Сенат США в ступоре: признать сокрушительную мощь российской разведки или обижаться на то, что они давно делают в отношении других стран.

В категориях: Аналитика и комментарии,Политика, экономика, технология

сенат

Шесть вопросов о выступлении в сенате представителей соцсетей.

Ирина Ли, Анна Балашова, Георгий Макаренко, Полина Русяева.

Сенаторы США обсудили с технологическими гигантами вмешательство России в выборы 2016 года. Эффективность кампании осталась под вопросом, но власти США опасаются, что такие методы будут копироваться, в том числе террористами

31 октября и 1 ноября американский сенат заслушал представителей Facebook, Twitter и Google в рамках парламентского расследования «российского вмешательства» в президентские выборы 2016 года. Вице-президент и главный юрисконсульт Facebook Колин Стретч, главный юридический консультант Twitter Шон Эджет, директор по информационной безопасности и делам, связанным с правоприменением, Google Ричард Сальгадо, а также старший вице-президент и главный юрисконсульт этой компании Кен Уолкер представили сенаторам свои оценки «российского влияния» на американцев в преддверии выборов 2016 года и ответили на ряд вопросов.

С чего все началось?

Расследование в связи с возможным вмешательством России в выборы в США началось весной 2017 года. Оно сконцентрировано в основном вокруг изучения контактов команды Дональда Трампа с консультантами, которые могли действовать в политических интересах России. Внимание властей США, в частности, привлекла встреча сына Трампа, Дональда Трампа-младшего, и Джареда Кушнера (зятя Трампа) с адвокатом из России Натальей Весельницкой, состоявшаяся 9 июня 2016 года. На ней Весельницкая должна была передать соратникам будущего президента США материалы, компрометирующие его соперницу на президентских выборах Хиллари Клинтон. 30 октября этого года стало известно, что экс-главе предвыборного штаба Трампа Полу Манафорту и его бизнес-партнеру Рику Гейтсу были предъявлены обвинения, оба помещены под домашний арест.

При чем тут Facebook, Twitter и Google?

7 сентября 2017 года The New York Times опубликовала расследование, согласно которому «беспрецедентное наступление на американскую демократию» началось в июне 2016 года, когда портал DCLeaks, якобы созданный российской военной разведкой, начал публиковать первые утечки документов выдвинувшей Клинтон Демократической партии. Новости об этом тут же стали распространять пользователи Facebook и Twitter, которых в реальности не существовало, — как выяснила NYT, это подставные лица с выдуманной биографией.

За день до этого Facebook опубликовал данные о том, что «российские интернет-тролли» за два года купили политическую рекламу на $100 тыс., и интернет-гигант передал данные по 3 тыс. рекламных постов в юридический комитет сената и комитет по разведке. Впоследствии оба комитета потребовали представителей Facebook, Twitter и Google (как владельца YouTube) явиться на открытые слушания, чтобы прояснить участие крупнейших социальных платформ в распространении «дезинформации».

Какие посты вызывали подозрения?

Как рассказывали представители Facebook и Twitter, они обнаружили, что в Сети были зарегистрированы поддельные аккаунты. На их страницах публиковались посты, которые были направлены на манипулирование общественным мнением. В постах давались ссылки на сообщения из других подобных аккаунтов, для их продвижения использовалась реклама в социальных сетях. Как отметил представитель Twitter, часть подобных аккаунтов велась автоматически: они могли обновляться сотни раз в час, что не свойственно для аккаунта, который ведет человек.

В постах использовались острые темы: проблемы ЛГБТ-сообществ, мусульман и темнокожих. Один из немногих показанных на заседании примеров — баннер с фотографией солдата и подписью: «Хиллари Клинтон имеет рейтинг недоверия 69% среди всех ветеранов». Другая картинка — анонс митинга «Шахтеры за Трампа» в Пенсильвании, который в действительности не был запланирован и не состоялся.

Конечной их целью было сделать из Соединенных Штатов Америки «Разъединенные Штаты Америки», как выразился Клинт Уоттс, сотрудник Института исследования внешней политики Ближнего Востока и старший сотрудник центра по кибер- и внутренней безопасности университета Вашингтона. Часть постов была направлена на мобилизацию американцев на протест, часть — дискредитировала сначала образ Хиллари Клинтон, а после выборов — легитимность избрания Дональда Трампа. Несколько сенаторов указали на рекламу в Twitter, призывающую сторонников Клинтон сэкономить время, не приходить на участки для голосования и выполнить свой гражданский долг прямо в соцсети, отправив соответствующий хештег. Это могло вводить в заблуждение пользователя и привести к тому, что кандидат от демократов могла лишиться части сторонников. Однако представитель Twitter не смог оценить, какое количество пользователей не пришли на участки для голосования из-за этой рекламы.

Что указывает на «российское вмешательство»?

Накануне слушаний Facebook рассказал, что с июня 2015 по август 2017 года в соцсети было опубликовано 80 тыс. постов в 120 сообществах, связанных с Россией. Эти посты просмотрели 126 млн американцев. На слушаниях компания скорректировала данные — с учетом принадлежащего ей сервиса Instagram дезинформация могла затронуть 146 млн пользователей. По данным Facebook, 3 тыс. единиц провокационной рекламы в Сети в период с июня 2015 по май 2017 года было закуплено Internet research agency (Агентство интернет-исследований) из Санкт-Петербурга. По словам представителя Google, они обнаружили 1,1 тыс. политических роликов с числом общих просмотров более чем 300 тыс. (за какой период, компания не уточняла). В начале октября эксперты Google выяснили, что «связанные с Кремлем лица» закупили в прошлом году рекламы на $4,7 тыс. Еще около $53 тыс. рекламных поступлений из России названы «подозрительными». Twitter обнаружил еще 2,7 тыс. подставных аккаунтов, управляемых людьми, имеющими прямое отношение к российскому Агентству интернет-исследований.

Как выяснил журнал РБК, ООО «Агентство интернет-исследований» являлось одним из юридических лиц так называемой фабрики троллей. За два года ее расходы в США могли составить $2,3 млн. Эта структура занималась созданием и продвижением в социальных сетях сообществ, посвященных расовым вопросам, ущемлению прав меньшинств и политическим проблемам в США. Предположительно, «фабрика» была создана и спонсировалась петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным. В ответ на запрос РБК представитель Пригожина заявил, что «компания «Конкорд» и иные структуры, принадлежащие предпринимателю, никак не связаны с деятельностью, направленной на вмешательство в американские выборы».

«Оценивать деятельность так называемой фабрики троллей мы не можем, поскольку никак не связаны с данной структурой. Нам неизвестны причины возможного введения новых санкций со стороны США. Мы также не понимаем, какое отношение к расследованиям в официальных инстанциях Соединенных Штатов имеют фирмы, принадлежащие Е.В.Пригожину», — сообщил РБК представитель бизнесмена.

Какие последствия будут у дела?

Клинт Вотс отметил, что стратегию, использованную Россией на выборах 2016 года, уже начали повторять «худшие режимы мира». Сразу несколько сенаторов высказывали опасения, что подобные методы могут взять на вооружение террористы. По мнению Уоттса​, во всех социальных сетях необходимо внедрить подтверждение личности. Кроме того, должна быть пересмотрена система работы с рекламодателями. Ранее группа сенаторов предложила законопроект о честной рекламе (Honest Ads Act), регулирующий политическую онлайн-рекламу. Он обяжет компании, такие как Facebook и Google, раскрывать информацию о том, кто закупает политическую рекламу на сумму свыше $500. Представители технологических фирм сказали, что работают над улучшением правил своих сервисов и повышением их прозрачности. Однако пока им трудно противостоять недружественной активности подобного рода: массовой закупке рекламы, созданию фальшивых страниц и распространению через них новостей. Даже на радикальное предложение сенатора Эла Франкена запретить Facebook получать деньги за рекламу в рублях и северокорейских вонах юрист компании Стретч отметил, что «несложно использовать другую валюту».

Представители компаний пообещали усилить проверку пользователей для борьбы с поддельными аккаунтами. Кампания в социальных сетях подобного размаха является уникальной, но предупредить ее повторение — ни со стороны России, ни со стороны других стран — пока невозможно, заявили сенаторам представители технологических фирм.

Несколько сенаторов также высказывали опасения, что соцсети имеют доступ к слишком большому количеству персональной информации, которую отдельные лица или компании могут использовать во вред. Представители сетей заявили, что не намерены делиться персональной информацией пользователей с рекламодателями. Хотя и оговорились, что последние могут использовать всю открытую пользователями информацию.

​Могла ли кампания в социальных сетях действительно повлиять на исход выборов в США?

По данным Facebook, 11,4 млн человек увидели по крайней мере один рекламный ролик в период между 2015 и 2017 годами, но около 25% рекламных объявлений вообще никто не видел. Для Twitter 1,4 млн подозрительных постов за три месяца являются небольшим числом, учитывая, что ежесуточно на платформе публикуется до 500 млн записей. На YouTube 309 тыс. просмотров указанных роликов общей продолжительностью 43 часа дают почти 15 млн человеко-часов. Однако ежедневно время просмотра роликов на YouTube составляет более 1 млрд часов.

Впрочем, представители всех трех компаний заявили, что не могут до конца оценить размер вмешательства России в выборы, поскольку продолжают внутренние расследования. Не смогли они посчитать и количество голосов, на которые повлияла активность.

Представитель Facebook также подчеркнул, что на кампании в соцсети Хиллари Клинтон и Дональд Трамп потратили вместе $81 млн.

По словам Алексея Никушина, автора Telegram-канала «Интернет-аналитика», показанная в рамках бюджета информация от российского агентства — лишь малая часть контента, который был размещен на Facebook в предвыборное время. «Нельзя сказать, что сумма $2,3 млн в течение двух лет может обеспечить полноценную кампанию по корректировке политических взглядов. Тут может быть ненамеренное передергивание. Если человек один раз увидел «рекламу», то контакт состоялся, но вряд ли подобное взаимодействие может изменить отношение к чему бы то ни было», — считает он.

По мнению политтехнолога Виталия Шклярова, который входил в штаб кандидата в президенты США Берни Сандерса, показ рекламных постов никак не мог повлиять на выбор граждан США. «Винить Facebook с его рекламой на $100 тыс. или двух-трех хакеров — смешно, их заслуга преувеличена», — говорит он.

Источник РБК в «американском департаменте» «фабрики троллей» настаивает, что они не вмешивались в выборы. «Это было поднятие проблем, которые уже существуют внутри США, мы со своей стороны лишь обращали на них внимание, высказывая мнение по ним», — отметил собеседник. Он указал на то, что США устраивали революции через соцсети на Ближнем Востоке​ и теперь получили «достойный ответ», когда их оружие стали использовать против них. «Но опять же: высказывание позиции по ряду вопросов нельзя считать якобы вмешательством в выборы и влиянием на результаты голосования», — указал собеседник РБК.

rbc.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: