Символические аспекты политики памяти. Запоминание и усвоение.

В категориях: Аналитика и комментарии,Социология, культурология, история

лента

А.И. Миллер, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН.

Политика памяти, проводившаяся на протяжении 1990-2000х годов, была неэффективной по целому ряду причин. В подходе российской власти к проблемам исторической памяти отсутствовала целостная стратегия и последовательность.

Дефицит понимания того, какие задачи следует решать в рамках политики памяти, во многом связан с нерешенностью фундаментальных вопросов о будущем страны и противоречивостью продвигаемой модели идентичности. За эти годы не созданы новые, соответствовавшие изменившимся общественным условиям механизмы проведения эффективной политики памяти, в стране нет инфраструктуры СМИ, с помощью которой она могла бы проводиться. В последние 20 лет политика памяти характеризовалась крайне скудным репертуаром символов, событий, фигур прошлого, используемых для мобилизации национальной солидарности и решения других задач. Государство в ряде случаев потеряло инициативу в политике памяти, что особенно очевидно в истории с новым праздником Дня народного единства, главным событием которого в течение уже ряда лет является националистический «Русский марш».

Сегодня набор символов и символических персонажей в России крайне беден и довольно случаен. Нет годового цикла (календаря) коммемораций. Работают только по юбилеям, круглым датам. Нуждается в существенном дополнении набор мест памяти - на сегодня он отражает рваный и эклектичный характер большого исторического повествования (нарратива).

Символы

Единственный крупный успех после-перестроечного периода - георгиевская ленточка.

Успех ленточки связан с несколькими факторами:

1 опосредованное, неочевидное участие государства;
2 некоммунистический символ, но знакомый по советскому времени;
3 сквозная история, уходящая глубже 1917 года;
4 (неагрессивная) русскость символа, что особенно важно для успеха ленточки на постсоветском пространстве;
5 учет зарубежного опыта символической политики (британские маки на лацканах, ленточки как символ поддержки общественных движений).

На наших глазах происходит подрыв этого успеха. В последние годы идет все более неприкрытое огосударствление символа (строки на ленточку в муниципальных бюджетах с 2008 г., а с 2012 г.  в бюджете МИД).

Совсем обидно противопоставление «умными» депутатами георгиевской ленточки белой ленточке. Так успешный символ с потенциалом превращения в общенациональный приносится в жертву сиюминутным задачам мелкой политической борьбы. Либо георгиевская ленточка - общенациональный символ, и тогда не следует противопоставлять ее символу части политической оппозиции, либо это символ лоялизма в отношении власти, и тогда не стоит удивляться, если символ будет погублен. Надо радоваться, если оппозиционеры повязывают белую ленточку вместе с георгиевской - символ выполняет свою общенациональную роль.

Государство должно участвовать в продвижении этого символа только опосредованно. Сквозной потенциал символа надо актуализировать – и сделать ленточку символом памяти всех погибших за Родину на полях сражений, не только ВОВ.

Календарь памяти

На сегодня он практически отсутствует. Нужен годовой календарь с 4–5 постоянными датами и соответствующий церемониал для участия первых лиц.

9 мая – понятно.

Память о Первой мировой войне слаба, поэтому запустить процесс коммеморации и символического использования как отдельной темы трудно. Можно это сделать через привязку к общему дню памяти погибших за Родину, и создать соответствующий мемориал в Москве. Тогда ВОВ встраивается в длинный ряд, и паровозом тянет его за собой. Соответствующие речи, поминающие всю цепочку событий от Куликова поля до Сталинграда. Это даже на плакатах военного периода было – но забыто.

День памяти погибших за Родину, с участием представителей всех политических сил и представителей конфессий в единой церемонии (см. британский Кенотаф) – утверждение идеи общей истории. Вся церемония, включая процессию от Храма Христа Спасителя к вечному огню в Александровском саду, показывается на ТВ (альтернатива – проводить такую церемонию на Поклонной горе).

День памяти жертв политических катаклизмов ХХ века (гражданская война (поминаем и красных!!!), репрессии, коллективизация, депортации и т.д.) Более общий, чем день памяти жертв политических репрессий, который нужно оставить. Общий день памяти – это правильно по сути, в ХХ в СССР убивали и морально калечили всех. Общий день памяти вовлекает практически всех, а не только пострадавших в 1937–1938 годы. Нужен соответствующий музей и мемориал в Москве, где церемония с участием президента проходила бы каждый год. Национальный Мемориал памяти жертв политических репрессий и гражданской войны должен стать местом церемонии памяти, с участием первых лиц государства и потомков всех тех групп, которые становились на разных этапах жертвами специфических репрессий – от раскулаченных крестьян, репрессированных священнослужителей разных конфессий и изгнанных дворян, диссидентов до этнических групп, ставших мишенью «национальных операций» НКВД и депортаций. Совместное поминовение как акт единства нации в скорби.

Наконец, необходимо решить, о чем День народного единства, и создать соответствующий церемониал: Центр – Красная Площадь, памятник Минину и Пожарскому.

Сегодня День народного единства – символ упущенной инициативы в политике памяти, самое значимое событие – Русский марш. Возможно, эту дату следует переименовать именно в День памяти жертв ХХ века и народного единства. Тем более, что и сейчас День народного единства связан (правда, не очень понятным образом) с окончанием смуты – гражданской войны.

Возможно, стоит также ввести день местного самоуправления (в честь земской и городской реформ 1864 и 1870 гг.) – с соответствующими речами и конференциями. Иначе получается, что у нас царь - освободитель, потому что крестьян отпустил на волю, и только. На сегодня - не слишком актуально. А подъем местного самоуправления, видимо, самая насущная политическая цель.

В целом такой календарь, дополненный юбилейными датами общероссийского и местного масштаба, с продуманным церемониалом и речами делает политику памяти важным постоянным элементом публичного пространства.

Дополнительные ресурсы символической политики.

1   Огромный потенциал - открытие основной части Кремля для публики.
2  Перезахоронение Ленина.

3 Ведомственные праздники связываются с датой создания не их советских предшественников, а российских предшественников. ФСБ - не от ЧК, а от тайной канцелярии Петра.

4 Воссоздание Преображенского и Семеновского полков - очевидный положительный пример, который нужно множить.

5 Надо продолжить переименование улиц. Обязательно после общественного обсуждения, по решению органов муниципального самоуправления. У нас десятки улиц не только носят имена отъявленных палачей, но и просто не имеют никакой смысловой нагрузки - сотни улиц имени К.Либкнехта и Р.Люксембург, а не, скажем, выдающихся российских деятелей.

Совет по внешней и оборонной политике. Стратегия ХХI.

Политика исторической Памяти как основа формирования коллективной идентичности и национального самосознания.

svop.ru

Добавьте свой комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: