МОК отвергает решения судов, факты, традиции – все делается, чтобы наказать Россию.

В категориях: Аналитика и комментарии,Возрастая в личной жизни,Созидая свой внутренний мир,Социология, культурология, история

дор

дорМОК верит только своему внутреннему чувству.

Комиссия Международного олимпийского комитета (МОК) не пригласила на Игры в Пхенчхане 15 российских спортсменов, оправданных на прошлой неделе Спортивным арбитражным судом (CAS) в Лозанне. Среди тех, кого теперь почти наверняка не будет на корейской Олимпиаде, чемпионы Сочи-2014 – скелетонист Александр Третьяков и лыжник Александр Легков.

В пресс-релизе МОК говорится, что комиссия «приняла к сведению» решение CAS, но не знакома с его полным обоснованием и по-прежнему подозревает оправданных спортсменов в применении допинга. Еще на прошлой неделе Комитет и Всемирное антидопинговое агентство (WADA) сокрушались из-за того, что в Лозанне не воспользовались собранной ими доказательной базой. Президент МОК Томас Бах уже высказал мнение, что CAS необходимо реформировать, чтобы суд «мог обеспечить более высокое качество и последовательность в осуществлении своей юрисдикции».

Уже были случаи, когда CAS принимал решения в пользу российских спортсменов. Например, перед Олимпиадой в Рио-де-Жанейро в 2016 году Международная федерация плавания решила не пускать на Игры российскую пловчиху Юлию Ефимову – из-за применения допинга в прошлом. Но CAS указал на то, что человека нельзя дважды наказывать за один и тот же проступок. Ефимова поехала на Олимпиаду. МОК это решение принял, но в 2016 году он не был ответчиком. Решение о допуске или недопуске спортсменов принимали международные федерации, с ними же потом и судились спортсмены. Сейчас, перед Пхенчханом-2018, ситуация изменилась: все решает сам МОК.

Олимпийская хартия не обязывает МОК механически принимать к исполнению решения Лозанны. Там говорится лишь, что CAS – единственный суд, в который можно подавать жалобы, касающиеся Олимпийских игр. Сам Комитет считает себя в большинстве случаев конечной инстанцией. Однако нынешнее решение CAS не просто публично, но и резонансно. Выясняется, что МОК не доверяет независимому институту, юрисдикцию которого сам же признает. Это выглядит так, как будто Комитет решил во что бы то ни стало наказать российское руководство и спортсменов. Либо МОК все-таки интересует правда? Но тогда получается, что никакие институты и фильтры он не принимает во внимание.

МОК не пригласил в Пхенчхан шорт-трекиста Виктора Ана, биатлониста Антона Шипулина и лыжника Сергея Устюгова. Никто из них не был фигурантом допинговых историй: ни в Сочи-2014, ни до этого. Они постоянно участвуют в международных соревнованиях. Их бесконечно проверяют на допинг, причем делает это не Григорий Родченков, не печально знаменитая Московская лаборатория, а структуры WADA. Получается, что и этот институт не устраивает МОК. Получается, что единственный механизм установления истины – довериться внутреннему чувству руководства Комитета.

МОК не обязан приглашать на Олимпиаду тех, кого он не хочет там видеть. Но речь идет не о междусобойчике в маленькой организации по поводу какого-то незначительного форума. Речь идет о спортивном событии глобального масштаба, а следовательно – и о публичной репутации участников спора.

Конькобежцы Денис Юсков и Павел Кулижников не приглашены на Олимпиаду потому, что в прошлом отбывали наказание за допинг. В случае с Юлией Ефимовой, когда пускать спортсменку не хотела федерация, CAS признал это решение незаконным, и МОК согласился. Сейчас сам МОК принимает такое же решение. Спортсмены наказываются вторично.

Россию часто критикуют – и подчас по делу – за манипуляции с правовыми нормами и отсутствие независимых институтов. В лице МОК мы видим не российскую, а международную организацию, которая не захотела следовать общеизвестной логике права и верить процедурам и институтам.

ng.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: