том, что Бог говорит о Самом Себе. Проповедь должна состоять не из умозрительных рассуждений, а из разъяснения текста.

Проповедник дерзает возвещать Слово истины тому поколению, которое отрицает саму идею объективной, всеобщей истины. Эта смелость основана не на самонадеянных претензиях проповедника, что он якобы обрел мудрость мира или проник в тайны вселенной. Напротив, проповедник дерзает возвещать истину на основании суверенного Божьего откровения о Себе. Бог говорил, и Он повелел нам говорить о Нем.

Библия свидетельствует о себе, что это записанное Божье Слово. Это вытекает из того факта, что Бог говорил. Только в Ветхом Завете фразы «сказал Господь», «говорит Господь» и «было Слово Господне» встречаются по меньшей мере 3808 раз. Это ставит проповедника лицом к лицу с Писанием как божественным откровением. Авторитет Писания — это не что иное, как авторитет Самого Бога. Как гласит принцип Реформации, «где говорит Писание, говорит Бог». Авторитет проповедника, по сути, вытекает из авторитета Библии, которая представляет собой Книгу церкви и безукоризненное Слово Божье. Его полная истинность свидетельствует о святости Самого Бога. Мы говорим, потому что Бог говорил, и потому что Он дал нам Свое Слово.

Как сказано в самом Писании, Бог призвал церковь говорить о Нем на основании Его слова и Его дел. Любая христианская проповедь должна быть библейской. Это аксиома. Те, кто проповедует на основании иного авторитета или иного текста, могут говорить убедительно и привлекательно, но они проповедуют «иное евангелие», причем их слова будут их выдавать. Христианская проповедь — задача не из легких. Те, кто призван проповедовать, несут серьезную ответственность. Мартин Лютер признался однажды: «Если бы я мог уйти с кафедры с доброй совестью, я бы скорее согласился быть растянутым на дыбе или ворочать камни, чем сказать одну проповедь». Говорить на основании того, что сказал Бог, и трудно, и почетно.

Богословие проповеди начинается с признания того, что Бог, Который говорит, имеет все права на нас. Он тот, Кто одним словом вызвал к бытию мир, сотворил нас из праха. Бог решил, что оживший прах — как и все творение — будет свидетельствовать о Его славе.

В проповеди ограниченные, хрупкие и склонные к ошибкам люди смело свидетельствуют о бесконечном, всемогущем и совершенном Боге. От этого занятия попахивало бы неприкрытым высокомерием и жульничеством, если бы только не Сам Бог поручил нам так делать. В свете этого проповедь свидетельствует не о высокомерии, а о смирении. Истинная проповедь — не демонстрация таланта или ума проповедника, а явление Божьей мудрости и силы.

Это возможно только тогда, когда проповедник находится в подчинении тексту Писания. Вопрос авторитета неизбежен. Действенным авторитетным будет либо текст, либо проповедник. Богословие проповеди служит напоминанием для проповедников об опасности подменять авторитет Писания собственным авторитетом. Нам сказано не просто проповедовать, а проповедовать Слово.

Если признавать Бога, Который говорит, своим Господом, то проповедь будет актом радостного подчинения. И тогда проповедь становится событием, в котором Слово Божье снова устремляется к людям. Само это событие представляет собой божественную инициативу, потому что не проповедник, а Сам Бог контролирует Свое Слово.

Жан Кальвин понимал эту истину, когда утверждал, что «Слово исходит их уст Божьих таким образом, что оно также исходит из уст людей; потому что Бог не говорит напрямую с небес, но использует людей как Свое орудие». Кальвин считал, что проповедь и есть процесс, в котором Бог использует людей для передачи того, что сказал Он Сам. Он достигает этого через проповедь Писания вместе с просвещением и свидетельством Духа Святого. Кальвин полагает, что Бог использует проповедников, «а не говорит громовым голосом, чтобы мы не разбежались». И далее, «это необычайная честь, что Бог соблаговолил освятить для Себя уста и языки людей, чтобы в них мог звучать Его голос».

Итак, проповедь вытекает из истины, что Бог говорит словом и делом, и что Он избрал людей как сосуды для свидетельства о Нем и Его Евангелии. Мы говорим, потому что не можем молчать. Мы говорим, потому что Бог говорил.

albertmohler.com

Мир в Боге.ру

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: