Трудные вопросы о некоторых дарах Духа Святого.

В категориях: Бог творения, творчества и красоты,Личность, обращенная к Богу

дар

Миллард Эриксон

Некоторые из наиболее ярких, эффектных даров привлекают в последние годы особое внимание и вызывают серьезные споры. Дары эти иногда называют замечательными дарами, чудесными дарами, особыми дарами, дарами-знамениями или харизматическими дарами - последнее выражение представляет собой, в сущности, тавтологию, поскольку основное значение слова  "дары". Чаще всего из этих особых даров упоминаются исцеление верой, изгнание бесов и, в особенности, глоссолалия или говорение на языках. Вопрос, вызывающий наибольшие споры, заключается в том, наделяет ли по-прежнему Святой Дух этими дарами членов церкви в наше время, а если наделяет, то являются ли эти дары нормативными (то есть может ли я должен ли каждый христианин получать и проявлять их). Поскольку глоссолалия - самый заметный из этих даров, мы займемся именно ею. Выводы по этому вопросу послужат нам для оценки я других, даров.

Для правильного понимания этого спорного вопроса нам необходимо рассмотреть позиции, занимаемые в нем обеими сторонами. На протяжении всего XX века глоссолалия отстаивалась пятидесятническими группами, а в более близкое время - неопятидесятниками или, как их теперь чаще называют, харизматами. Их позиция, в значительной степени опирающаяся на повествовательные места книги Деяний, довольно проста. По большей части их аргументация начинается с указания на то, что в эпизодах Деяний, посвященных описанию обращения и духовного возрождения, обращенный обычно исполняется Святым Духом или проходит особое крещение Святым Духом, что, как правило, выражается в говорения не незнакомом языке, При этом нет никаких указаний на то, что Святой Дух перестанет с какого-то времени наделять церковь этим даром. Действительно, есть свидетельства, удостоверяющие, что дар этот продолжал проявляться на протяжении всей истории церкви вплоть до настоящего времени. И хотя проявления этого дара часто наблюдались лишь в небольших, относительно изолированных группах, они придавали этим группам особую духовную жизненную силу.

В поддержку глоссолалии часто выдвигаются также аргументы, основанные на личном опыте. Люди, сами получившие этот дар или наблюдавшие его проявления у других, субъективно уверены в реальности такого переживания. Они подчеркивают ту пользу, которую он вносит в духовную жизнь христианина, особенно его ценность в качестве инструмента стимулирования молитвенной жизни.

Кроме того, сторонники глоссолалии указывают, что она нигде в Писании не запрещается. Обращаясь к коринфянам, Павел не осуждает правильное использование этого дара, он порицает лишь его извращения. И действительно, Павел писал: "Благодарю Бога моего: я более всех вас говорю языками" (1 Кор. 14:18). Он призывал также своих читателей "ревновать о дарах больших" (1 Кор. 12:31) и "ревновать о дарах духовных" (1 Кор. 14:1). Отождествляя "дары большие" и "духовные дары" с даром говорения на языках, сторонники глоссолалии делают вывод, что дар этот возможен и желателен для христианина.

Другую сторону в споре представляют те, кто отвергает идею, что Святой Дух по- прежнему наделяет членов церкви харизматическими дарами. Они доказывают, что, как свидетельствует история, проявления чудесных даров прекратились; на протяжении большей части истории церкви они были практически неизвестны. В тех случаях, когда такие дары проявлялись, это обычно имело место в изолированных группах, характеризовавшихся неортодоксальными взглядами в отношения ряда других важных учений. Некоторые из отвергающих возможность глоссолалии в -наше время используют в качестве доказательства 1 Кор. 13:8: "И языки умолкнут".

Они обращают внимание на различие между глаголом, использованным в этом стихе со словом языки, и глаголом, использованным со словами пророчества и знание. Здесь мы видим не только разные глаголы, но и разные залоги: средний залог в первом случае и страдательный - во втором. Исходя из этого доказывается, что языки, в отличие от пророчеств и знания, не должны даваться до последних времен, что они уже умолкли. Поэтому они и не включены в последующее упоминание о несовершенных дарах, которые прекратятся, когда настанет совершенное (1 Кор. 13:9-10).

Некоторые богословы доказывают прекращение чудесных даров, основываясь на Евр. 2:3-4: "...спасении, которое быв сначала проповедано Господом, в нас утвердилось слышавшими от Него, при засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, с различными силами, и раздаянием Духа Святого по Его воле". Суть этого аргумента заключается в том, что целью и назначением чудесных даров было утверждение откровения и воплощения и тем самым установление их подлинности. Когда цель эта была достигнута, чудеса перестали быть необходимыми и просто исчезли.

Вторая группа аргументов, направленных против глоссолалии, связана с существованием аналогичных ей явлений, которые очевидным образом не могут быть истолкованы как особые дары Святого Духа. Отмечается, например, что со сходными явлениями мы сталкиваемся и в других религиях. Хорошим примером здесь может служить практика некоторых колдунов и знахарей. К тому же, даже и в библейские времена феномен этот не был присущ только христианству. От оракула в Дельфах, неподалеку от Коринфа, исходили экстатические высказывания, не отличавшиеся сильно от проявлений глоссолалии в коринфской церкви. Психологи тоже устанавливают аналогию между проявлениями глоссолалии и некоторыми случаями повышенной внушаемости, вызываемой "промыванием мозгов" или электрошоковой терапией1304.

Особенный интерес вызывают исследования глоссолалии, проводившиеся в последние годы лингвистами. Следует отметить: не все сторонники глоссолалии утверждают, что в современных ее проявлениях мы имеем дело с реально существующими человеческими языками. Разумеется, некоторые считают, что языки, на которых говорили в Коринфе, были, как и в день Пятидесятницы, реальными языками, и всякий, знакомый с конкретным языком, на котором говорят в том или ином случае глоссолалии, смог бы понять такую речь без помощи переводчика (это относится и к современным случаям глоссолалии). Но есть и такое мнение, что, в отличие от ситуации в день Пятидесятницы, языки, на которых говорили в Коринфе и говорят в наше время, представляют собой, по-видимому, беспорядочное сочетание произносимых звуков, а следовательно, у этих языков отсутствуют характерные особенности каких-либо известных человеческих языков.

Позиции тех, кто придерживается второй точки зрения, не могут быть опровергнуты результатами лингвистических исследований. Сторонники же той точки зрения, что и в современных случаях глоссолалии мы имеем дело с существующими человеческими языками, должны ответить на возражения ученых, которые доказывают, что во многих таких случаях попросту отсутствует достаточное число характерных особенностей языка и потому произносимые звуки нельзя классифицировать как язык.

Есть ли какая-нибудь возможность разумно и взвешенно рассмотреть и учесть соображения, выдвигаемые обеими сторонами в этом споре? Поскольку понимание этого вопроса отражается на самом образе и характере христианской жизни, от него нельзя просто отмахнуться. Хотя в этой области и невозможны серьезные выводы догматического характера, можно все же высказать ряд существенных замечаний.

Начнем с вопроса о крещении Святым Духом. Прежде всего отметим, что в книге Деяний говорится об особой работе Духа вслед за вторым рождением. Однако создается впечатление, что в Деяниях описывается переходный период. После этого времени обычный, нормальный порядок заключается в том, что обращение/возрождение и крещение Святым Духом совпадают. В 1 Кор. 12:13 Павел пишет: "Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом". Из 1 Кор. 12:12 ясно, что "одно тело" - это Христос. Таким образом, в 1 Кор. 12:13 Павел, по всей видимости, говорит, что мы становимся членами тела Христова через крещение в него Духом. Крещение Духом если и не равнозначно обращению и второму рождению, то, по крайней мере, одновременно с ними.

Но как быть с теми случаями в Деяниях, где описывается явное разделение во времени между обращением/возрождением и крещением Духом? В соответствии со сделанным в предыдущем абзаце замечанием о переходном характере периода, описанного в Деяниях, мое истолкование этих случаев таково, что они действительно касаются людей, переживших духовное возрождение до принятия в себя Святого Духа. Это были последние из верующих эпохи Ветхого Завета. Они пережили духовное возрождение, поскольку верили в Писания Ветхого Завета и имели страх Божий. Они, однако, не приняли Духа, потому что обещание о Его пришествии не могло исполниться до вознесения Иисуса. (Вспомните, что даже ученики Иисуса, которые, несомненно, уже пережил духовное возрождение, находясь в сфере влияния Нового Завета, тем не менее не исполнились Духом до Пятидесятницы). Но когда те, кто уже пережили духовное возрождение в рамках учения Ветхого Завета, в день Пятидесятницы приняли Христа, они исполнились Духом.

Как только это произошло, уже больше не оставалось переживших духовное возрождение ветхозаветных верующих. После событий Пятидесятницы мы уже не встречаем бесспорных случаев, когда иудеи переживали бы нечто подобное после обращения. То, что произошло с иудеями как с группой (Деян. 2), произошло и с самарянами (Деян. 8) и язычниками (Деян. 10), После этого духовное возрождение и крещение Духом происходили одновременно. Случай учеников Аполлоса в Деян. 19 - это, по-видимому, случай не полностью обращенных верующих, ибо они были крещены лишь крещением Иоанна, которое было крещением покаяния, и даже не слышали о существовании Святого Духа. Ни в одном из этих четырех случаев исполнившиеся Духа не стремились к крещению Святым Духом, и нигде нет никаких указаний на то, чтобы хоть один из членов группы был обойден при наделении этим даром. Это истолкование как будто бы хорошо согласуется со словами Павла в 1 Кор. 12:13, описанием событий в Деяниях и с тем фактом, что Писание нигде не повелевает нам креститься Святым Духом или в Святом Духе.

По моему мнению, невозможно с какой-либо степенью достоверности определить, действительно ли современные харизматические явления представляют собой дары Святого Духа. Попросту отсутствуют какие-либо библейские свидетельства, которые указывали бы на время исполнения пророчествам том, что языки умолкнут. Вывод о том, что языки умолкнут в одно время, а пророчества и знание прекратятся в другое время, делаемый на основе различия между глаголами в 1 Кор. 13:8, в лучшем случае сомнителен. Равным образом и исторические доказательства не выглядят достаточно ясными и неоспоримыми.

Ситуация в этом вопросе в какой-то мере сходна с ситуацией в вопросе об апостольской преемственности. Есть много свидетельств и аргументов в пользу обеих точек зрения. Каждая из сторон может ссылаться в поддержку своей позиции на внушительное количество фактического материала, игнорируя данные, представляемые другой стороной. Однако отсутствие неопровержимых исторических доказательств не имеет большого значения. Ведь даже если бы история доказывала, что дар языков прекратился, нет ничего такого, что могло бы помешать Богу его восстановить. С другой стороны, и наличие неоспоримых исторических свидетельств, что этот дар проявлялся в различные периоды существования церкви, тоже никак не могло бы доказать подлинности современных явлений.

Таким образом, нам остается только оценивать каждый конкретный случай по существу дела. Это не означает, что мы должны становиться судьями духовного опыта или духовной жизни других христиан. Но это означает, что мы не можем просто принимать на веру подлинность утверждений любого, кто заявляет об особом опыте восприятия Святого Духа. Научные исследования выявили достаточно много не вызванных работой Духа аналогов подобных явлений, чтобы предостеречь нас от наивной доверчивости в отношении каждого утверждения такого рода. Без сомнения, не всякое исключительное религиозное переживание имеет божественное происхождение, если только не считать Бога терпимым и всеобщим в столь широком смысле, что Он дарует особые проявления Своего Духа даже людям, вовсе не претендующим на исповедание христианской веры, а возможно, по сути враждебным ей.

Разумеется, раньше бесовские силы были способны на имитацию божественных чудес в библейские времена (например, волхвы и чародеи в Египте могли до определенной степени имитировать чудеса), то же самое может происходить и в наше время. И наоборот, невозможно неоспоримым образом обосновать утверждение, будто такие дары не предназначены для нашего времени и не могут проявляться сегодня. Поэтому нельзя априорно и категорически заявлять, что то или иное утверждение о случае глоссолалии является заведомо ложным. Приписывание какого-то конкретного явления бесовским силам может быть просто опасным, учитывая предостережение Иисуса против хулы на Святого Духа.

В конечном счете, вопрос о соответствии библейскому учению утверждений, что Дух и в наше время наделяет верующих Своими особыми дарами, не имеет большого практического значения. Ибо если это даже и так, мы не должны настраивать всю свою жизнь на погоню за этими дарами. Дух Святой дарует их Сам, Он один решает, кто их получит (1 Кор. 12:11). Беля Он решит наделить нас каким-либо особым даром, Он сделает это независимо от того, ожидаем ли мы этого и стремимся ли к этому. Что нам повелевается (Еф. 5:18) - так это исполняться Духом {повелительное наклонение несовершенного вида, предполагающее непрерывно продолжающееся действие). Это не вопрос получения Святого Духа в большей степени; возможно, все мы имеем Его во всей полноте и целостности. Вопрос, скорее, заключается в том, чтобы Дух Святой в большей степени владел нашей жизнью. Каждый из нас должен стремиться предоставить Святому Духу полную власть над своей жизнью. Когда это произойдет, наша жизнь сама покажет, какими именно дарами назначил нам обладать Бог, какой именно плод Духа и какую именно Его силу Ему угодно проявить в нас и через нас. Следует помнить, что, как мы уже отмечали ранее, ни один дар не предназначен для всех христиан и ни один дар нельзя считать более важным, чем другие.

Во многих отношениях гораздо большее значение, нежели получение определенных даров, имеет плод Духа. По оценке Павла, эти добродетели - подлинное свидетельство работы Духа в христианине. Любовь, радость и мир в жизни человека - это самые верные признаки живого опыта общения с Духом и Его присутствия. Как подчеркивает Павел, любовь желательнее любых даров, какими бы яркими и эффектными они ни были (1 Кор. 13:l-3).

Но как относиться к конкретным и публичным проявлениям в наши дни того, о чем заявляется как о библейском даре глоссолалии? Прежде всего, не следует заранее делать выводов о том, подлинный это дар или нет. Далее, необходимо действовать, следуя тем правилам, которые давным-давно сформулировал Павел. Так, если кто-то говорит на языках, тогда должен быть истолкователь, чтобы это могло служить назиданию всей группы в целом. Каждый раз должен говорить только один человек, и притом таких людей не более двух-трех в течение всего собрания (1 Кор. 14:27). Если же нет истолкователя - будь им сам говорящий на языках или кто-то другой, - то в церкви говорящему на языках следует молчать, ограничив использование языков личным молитвенным временем, молитвой наедине с Богом (1 Кор. 14:28). Нельзя запрещать говорить на языках (1 Кор.14:39); с другой стороны, нам нигде не предписывается искать этого дара.

Наконец, следует отметить, что в Писании главная роль отводится Тому, Кто наделяет дарами, а не тому, кто их получает. Бог часто творит чудесные дела, не привлекая к этому человеческих посредников. В Иак. 5:14-15 читаем, например, что пресвитерам церкви следует молиться за больных. При этом говорится, что болящих исцелит именно молитва веры, а не человек-чудотворец. Каков бы ни был дар, наивысшую важность имеет именно назидание церкви и прославление Бога.

Миллард Эриксон,

Христианское богословие. Издательство: «Библия для всех», 2009, стр.1088. С-Петербург.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: