Неизвестный для России император Александр III.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

царь

Царь-миротворец.

Историк Владимир Рудаков.

За сравнительно короткий период правления Александр III стал символом порядка и стабильности, экономической и военной мощи России. Открытие в Ливадии памятника императору — хороший повод задуматься о роли личности в непростой российской истории. В год столетия революции это особенно актуально.

Император Александр Александрович правил Россией всего 13 с половиной лет — с марта 1881 по ноябрь 1894-го, вдвое меньше и своего предшественника, и своего преемника. Он оказался на троне почти случайно. И если бы не скоротечная болезнь и быстрая смерть его старшего брата — великого князя Николая Александровича, Александру II наследовал бы император под именем Николай II. Но цесаревич Николай Александрович скончался в Ницце в возрасте 22 лет, и с 1865-го наследником стал великий князь Александр Александрович. В 1881-м его отца убили народовольцы — так он и стал императором.

Это был действительно русский богатырь на троне. Сильный, решительный, по-настоящему национальный лидер. Пожалуй, никогда — ни до, ни после него — царская Россия не была столь быстро развивающейся страной. При этом никогда — ни до, ни после — она не жила в более мирное и стабильное время. Неслучайно император вошел в историю как Миротворец. Единственным боевым столкновением с участием русских солдат за весь период его царствования стал бой с афганцами на приграничной реке Кушка в марте 1885 года: в том бою потери русских составили девять человек убитыми и 45 ранеными и контужеными. И это — всего за 13 с половиной лет!

Его вклад во внутреннее развитие страны трудно переоценить. При нем Россия превратилась в одну из наиболее экономически развитых мировых держав. По темпам роста страна приблизилась к тогдашним экономическим лидерам — США и Германии. Был построен Великий сибирский путь — как тогда называли Транссиб, — наконец-то связавший воедино бескрайнюю страну. Появилось невиданное доселе новшество — рабочее законодательство, в рамках которого постепенно начали выстраиваться относительно цивилизованные отношения между растущей армией наемных рабочих и работодателями-капиталистами.

Огромен вклад императора и в развитие русской культуры. Благодаря его поддержке и деятельному участию были созданы крупнейшие национальные музеи — Русский в Петербурге, Исторический и изящных искусств (ныне ГМИИ имени Пушкина) в Москве: кстати, до революции все три музея носили его имя. Он стал инициатором создания Императорского православного палестинского общества и Русского археологического общества в Константинополе, всячески поддерживал Петра Ильича Чайковского.

Казалось бы, такой правитель навсегда должен был обеспечить себе благодарную память потомков. Однако это произошло не сразу. Причина в том, что долгие годы история царствования Александра писалась его политическими оппонентами — сначала либеральными историками, а затем «историками-марксистами». Либералы обвиняли его в излишнем консерватизме, революционеры — в «реакционности» и «охранительстве».

С революционерами всё ясно. Захватив на долгие годы монополию на трактовку прошлого, они пытались изобразить предпоследнего русского царя как зловещую, кровавую фигуру, наделенную весьма отталкивающими чертами. В этом не было ничего удивительного. Многие из революционеров имели к Александру личный счет — взять хотя бы Ленина, старший брат которого в 1887 году был казнен за подготовку покушения на императора.

Либералы же и западники, как правило, ругали царя за свертывание Великих реформ, за его чрезмерную, на их взгляд, «русскость», недоверие к Западу и стремление делать ставку исключительно на собственные силы. Конечно, император не был реформатором. Однако его критики как будто забывают, в каких условиях он пришел к власти и какие вызовы стояли тогда перед страной. Ведь Александр III был первым в истории России самодержцем, вступившим на трон в результате гибели предшественника от рук террористов. Новый император просто вынужден был «подмораживать» Россию. Однако ни о каких «контрреформах», как об этом часто пишут, речь не шла. При нем лишь корректировались наиболее смелые из решений предшественника. А сами Великие реформы — судебная, военная, земская, земельная (иначе говоря, отмена крепостного права) — при Александре III продолжали воплощаться в жизнь.

Кто знает, проживи император не 49 лет, а больше — возможно, история России могла бы пойти и иным путем. Вспомним: вдова Александра — императрица Мария Федоровна, которая была всего на два года младше супруга, — скончалась в Дании в 1928 году на 81-м году жизни, пережив в эмиграции не только революцию, но и многих своих детей и внуков. Конечно, прошлое не знает сослагательного наклонения. Однако так и хочется представить, что бы было, если бы Александр дожил хотя бы до семидесяти с небольшим и передал власть наследнику, например, в том же 1917 году…

Автор — главный редактор журнала «Историк».

"Известия", 18 ноября 2017.

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: