Террористы с телефоном в руках.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

телеф

В США суд приговорил 15-летнего телефонного террориста к 25 годам тюрьмы.

Адвокат Анатолий Кучерена.

На многие города России обрушилась волна телефонных сообщений о якобы заложенных бомбах или готовящихся террористических актах. Ни одно из них, к счастью, не подтвердилось, однако тысячи людей были эвакуированы. Материальный ущерб от этих преступных акций составил сотни миллионов рублей, но кто оценит потери, обусловленные стрессом и хроническим ощущением подстерегающей опасности, которое поселилось в душах огромного числа людей?

Эти события вызвали к жизни термин «телефонный терроризм». Определение, на мой взгляд, вполне правомерное. Целью антисистемных террористов, начиная с пресловутых «народовольцев», убивших 1 марта 1881 года императора Александра II, всегда было деморализовать не только правящие элиты, но и широкие слои общества и подготовить таким образом «великие потрясения». К счастью, Андрею Желябову, Софье Перовский и их соучастникам этого сделать в полной мере не удалось. Однако их идейные последователи — социалисты-революционеры, развернувшие в начале XX века широкомасштабную террористическую деятельность, в значительной степени способствовали наступлению кровавой смуты 1905–1907 годов, получившей название первой русской революции.

Независимо от целей телефонных террористов в каждом конкретном случае, все они вносят свой посильный вклад в нагнетание общественной напряженности в нынешней и без того непростой экономической и внешнеполитической обстановке. И хотя я как адвокат в принципе не считаю ужесточение наказаний оптимальным путем борьбы с преступностью, предложения депутатов Государственной думы об усилении уголовной ответственности за ложные звонки о якобы готовящихся террористических актах представляются заслуживающими внимания.

Директор ФСБ Александр Бортников уже заявил, что его ведомству удалось выйти на след «телефонных террористов». Разумеется, до тех пор, пока эти люди не предстали перед судом, преждевременно делать вывод об их мотивации. Однако, как показывает опыт, она может быть весьма многообразной.

Прежде всего, это может быть частью кампании по подготовке реальных террористических актов. Когда людей раз за разом пугают готовящимися взрывами, но ничего не происходит, чувство опасности постепенно притупляется. Но возможны и совсем другие мотивы.

Разворачивающаяся сегодня четвертая технологическая революция резко усиливает социальное расслоение. Причем, это расслоение происходит уже не только по имущественному признаку. Скромно живущий человек еще как-то в состоянии пережить наличие сверхбогатых людей. В конце концов, он может отказывать себе весь год во всем, а затем отправиться в отпуск на неделю на какой-нибудь роскошный курорт и там хотя бы ненадолго почувствовать себя состоятельным. Но когда человек, чья компьютерная грамотность ограничивается в лучшем случае умением отправить электронное письмо, узнает о технологических гениях, проектирующих квантовые компьютеры и приближающихся к созданию искусственного разума, он ощущает свою вопиющую никчемность, полнейшую потерянность на этом празднике жизни. И отсюда — жгучее желание хоть как-то отомстить этому «дивному новому миру» и заодно доказать самому себе свою значимость.

Иногда мотивация и вовсе прагматическая — помещать чьему-то успешному бизнесу или отомстить в чем-то более удачливым соперникам. Так, недавно в американском штате Луизиана состоялся суд над 15-летним подростком. Он сообщал о ложных угрозах в домах своих соперников по онлайн-игре: о готовящихся убийствах, минировании или захвате заложников. В результате спецназовцы несколько раз врывались в жилища геймеров: один человек был ранен. Суд приговорил телефонного террориста к 25 годам тюрьмы — в США с такого рода субъектами не церемонятся.

Не могу не сказать и еще об одном печальном явлении. В последнее время среди определенной части нашего так называемого креативного класса распространились настроения безнадежности и обреченности: мол, страна скатывается в пропасть; социальные и политические катаклизмы неизбежны. Поистине, разруха существует главным образом в головах этих людей, поскольку объективные данные свидетельствуют о том, что российская экономика постепенно преодолевает кризис, да и в обществе нет ничего такого, что обусловило бы неизбежность всеобщей погибели. Однако находятся странные субъекты, которые исповедуют принцип «чем хуже — тем лучше» и готовы в душе аплодировать каждому, кто, по их мнению, так или иначе «подводит систему к краху».

Наше общество сегодня довольно разобщено. Большинство российских граждан вряд ли смогут ответить на вопрос, какие общие цели и задачи объединяют их с соотечественниками. Лично мне известны москвичи, которые предпочитают отдыхать только в тех зарубежных отелях, где останавливается как можно меньше русских туристов. В своей стране они ощущают себя иностранцами, где им всё чуждо, непонятно и неприятно. Такая общественная атмосфера в высшей степени благоприятна для различных деструктивных элементов.

Телефонный терроризм неизбежно будет порождать предложения о необходимости тотального контроля не только за телефонными разговорами граждан, но и за всеми прочими проявлениями их жизнедеятельности. Очень важно, однако, не пойти по пути АНБ, ЦРУ и других американских спецслужб, чьи противозаконные методы слежки за собственными и зарубежными гражданами стали известны благодаря разоблачениям Эдварда Сноудена. Этот путь не способен обеспечить безопасность, но зато вполне может лишить нас свободы.

Автор — заслуженный юрист Российской Федерации, адвокат, профессор, доктор юридических наук.

"Известия", 11 октября 2017.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: